Что, если мне никогда не станет лучше?

Что, если мне никогда не станет лучше?

Как не нужно утешать страдающих людей

Я позвонила ей, когда услышала новость: у её мужа рак.

Когда врачи впервые обнаружили нарушения, их это не насторожило. Вероятно, беспокоиться было не о чем. Но на всякий случай они решили сдать анализы. Несмотря на ожидания, они оказались положительными. Опухоль была злокачественной.

Она столкнулась с соседкой вскоре после получения диагноза. Соседка посочувствовала, но тут же отмахнулась от её страхов — бесчисленное множество людей заболевают раком и, в конечном итоге, живут долгой и здоровой жизнью. Не нужно беспокоиться. Всё будет хорошо.

Откуда соседка могла это знать? А что, если бы с её мужем случилось что-то плохое?

Эта встреча оставила у моей подруги чувство недопонимания и того, словно её переживания ничего не стоили. Соседка не может знать, чем всё закончится. Никто не знает. Поспешное успокоение и ободрение оставляли лишь ощущение пустоты в сердце моей подруги. Ей не нужны были слова типа: «Не волнуйся, все будет хорошо». Такая поддержка не основана на истинном положении дел. Она просто уводит взгляд от тяжелых вещей.

Приукрашенное утешение

А вообще, почему мы предлагаем людям такое ободрение? Я тоже поступала так, и виновата в этом не меньше, чем все остальные. Интересно, почему мы поступаем именно так, когда скорбь подступает к нашим дверям? Возможно, мы хотим, чтобы наши друзья сразу же почувствовали себя лучше. Даже если утешение временное, мы хотим, чтобы они двигались дальше, а не зацикливались на негативе. Где-то подсознательно мы также верим, что Бог будет более прославлен в исцелении и целостности, чем в болезни и сломленности.

Является ли утешение, которое мы предлагаем в такие моменты, истинным? Полезно ли слушать людей, чьи истории имели благоприятный исход? Или цитировать обнадеживающую статистику выздоровевших? Действительно ли обнадеживает то, что 70% людей выздоравливают, а 30% — нет? Наше утешение основано на предположении, что мы войдем в большинство?

better2

Это единственный вид утешения и ободрения, который может дать этот мир. К сожалению, именно так многие верующие пытаются утешить людей, переживающих страдания. Люди уверяли меня, что Бог сильнее всего прославится в исцелении моего малыша. Кроме того, 80% операций кардиохирурга, который его оперировал, были успешными. Не волнуйся, всё будет хорошо.

Когда мой сын умер в двухмесячном возрасте, Бог прославился иначе.

Что если я никогда не исцелюсь?

Когда мне впервые поставили диагноз «постполиомиелитный синдром», друзья были уверены, что моё физическое состояние не ухудшится. Я одержу победу, и это прославит Бога. Но спустя годы после начала проявления болезни, я поняла, что смогу прославлять Бога, даже если мое тело не будет исцелено.

Когда мой бывший муж ушел, мне рассказывали прославляющие Бога истории о восстановлении браков. Они были уверены, что моя история будет именно такой. Затем я узнала, что Бог все еще может быть прославлен после душераздирающего развода, которого я так не хотела.

Когда люди продолжают уверять меня, что все закончится хорошо, у меня возникает такое чувство, что боль отпускает. Моя подруга чувствовала то же самое, когда её постоянно «подбадривали». Она желала истинного утешения. Утешения, которое будет поддерживать её вне зависимости от результата. Утешения, которое не будет изменяться или исчезать по мере того, как разворачиваются жизненные события. Утешения, которое бы не было основано на самоуспокоении и принятии желаемого за действительное.

Тогда она рассказала мне, где нашла настоящее утешение. Она вспомнила Гейдельбергский Катехизис, и пытаясь принять диагноз мужа, слова из него пришли ей на память. Они принесли ей целый поток утешения, особенно потому, что её муж тоже был верующим. Они обрели истинное утешение.

Наибольшее утешение, которое у нас есть

Когда она впервые запоминала катехизис, это были просто слова. Хорошее, здравое богословие. Отличная система взглядов о Боге. Теперь они стали источниками живой воды.

Я смутно помнила слова, когда она начала цитировать: «В чем ваше единственное упование в жизни и смерти?» Она остановилась и затем продолжила: «Мое единственное упование в том, что плотью и духом, в жизни и смерти я, раб Божий, не принадлежу самому себе, но Спасителю нашему, Иисусу Христу». Я была поражена силой этого простого утверждения. Самое большое утешение, которое мы можем иметь, — это знать, что мы принадлежим Иисусу. Что ничто не может отделить нас от Его любви или вырвать нас из Его рук. Наша жизнь теперь принадлежит Христу, и в смерти мы все равно будем принадлежать только Ему.

better3

Она продолжила: «Ибо Он драгоценной Кровью Своею сполна заплатил за все грехи мои и освободил меня от власти дьявола». Его драгоценная кровь искупила меня. Больше нет никакого неоплаченного долга перед Богом. И сатана не имеет власти надо мной, поэтому мне нечего бояться. Вот это и есть настоящее утешение.

Она продолжала говорить, произнося слова медленно и вдумчиво. Это были не просто слова. Каждая фраза была наполнена смыслом. Она продолжила: «Он хранит меня так, что ни волос с головы моей не упадет без воли Отца Небесного, и даже так, что все [происходящее со мною] должно служить моему спасению».

В этот момент я была готова расплакаться. Священное Писание переплеталось в каждой строчке и вилось так красиво, чтобы изобразить захватывающую дух картину утешения. Что бы ни случилось, Бог сохранит меня. Он знает каждую деталь моей жизни и каждый волосок на моей голове. Ничто не может произойти со мной вне Его суверенной воли. Всё, что происходит со мной, происходит для моего блага и славы Божьей.

Утешенная Претерпевшим

Почему я раньше не размышляла над этим пропитанным Писанием катехизисом? Эти слова, основанные на Писании, являются надежной гарантией для каждого верующего. Это вечные истины, основанные на вечных обетованиях Бога. Это настоящее утешение, и оно неизменно.

Она закончила такими словами: «Духом Своим Святым Он свидетельствует мне о жизни вечной, и готовит меня всем сердцем жить для Него». Поскольку мы уверены в вечной жизни на небесах, мы можем претерпеть всё что угодно в этой короткой и мимолетной жизни на земле. Когда мы знаем, что наша цель славна, мы можем радостно и охотно жить для Него, независимо от наших обстоятельств.

Когда моя подруга закончила читать катехизис, я словно утратила дар речи. Эти слова имели такую невероятную силу. Хотя это я позвонила ей, чтобы утешить её, именно она дала мне то утешение, которое получила от Господа.

Автор — Ванита Рендалл Риснер / © 2018 Desiring God Foundation. Website: desiringgod.org
Перевод — Оксана Бёрнс для ieshua.org

Последнее пожертвование: 6.12 (Россия)






Мы будем благодарны вам за пожертвование на развитие нашего служения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>