Библейское богословие погребения


Библейское богословие погребения

В последнее время необычайно большое количество людей спрашивают меня, что Писание говорит о погребении в противовес кремации.

Поскольку я – не большой специалист в этой области, я не сразу пришел к выводу, что данный вопрос имеет больше экономический характер. Но вчера мне довелось пообщаться с одним владельцем похоронного бюро, который сказал мне: “Сейчас люди умирают не так, как раньше”. Я сразу же подумал: “Он вряд ли имеет в виду количество смертей”. И сразу пришла следующая мысль: “Он имеет в виду, что люди чаще делают выбор в пользу кремации по экономическим соображениям”. Как оказалось, я был абсолютно прав. Выбирая кремацию, вы и платите меньше, и даже можете рассчитывать на скидку. Однако остается вопрос: что Писание говорит (если вообще говорит) о погребении? Найденные мною ответы могут вас удивить.

Наиболее раннее библейское упоминание о погребении имеет отношение к Аврааму и членам его семьи. Авраам получил от Бога обетования благословения и наследия, которые должны были исполниться благодаря приходу (в далеком будущем) Искупителя. Вообще Писание показывает, что все отношения Бога с Авраамом в той или иной степени содержали элемент искупления. Бог пообещал ему землю, однако (вопреки распространенному мнению) речь шла не просто о Ханаане, поскольку он так никогда и не унаследовал его. Аврааму были обещаны в действительности Новое небо и Новая земля – т.е. все благословения во Христе. Авраам и все его духовные потомки посредством праведности от веры унаследуют весь мир, всю землю (Рим. 4:13).

Повествование книги Бытие показывает нам, что Авраам от Ханаанской земли получил лишь крохотный кусочек – место для погребения. Там был похоронен он сам, его жена Сарра, а также Ревекка, Иаков и Лия (Быт. 23, 49:31). Таким образом, приобретение этого “семейного склепа” было на самом деле актом веры. Авраам надеялся на обещанное Богом телесное воскресение. С. Деграфф точно уловил богословский смысл этого события, когда писал:

“Следует отметить, что в главе 23 Авраам сразу же говорит “моя умершая”, а хеттеи – “твоя умершая”. Он продолжает считать ее “своей”, верой беря ту истину, что однажды она воскреснет. Так и мы продолжаем считать “своими” тех дорогих нам людей, которые умерли во Христе. Аврааму нравилась не просто душа Сарры, но и ее земная внешность. Он хотел, чтобы когда-то она снова предстала перед ним в своем обычном виде. Вот почему он захотел похоронить ее в населенном месте (на частном участке), а не где-то в дикой степи. Для верующих могила – это не просто символ уничижения тела, его гибели, но и память о тех, кто жил с нами, и кто однажды получит это же – но уже прославленное – тело. Таким образом, Авраам потому похоронил Сарру, что верил в воскресение мертвых. Для него могила жены была своего рода гарантией, что однажды “его семя” унаследует эту землю и будет владеть ею вечно, что однажды Сарра и все ее дети получат там новые, прославленные тела. Тропа, ведущая к вечному наследию, все еще лежит через смерть. Поэтому Авраам на своем пути не пытался избегнуть смерти – этого момента, когда мы отдаем все, чтобы получить все. Этим путем, которым шествуют все верующие (включая Авраама и Сарру), прошел когда-то и Сам Христос. Он претерпел смерть, чтобы получить вечное наследие”.

Надежда на телесное воскресенье также просматривается в завещании Иосифа перенести его кости в Обетованную землю (Быт. 20:25; Евр. 11:22), когда сыны Израилевы вернутся из Египта (это произошло через 400 лет). Какой был смысл “переносить” кости Иосифа из Египта в Обетованную землю? Разве ему, мертвому, будет не все равно? Но Иосиф учил своих братьев, что существует “более великая обетованная земля”, которую он унаследует после воскресения души и тела, – Новая земля и Новое небо. То, что автор Послания к евреям говорил об Аврааме, Исааке и Иакове, он относит и к Иосифу:

“Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет. Верою обитал он на земле обетованной, как на чужой, и жил в шатрах с Исааком и Иаковом, сонаследниками того же обетования; ибо он ожидал города, имеющего основание, которого художник и строитель Бог. Верою и сама Сарра (будучи неплодна) получила силу к принятию семени, и не по времени возраста родила, ибо знала, что верен Обещавший. И потому от одного, и притом омертвелого, родилось так много, как много звезд на небе и как бесчислен песок на берегу морском. Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества. И если бы они в мыслях имели то отечество, из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город” (Евр. 11:8-16).

Погребение

Погребение также представлено как акт веры в еврейской похоронной практике, как это мы видим в евангелиях. Возможно, наиболее поучительным примером (не считая погребения нашего Господа) является история смерти и воскресения Лазаря.

Когда Иисус пришел в селение Марии и Марфы, похоронивших своего брата, то сказал Марфе: “Воскреснет брат твой”. На что убитая горем женщина возразила: “Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день”. Тогда Иисус, исправляя ее неправильное о Нем представление, заявил: “Я есмь воскресение и жизнь”. Суть же в том, что Мария и Марфа погребли своего брата надлежащим образом (набальзамировали и положили в пещеру) в надежде на воскресение “в последний день”.

Наиболее значительным из всех погребений, записанных в Библии, является погребение Самого нашего Господа. Дух Христов предрек через псалмопевца, что Его тело “не увидит тления” (Пс. 15:10-11; Деян. 2:22-39). Это было результатом Его уникальности – Он был Святым Богом. Когда Иоанн пишет, что Никодим принес “около ста литров специй”, то намекает этим, что Бог таким образом сохранял тело нашего Господа для воскресения. Также и пророк Исаия предрек, что наш Господь будет “погребен у богатого, потому что не сделал греха, и не было лжи в устах Его” (Ис. 53:9). В ином случае тело Христа было бы брошено на свалку с трупами двух других распятых разбойников и, скорее всего, было бы сожжено. Сожжение тела было знаком позора и суда. В Ветхом Завете Бог часто являл Свой карающий суд над нечестивыми посредством поядающего огня (Лев. 10:1-2; Чис. 11:1; 16:35; Втор 32:21-24 и т.д.). Иисус был святым, поэтому Его телу было предоставлено достойное погребение.

Погребение Иисуса также указывает на то, что наши грехи удалены от Божьего присутствия. Мы, подобно Иисусу, умерли, были погребены и духовно воскресли. Погребение Иисуса является одним из самых недооцениваемых историко-искупительных аспектов нашего спасения. Ведь оно символизирует удаление всех наших грехов от лица святого Бога, а также является основой нашей надежды на телесное воскресение в последний день. Таким образом, выбирая погребение, мы тем самым выказываем единство с нашим Господом. Не следует забывать об этом.

Уместно также отметить, что первому новозаветному мученику за Христа также было предоставлено почетное погребение. Написано: “Стефана же погребли мужи благоговейные, и сделали великий плач по нем” (Деян. 8:2). Это означает, что погребение является не только ветхозаветным историко-искупительным актом, но и практикой новозаветных святых. Характерна также новозаветная терминология, описывающая смерть святых как буквально “спящих во Христе”. Речь не идет о том, что они в действительности “не умерли”, и не следует примешивать сюда ложную концепцию “сна души”. Скорее, это следует понимать следующим образом: в глазах Бога почившие братья и сестры – словно спящие, и однажды они пробудятся, т.е. воскреснут. Таким образом, погребение символизирует надежду на вечную жизнь. И, практикуя его, мы в какой-то мере свидетельствуем об этой надежде.

История оставила нам огромное количество примеров того, что святые усматривали в погребении акт веры. Это проявлялось и в том, что было написано на надгробной плите, и даже в том, какое выбиралось для погребения место. Одним из наиболее ярких таких примеров является место погребения двух великих шотландских богословов 17 века – Сэмюэла Руттерфорда и Томаса Халибуртона. Оба были похоронены рядом на кладбище церкви Святого Андрея (Шотландия). По прошествии многих лет их могилы несколько “придвинулись” друг к другу, что дало повод некоторым увидеть в этом некий символизм: оба словно держат друг друга за руку в ожидании явления Господа Иисуса с небес.

Итак, если коротко, погребение тела верующего является в самом прямом смысле великим актом веры. И мы должны им пользоваться. Что бы там ни говорилось в дискуссиях на тему “погребение или кремация”, мы точно знаем: погребение неотделимо от церковной практики в историческом аспекте. На протяжении многих веков новозаветной эры тысячи церквей предпочитали иметь свои собственные места захоронения. Такие церковные кладбища служили цели напоминания. Это было видимым свидетельством, что погребенные там христиане когда-то служили Богу и теперь ожидают воскресения. Кости этих верующих покоятся в земле, словно в ожидании “пробуждения”. Хотя в Писании нигде не утверждается, что кремация – это грех, Библия дает нам достаточно оснований усматривать в погребении великий акт веры. А всякая демонстрация веры – это то, чему мы должны следовать, и что мы должны любить. Пусть же Бог благодатью Своею побуждает нас учиться у тех великих христиан, которые прошли свой путь до нас.

Автор статьи: Ник Бацик

Голос Истины по материалам AllianceNet

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>