Благовествование – это больше, чем молитва «по образцу»

Благовествование – это больше, чем молитва «по образцу»

photo — peasap

Поделиться своей верой с другими значит гораздо больше, чем завершить разговор «Молитвой Грешника».

Я вырос на Юге в период заката эры Билли Грэма, его знаменитых крусейдов и духовного пробуждения. Как консервативный евангельский христианин, я привык к массовым покаяниям и постоянным призывам пастора выйти вперёд для публичного покаяния. Из-за частого исполнения гимна «Как я есть, Господь, прими», я мог спеть его даже, если б меня разбудили среди ночи.

Одним из важных пунктов во всём этом была «Молитва грешника», буквально 90-100 слов каждое воскресенье и на каждой молодёжной встрече. В начале молитвы человек обязательно должен признать свой грех, а закончить тем, чтобы попросить Иисуса войти в его сердце. Помню, как я молился этой молитвой постоянно, раз сто как минимум. Это стало для меня настоящим священнодействием, средством для получения особой порции Божьей благодати. Это была самая настоящая формула веры. Когда я боялся или сомневался, я проговаривал формулу как заклинание, чувствовал себя при этом намного лучше, и жил дальше.

Эта же молитва была моей главной картой во время благовествования. Несмотря на то, что я – интроверт, и очень застенчив, я поставил перед собой цель – довести каждый разговор о вере и спасении до этого чудесного бормотания слов «Молитвы грешника», дабы я мог точно сказать потом, что «я привёл человека ко Христу».

Даже в церкви еженедельно озвучивали цифры – количество спасённых за неделю, месяц, год. Успех каждого мероприятия оценивался по количеству помолившихся той самой молитвой. Проблема была только в одном: не все, кому я благовествовал, молились этой молитвой. А те, кто всё-таки произносил эти заветные слова, включая меня самого, жили совсем не так, как следовало бы. Для многих из нас «молитва грешника» была ни чем иным, как приятной мелодией для ушей.

Большую часть своей сознательной молодости в качестве христианина я провёл в твёрдой уверенности, что у меня две главные задачи в благовествовании: рассказать о вере и обратить в веру. Когда мне удавалось выполнить лишь первую из них, а со второй возникали проблемы, то я жутко расстраивался. Свою духовность я измерял исключительно количеством произнесённых молитв.

Когда же я наконец понял, что ответственность за спасение других лежит не на мне, трудно было описать словами захлестнувшие меня чувства.

Каждый из нас, кто считает себя христианином, берёт на себя роль благовестника в той или иной степени. Благовествование – это провозглашение любви Бога с помощью Евангелия Христа для тех, кто нуждается в искуплении. Но при этом мы легко разочаровываемся, если человек не сразу кается, то есть когда мы не видим мгновенного результата. Дабы избежать этого, советую вам всегда помнить о следующих трёх фактах жизни:

Культурная действительность

Мы живём в культуре мгновенного удовлетворения желаний и потребностей. Не будем отрицать этот факт. Ценность любого бизнеса в его доходах; успех политика – если его избрали; слава актёра – награды; жизнь удалась, если есть, что вспомнить. Зайдите в любой книжный магазин – вряд ли вы найдёте там много книг с биографией простого, ничем не выдающегося человека. К слову сказать, мой книжный бизнес тоже потихоньку хиреет, поскольку он больше не может предложить своим читателям оправдывающие их затраты книжные лакомства.

Тенденция находить смысл во всех успехах несомненно присуща всем людям на планете, и уходит корнями аж в сам Эдемский сад. Первое убийство было совершено из-за несбывшихся надежд и ожиданий яркого успеха (Бытие 4). Приношение одного из братьев не возымело должного результата. Когда по вере Авель принёс Богу более угодную Ему жертву, его брат Каин, не желая мириться и жить в мире, где кто-то другой стал успешнее его, убил своего брата, тем самым убрав с дороги конкурента. Он следовал формуле: собрал приношение, отдал Богу, получил одобрение с Его стороны.

Но успех не сопутствовал ему. Каин был проклят: ему пришлось скитаться по земле, быть изгнанником за своё эгоистичное желание быть успешным в глазах людей. Атмосфера конкуренции и постоянное  желание найти свою ценность в успехе – главная действительность нашей культуры.

Наша личная действительность

Все мы были рождены для жизни Каина – скитаться по земле, и каждый раз бороться с желанием свести всю веру к простой формуле успеха. А еще с желанием всё держать под контролем, встречаться с Богом на наших условиях – всё это мы тоже унаследовали от Каина. Мы придумываем способ, сочиняем молитву, люди ею молятся, и Бог доволен. 1+1=2. Легче, и, если честно, лучше удовлетворяет – мы контролируем процесс, и отдыхаем на своих лаврах.

Наша личная действительность состоит в том, что мы хотим контролировать всем, и чтобы Бог обязательно оценил наши усилия. Внешне мы прославляем Бога, но внутри себя гордимся собой и радуемся своему успеху вместо того, чтобы гордиться Своим Спасителем.

Молитва Грешника – вещь неплохая сама по себе. Но мы должны следить за тем, чтобы доверять не способам спасения, а личности, стоящей за спасением.

Действительность нашего Бога

Богу не нужно ассистировать в деле благовествования. Этот Бог написал Свой закон в сердцах людей. Он может взять и явить славу Свою на любой горной вершине, и сделать так, что человек откроет сердце навстречу невиданной красоте небес. Однако, по благодати и провидению Божьему, мы можем лишь взывать к Нему, когда мы верим в то, что услышали, а услышим мы только, если кто-то расскажет нам (Рим. 10:14).

Мы испытаем огромную свободу и облегчение, когда осознаем, что вера – это не результат нашей работы, а результат Божьей благодати. Вера – это не формула, которой надо следовать; это дар Отца. В Иоанна 6:44 записаны следующие слова Иисуса: «Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня…». Дух Божий приводит нас к Богу из сострадания, а не за наши заслуги; и мы начинаем верить по Его благодати, а не по нашим молитвам.

Эта божественная действительность, а не формула, и должна ободрять нас во время благовествования. Мы свободны от бремени веры по расчёту, нам дана весть о надежде и любви для нуждающихся в ней. Павел пишет в 1-м Коринфянам 2:4-5, что «И слово мое и проповедь моя не в убедительных словах человеческой мудрости, но в явлении духа и силы, чтобы вера ваша утверждалась не на мудрости человеческой, но на силе Божией». Он написал так для того, чтобы вера христианина опиралась не на мудрость человеческую, но на силу Божью.

Наш портал в Facebook:

Когда мы перестанем полагаться на способы благовествования, мы начнём видеть настоящие чудеса благодати, которые происходят всякий раз, как человек приходит ко Христу.

Должны ли мы рассказывать людям о своей вере? Да. Должны ли мы молиться? Конечно. Просто помните, что надо полагаться не на мудрость человеческую, а на силу Божью.

Дрю Гриффин / hristiane.ru

Мы в Telegram, подписывайтесь:

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>