Что делать при прокурорских проверках по «закону Яровой»?

Что делать при прокурорских проверках по "закону Яровой"?

Из некоторых регионов стала поступать информация о прокурорских проверках, связанных с проверкой исполнения положения №374-ФЗ, во время которых происходит примерно следующая картина:

Силовики перекрывают входы и выходы помещения, где происходит богослужение и никого не выпускают пока не получают персональные данные всех присутствующих. Сами по себе действия спорные, но в свете борьбы с терроризмом могут быть и оправданными. «Оперативную информацию», которой владеют (или не владеют) правоохранительные органы оспорить сложно, потому что мы не знаем о ней.

Далее следуют требования предоставить СПИСКИ ЧЛЕНОВ МРО, на том основании, что если в Уставе МРО имеется положение о членстве,то должны быть заявления или какой-то документ подтверждающий членство присутствующих на богослужении, иначе ПРОИСХОДИТ МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ. А в договоре аренды помещения якобы должно быть прописано помимо проведения религиозного мероприятия ещё и осуществление МРО миссионерской деятельности.

Что делать?

По пунктам:

1. Не оказываем сопротивления представителям правоохранительным органам
2. Представляемся для идентификации личности (это законные требования)
3. Можем воспользоваться положением статьи 51 Конституции РФ и ничего кроме своего имени не сообщать (это законно). На данном этапе — давать объяснение, ваше право, а не обязанность.
4. Достаем «ЛИНЕЙКУ РЯХОВСКОГО» и «измеряем» произошедшее, чтобы прежде всего самим дать правильную юридическую оценку:

Согласно п. ст.24.1 Федерального закона от 06.07.2016 N 374-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» («Закон Яровой»):

Миссионерской деятельностью в целях настоящего Федерального закона признается деятельность религиозного объединения, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, осуществляемая непосредственно религиозными объединениями либо уполномоченными ими гражданами и (или) юридическими лицами публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, по нашей ЛИНЕЙКЕ МИССИОНЕРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ДОЛЖНА ОТВЕЧАТЬ СЛЕДУЮЩИМ КРИТЕРИЯМ:

1) это деятельность религиозного объединения;
2) это деятельность уполномоченных лиц религиозного объединения;
3) во время этой деятельности происходит публичное распространение информации о вероучении религиозного объединения;
4) информация распространяется среди лиц, не являющихся членами (ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМИ) религиозного объединения;
5) информация распространяется с целью вовлечения посторонних лиц в деятельность религиозного объединения.

Что такое «Линейка Ряховского»?

Прежде всего, необходимо разобраться с терминами «Закона Яровой». Вообще точность формулировок — не самая сильная сторона российского законодателя, а в случае с «Законом Озерова-Яровой» имело место быть сочетание факторов некомпетентности и поспешности принятия нормативно-правового акта. Однако, это закон, и мы должны исходить из содержания его текста и буквы, чтобы разобраться в его требованиях и выработать приемлемое правовое поведение.

Пункт 1 Статьи 6. Религиозные объединения федерального закона от 26.09.1997 N 125-ФЗ (ред. от 30.03.2016) «О свободе совести и о религиозных объединениях», признает религиозным объединением в Российской Федерации добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры и обладающее соответствующими этой цели признаками: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей.

Новый закон, вопреки возникшей неосновательно панике, не «запрещает миссионерскую деятельность», а открывает ее понятие в рамках существующего определения «распространение веры». То есть, фактически, вводится еще один признак религиозного объединения – наличие миссионерской деятельности, как реализации права на распространение веры. И в этой связи, конечно же, закон не «запрещает миссионерскую деятельность», так как последнее означало бы фактически запрет на деятельность религиозного объединения, одной из целей которого является как раз распространение своей веры. Новый закон лишь регламентирует право на миссионерскую деятельность.

В этой связи, первым, что необходимо сделать, – это разобраться, так что же такое миссионерская деятельность?

Существует разные уровни значения и понимания этого словосочетания, среди которых можно выделить значение и понимание в рамках культуры протестантизма и в рамках юридической терминологии. И на разных уровнях это не синонимичное понятие. Для протестанта такие понятия как проповедь Евангелия, евангелизация, миссия (церкви и личная), свидетельствование о своей вере (о Христе, истине и т.д.) являются фактически синонимами и центральными аспектами их веры. Верить во Христа и свидетельствовать о Нем – это неотделимые понятия. Нельзя верить и не свидетельствовать. Последнее будет свидетельствовать как раз об отсутствии веры, ведь евангельский текст однозначно предупреждает верующего: «Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами». (Марка 8:38). В обыденном правосознании типичного протестанта миссионерская деятельность – это все, что он делает, когда индивидуально или в группе единоверцев распространяет Евангелие Иисуса Христа.

Однако, нас интересует не обыденное, а юридическое значение словосочетания «миссионерская деятельность», которое отличается от первого и складывается из буквального прочтения предложенной законодателем нормы.

Сразу же после подписания закона Президентом Российской Федерации на рабочем совещании совместно с главами юридических департаментов протестантских союзов 11 июля 2016 г. В.В.Ряховский обозначил главный принцип, по которому граждане безошибочно смогут определить являются ли то или иное событие, та или иная деятельность миссионерскими. Если же что-то миссионерской деятельностью не является, значит, и ответственности за его нарушение не возникает.

Предлагаемая законодателем формулировка миссионерской деятельности предполагает совокупность 5-ти элементов, в отсутствие которых (или хотя бы одного из которых) деятельность миссионерской считаться не может, и, соответственно, будет отсутствовать состав административного правонарушения:

1) это деятельность религиозных объединений;
2) это деятельность уполномоченных лиц религиозного объединения;
3) во время этой деятельности происходит публичное распространение информации о вероучении религиозного объединения;
4) информация распространяется среди лиц, не являющихся членами религиозного объединения;
5) информация распространяется с целью вовлечения посторонних лиц в деятельность религиозного объединения.

Между собой юристы уже назвали эти 5 пунктов «линейкой Ряховского», которой можно измерить любую форму реализации свободы вероисповедания для определения наличия или отсутствия миссионерской деятельности в целях принятого закона. «Линейка Ряховского» сразу же была растиражирована в СМИ и социальных сетях. Так, епископ К.В. Бендас озвучил ее в своих обращениях к религиозным объединениям, содействуя таким образом популяризации деятельности «Славянского правового центра», сняв первоначальное напряжение и уменьшив панические настроения.

Правовая позиция, высказанная «Славянским правовым центром», нашла свой отклик и подтверждение в интерпретации положений закона Управлением Президента РФ, озвученной в массовых ответах на обращения граждан, в которых, в частности, говорилось:

«Сообщаем, что Федеральным законом от 6 июля 2016 г. №374-Ф3 «О внесении изменений в Федеральный закон «О противодействии терроризму» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (далее — Федеральный закон) закрепляется определение миссионерской деятельности, под которой понимается деятельность религиозного объединения, во-первых, направленная на распространение информации о своем вероучении среди лиц, не являющихся участниками (членами, последователями) данного религиозного объединения, во-вторых, осуществляемая в целях вовлечения указанных лиц в состав участников (членов, последователей) религиозного объединения, в-третьих, осуществляемая публично, при помощи средств массовой информации, информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» либо другими законными способами.

Таким образом, для миссионерской деятельности характерна совокупность указанных признаков. Деятельность религиозных объединений, не содержащая их, не может рассматриваться как миссионерская, следовательно, на нее не распространяются ограничения, установленные Федеральным законом в отношении миссионерской деятельности».

В приведенном ниже анализе положений нового закона есть и ответы на вопросы, поступившие в ходе вебинара, в которых мы также пытаемся спрогнозировать возможные варианты применения закона. Будет использован метод наложения «линейки Ряховского» на правоотношения, возникающие в ходе реализации свободы вероисповедания, для определения степени рисков и выработки модели правильного поведения.

Будут ли у религиозных объединений и верующих граждан сложности в процессе применения нового закона? Скорее всего будут, и связано это как с несовершенством самого закона, так и с тем, что рядовой правоприменитель не будет обладать достаточной компетенцией в правильной интерпретации воли законодателя в свете Конституционных прав и свобод граждан.

Именно для этого «Славянский правовой центр» вырабатывает общую позицию, руководствуясь которой религиозные объединения и верующие граждане смогут эффективно отстаивать свою позицию.

Еще одной формой защиты прав будет являться суд, в котором адвокаты «Славянского правового центра» будут отстаивать интересы, конституционные права и свободы граждан и религиозных объединений.

А как быть с обычными прихожанами?

Согласно Уставу большинства МРО в РФ предусмотрено членство. Членство предполагает фиксацию (заявление о приеме, исключение, участие в голосовании и т.д.)

Существуют обязательные 10 членов, которые сдали свои данные при регистрации МРО. Вот они 100% члены, которых вы и так уже «показали», и не делать этого далее просто не разумно.

Вопрос с остальными — уже их личное дело. Хотят — пусть оформляют членство… Но важно помнить два важных принципа при принятии решений:

а) самыми устойчивыми являются простые системы;
б) «заяц вполне может обойтись без бокового кармана».

И важно помнить, что требовать с религиозной организации отчета в ее законной деятельности (в частности исполнения Устава) возможно, а вот требовать от гражданина предоставить личную и семейную тайну — не законно.

Потому что такая информация, которая является конфиденциальной информацией, видом религиозной тайны в части отношения к собственной религиозной принадлежности, защищается законом:

— статьи 23 и 24 Конституции РФ в части гарантии права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны;
— статья 28 Конституции РФ, в части права каждого свободно выбирать религиозные убеждения или не исповедовать никакой религии;
— пункт 5 статьи 3 Федерального закона РФ от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. От 02.07.2013) «О свободе совести и о религиозных объединениях» в части права не сообщать о своем отношении к религии;
— статья 6 Федерального закона от 03.04.1995 № 40-ФЗ (в ред. от 28.06.2014) «О Федеральной службе безопасности» в части запрета сообщать органам федеральной службы безопасности полученные ими сведения о частной жизни кому бы то ни было без добровольного согласия гражданина, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами;
— подпункт 7 пункта 1 статьи 15, подпункт 9 пункта 1 и пункт 3 статьи 17 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в части запрета на разглашение сведений, составляющих государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, а также сведения, ставшие известными в связи с исполнением должностных обязанностей гражданским служащим, в том числе сведения, касающиеся частной жизни и здоровья граждан или затрагивающие их честь и достоинство;
— подпункт 3 пункта 1 статьи 42 Федерального закона от 27.07.2004 № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в части запрета обрабатывать и приобщать к личному делу гражданского служащего персональные данные о его религиозных убеждениях;
— подпункт 8 пункта 1 и пункт 3 статьи 14 пункт 2 статьи 29 Федерального закона от 02.03.2007 N 25-ФЗ (в ред. от 04.03.2014) «О муниципальной службе в Российской Федерации» в части запрета разглашать или использовать в целях, не связанных с муниципальной службой, сведения, отнесенные в соответствии с федеральными законами к сведениям конфиденциального характера,в том числе после увольнения с муниципальной службы, а также ограничения на сбор и хранение информации о личной религиозной тайне муниципального служащего;
— подпункт 7 пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 21.07.1997 № 114-ФЗ (в ред. от 25.11.2013) «О службе в таможенных органах Российской Федерации» в части обязанности сотрудника таможенного органа хранения государственной и иной охраняемую законом тайны, а также не разглашение ставшие известными в связи с исполнением должностных обязанностей сведений, в том числе затрагивающие частную жизнь, честь и достоинство граждан;
— пункт 1 статьи 40.4.Федерального закона от 17.01.1992 № 2202-1 (в ред. от 21.07.2014) «О прокуратуре Российской Федерации» в части обязанности прокурора строго хранить государственную и иную охраняемую законом тайну;
— пункт 5 статьи 86 Трудового кодекса РФ в части запрета работодателю получать и обрабатывать персональные данные работника о его членстве в общественных объединениях.
— подпункт 2 пункта 1 статьи 152.1 Гражданского кодекса РФ «Охрана изображения гражданина» и статья 152.2 «Охрана частной жизни гражданина» Гражданского кодекса РФ в части запрета без согласия гражданина сбора любой информации о личной и семейной жизни;
— пункт 3 статьи 25 Федеральному закону от 22.10.2004 № 125-ФЗ «Об архивном деле в Российской Федерации» в части ограничения на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни на срок 75 лет со дня создания указанных документов.

Участие в мероприятиях МРО не являются закрытыми и их могут посещать и не члены.

Законодатель в п.1 ст.24.1 Федерального закона от 06.07.2016 N 374-ФЗ («Закон Яровой») указал нам, что миссионерская деятельность подразумевает распространение
информации о вероучении религиозного объединения среди лиц, не являющихся членами или ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМИ…

Никто не мешает всем остальным (не 10-ти, которые и так записаны в ЕГРЮЛ при регистрации) быть просто ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМИ…

Российский закон и Устав МРО не предусматривает оформления «последовательности» :-)

Поэтому, на вопрос кто вы и что вы делаете на богослужении, ваши люди могут честно отвечать, что они ПОСЛЕДОВАТЕЛИ УЧЕНИЯ МРО.

Кроме того, можно (и нужно) задать вопрос сотрудникам прокуратур и правоохранительных органов: законно ли их требование узнать информацию, относящуюся к личной, семейной тайне, так как гражданин не обязан сообщать о своем отношении к религии, что гарантировано статьями 23 и 24 Конституции РФ в части гарантии права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны; статьей 28 Конституции РФ, в части права каждого свободно выбирать религиозные убеждения или не исповедовать никакой религии и пунктом 5 статьи 3 Федерального закона РФ от 26.09.1997 № 125-ФЗ (ред. От 02.07.2013) «О свободе совести и о религиозных объединениях» в части права не сообщать о своем отношении к религии.

5. В составляемом акте (протоколе) руководитель МРО должен написать сакраментальную фразу:

«С изложенным в протоколе категорически не согласен.все обвинения и сделанные выводы считаю не обоснованными и не законными.Свою позицию изложу дополнительно в письменном виде после консультации с адвокатом».

Другие лица (не руководитель МРО) в объяснении (если вы не решили воспользоваться положением ст. 51 Конституции РФ) в объяснении могут сообщить следующее:

«С изложенным в протоколе категорически не согласен.Я являюсь ПОСЛЕДОВАТЕЛЕМ такой-то МРО, однако считаю не обоснованными и не законными попытку получить у меня информацию, относящуюся к моей личной, семейной тайне и моем отношении к религии, что нарушает мои конституционные права «.

6. Важно получить от правоохранительных органов ПИСЬМЕННОЕ ПРЕДПИСАНИЕ, в котором должны быть указаны предъявляемые претензии и требования совершения определенных действий. Не платить никаких штрафов сразу (что будет свидетельствовать о признании вины). Не передавать никаких документов сразу (сославшись на необходимость их подготовить). Все срочно отсканировать и передать в «Славянский правовой центр» с описанием ситуации, где вами оперативно займутся и помогут найти оптимальное решение.

Посылать для оперативности можно непосредственно на мой адрес: [email protected]

В экстренном случае можно звонить 8-909-935-82-78

Надеюсь, это была полезная информация!

Наш портал в Facebook:

Ваш христианский адвокат,
Константин Андреев

Получить методические рекомендации по применению положений № 374-ФЗ можно также, направив заявку на адрес СПЦ или непосредственно [email protected]

Источник — baznica.info

Подписывайтесь на наш канал в Telegram - @ieshuaorg

Подписаться на ieshua.org: 


1 комментарий

  1. Алевтина:

    Никто не призывает противиться власти, но отстаивать свои права законными путями — это нормально

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>