Что могут сделать церковь и родители, чтобы удержать молодежь?

Что могут сделать церковь и родители, чтобы удержать молодежь?

Майк Мэтьюз, редактор журнала «Ответы» (Answers) провел интервью с Элом Молером, президентом Южной баптистской теологической семинарии, на одну из самых животрепещущих для современной церкви тем: «Что мы делаем не так, из-за чего так много молодых людей к двадцатилетнему возрасту уходят из церкви? К каким спасительным средствам может прибегнуть церковь и родители?»

МАЙК: Согласно статистике, шесть из десяти детей, воспитывавшихся в консервативных церквях, уходят из церкви, достигая двадцатилетнего возраста. В чем, по Вашему мнению, заключается проблема?

Сценарий того, как современные молодые люди уходят из церкви, отличается от того, как это происходило в недавних поколениях, где это явление носило временный характер. Сейчас это постоянное отдаление от церкви и от истин христианства в жизнях миллионов молодых людей, воспитанных в наших церквях.

Нам известны критические точки, и их несложно понять: переход в старшую школу в возрасте 13-14 лет; выпуск из старшей школы в 17-18; выпуск из колледжа в возрасте около 22 лет. Это те моменты, когда молодые люди принимают важные решения. Реальность такова, что многие из них самоустраняются, и это свидетельствует о том, что они никогда не понимали, что означает быть верным учеником Господа Иисуса Христа, и не были по-настоящему посвящены этому.

Если мы понимаем всю важность мировоззрения, то становится очевидно, что их мировоззрение не было должным образом сформировано библейскими истинами настолько, чтобы они были способны выстоять в наплыве мирской культуры и противостоять соблазнам других окружающих их мировоззрений.

Мы живем в мире конкурирующих между собой стилей жизни, мировоззрений, ожиданий и представлений о том, какой должна быть «хорошая жизнь». Реальность состоит в том, что многие представители нашей молодежи просто переходят в культуру своих сверстников, а затем исчезают во всеобъемлющей мирской культуре.

МАЙК: Вы затронули вопрос мирской культуры. Возможно, церкви стоит изменить свою стратегию, осознав, что мы ведем борьбу с миром постмодернизма?

Знаете, сегодня вызов, стоящий перед нами в сфере апологетики, намного более сложен, чем когда-либо. Это правда, что мы живем в новую эпоху. Мы пытаемся понять, как ее можно назвать, и возможно, слово «постмодернизм» подойдет, как и многие другие термины. Постмодернизм, как идеологическое движение, особенно важен при рассмотрении этих вопросов, поскольку одной из его первостепенных догм является реальность истины.

Говоря о Евангелии Иисуса Христа, вы, напротив, говорите о Слове Божьем. Вы говорите об отношении Бога к нам так, как Бог говорит нам об этом в Своем Слове. И это совершенно несовместимо с релятивистским пониманием истины.

Однако на самом деле мы живем не в постмодернистскую эпоху. Мы просто пребываем в своего рода «постмодернистском настроении», поскольку мы до сих пор живем в мире, сформированном эпохой Просвещения. Многое из того, с чем мы сталкиваемся, например, в том, что касается споров в сфере науки и происхождения жизни; многое, из того, с чем мы сталкиваемся во время научных дебатов, и даже новый атеизм — многое из этого на самом деле не является постмодернизмом.

На самом деле все это старые споры, подводящие нас к вопросам о том, как мы можем наверняка знать о том, что произошло в прошлом на самом деле. Как мы можем знать, что Христос существовал на самом деле? Как мы можем наверняка знать о таких вещах? Это все старые вопросы эпохи Просвещения, и они звучат до сих пор.

Поэтому нам нужно быть достаточно изощренными, чтобы вести войну на двух фронтах. Я знаю, что есть родители, которые скажут: «И как мне это сделать?» Прежде всего, не в одиночку. Однако вы должны, по крайней мере, хоть немного знать, что происходит. Если вы посылаете своих детей в школы, вам следует иметь хоть какое-то представление о мировоззрении, которое им будут там прививать.

almohler2

МАЙК: Ну а что церковь делает неправильно в этой «войне»?

Я думаю, мы можем с легкостью диагностировать несколько проблем, которые крайне нуждаются в решении.

Проблема №1: Церкви слишком много всего делают для молодежи.

Я считаю, что церкви фактически усугубили эту проблему тем, что слишком много всего делают для молодежи. Идея церкви такова, что она стала центром развлечений и разных видов деятельности, забирающим детей от своих родителей и помещающим их в культуру сверстников. Да, это церковная культура сверстников, и вы очень беспокоитесь о том, чтобы дать детям правильные развлечения и занять их правильными видами деятельности. Но что происходит, когда все это устаревает?

Что происходит, когда они из этого вырастают? Что происходит, когда вдруг вы осознаете, что у них просто нет веры, знаний, убеждений и посвящения, на которое вы так надеялись?

Я считаю, что одна из проблем многих церквей заключается в том, что у них есть «молодежная программа». Молодежи нужно интегрироваться в систему общецерковной программы.

Я видел, как это работает, всего несколько лет назад, и это напомнило мне о том, что такое явление не распространено повсеместно. Я был в одной крупной церкви, пастором которой является один из моих близких друзей. Когда я разговаривал с ним, в дверь постучали; это был 16-летний парень. Он зашел в кабинет пастора. Очевидно, они были хорошо знакомы; он сказал: «Я извиняюсь, но Вы сказали мне зайти днем. Я спешу по своим делам, и это единственное время, когда я мог зайти».

Это показало мне важность инвестиций пастора в молодых людей, ведь секретарь впустила его в кабинет. Они быстро переговорили, и я узнал из разговора, что этот 16-летний парень должен был во время служения вести всю церковь в молитве, и зашел, чтобы убедиться, что он к этому готов.

Это церковь, которая берет подростков и выводит их в лидерство церкви, говоря: «Мы хотим, чтобы ты научился читать Писание. Мы хотим, чтобы ты научился быть мужем. Мы хотим, чтобы ты научился быть учителем Писания. Мы хотим научить тебя принимать решения, основываясь на библейской истине. Мы хотим научить тебя молиться перед другими людьми».

Знаете, обычному 16-летнему подростку сложно даже пожать кому-то руку, глядя в глаза, и еще сложнее встать перед 4 тысячами прихожан и сказать: «Давайте помолимся».

И это невероятным образом поразило меня. Уровень ожиданий здесь совершенно иной по сравнению с тем, что я вижу в большинстве церквей.

Проблема №2: В церквях учат терапевтическому, моралистическому восприятию Бога.

Исследовательская команда, возглавляемая Кристианом Смитом, пришла к заключению, что в наших церквях большинство подростков и молодых людей в возрасте около 20 лет верят в то, что было названо термином «моралистический, терапевтический деизм».

Деизм — это вера в то, что Бог существует, однако Он не слишком вмешивается в повседневную жизнь. Это Бог, сотворивший мир в каком-то общем смысле, и находится где-то далеко. Это некое благонамеренное божество, но на этом все оканчивается.

Моралистическая составляющая заключается в том, что большинство этих молодых людей верят, что Бог действительно существует, и Он хочет, чтобы они вели себя хорошо, в каком-то общем смысле этого понятия. Это и есть моралистический подход.

Есть еще и терапевтическая составляющая. Они верят, что Бог хочет, чтобы они были счастливы. Они просто впитали это из школьной философии, из того, как их воспитывали родители, из мирских посланий, из рекламы по телевизору, из музыки, которую они слушают. Кажется, весь окружающий их космос сообщает им одну мысль: «Твое счастье — это великая цель всей жизни».

Итак, мы имеем поколение молодежи, верящей в то, что Бог все-таки существует, но в их разуме нет какого-то определенного «бога». Это не обязательно даже признание Бога Авраама, Исаака и Иакова, Отца Господа Иисуса Христа.

Бог — это не просто Создатель, участвовавший в сотворении. Он — Всемогущий Бог, контролирующий каждый атом и каждую молекулу в этом мире. Он — Судья, который вовсе не моралистичен. Он свят. Он действительно желает нам счастья, однако счастье — это вовсе не то, что мир называет счастьем. Это радость и удовлетворение от единения с Христом посредством Евангелия и познания истинного и живого Бога.

Знаете, когда я был ребенком, я проводил в церкви до восьми часов в неделю. При чем каждую неделю. Сейчас, со всеми этими футбольными играми, тренировками малой лиги, балетом и всем остальным, дети проводят слишком мало времени, занимаясь церковной деятельностью, даже если считается, что они весьма активны в церкви. Ведь во многих таких занятиях слишком мало теологического, библейского и духовного содержания.

Сведите все к тому, что они выносят из этих занятий. Какое они получают послание? Однажды один молодой человек, 18-летний подросток из хорошей евангельской церкви, сказал мне прямо: «Вот чему я научился: я должен любить Иисуса и не заниматься сексом до брака».

Обе эти вещи, кстати говоря, справедливы. Однако они не существуют в изоляции. Если это все, чему он научился, — значит, только это он и услышал; и в некоторых случаях, возможно, это произошло не потому, что он плохо слушал.

almohler3

МАЙК: Какие же шаги следует предпринять церкви, чтобы добиться лучших результатов?

Решение №1: Церкви следует сконцентрироваться на разъяснительном учении, и учить людей мыслить по-библейски. Духовенство должно взять на себя ответственность. Слишком много сейчас церквей, в которых отсутствует разъяснительное учение. В них звучит не так уж много библейских проповедей, излагающих Божье Слово и объясняющих, каким образом верующие должны мыслить иначе, жить иначе, чтобы быть верными этому слову. То есть это многоуровневое явление.

Мы также должны помогать и за пределами своего прихода, чтобы участвовать в беседах, не ограниченных тем местом, где мы живем. Нам необходимо, чтобы хорошие организации проводили исследования; нам нужны целые научно-исследовательские центры, действующие в интересах христианской веры. Нам нужно, чтобы издатели печатали действительно качественные материалы, а авторы их писали. Нам нужны такие организации, как «Ответы Бытия» и многие другие.

Я верю, что к ним можно отнести и семинарию, в которой я служу, чтобы помочь поднять людей, поднять материалы, поднять все программы и информацию, которая поможет христианам узнать, как эту информацию обрабатывать, думать о таких вещах и да, — учить своих детей.

Решение №2: Церковь должна продемонстрировать всю серьезность самой церкви, в том числе и личную ответственность.

Поместная церковь должна состоять из стойких людей, исповедующих Евангелие. Это должно быть сообщество горячих верующих. Это должно быть сообщество верующих, которые действительно живут со святостью и верностью Христу, и несут за это ответственность друг перед другом.

Там, где нет церковной дисциплины, где нет честности относительно того, что есть грех, как он действует в нашей жизни, и как обличается, наши дети воспримут это так: «Вы много говорите о грехе, но на самом деле он не так уж и важен для вас». Или они подумают, что суть Евангелия сводится к морализму. Они подумают, что Бог ожидает от них лишь того, чтобы они хорошо себя вели и не нарушали правила, в то время как Евангелие Господа Иисуса Христа на самом деле говорит о спасении от греха, ведь мы уже осуждены, как грешники, — так об этом сказано в 3 главе Евангелия от Иоанна.

Решение №3: Церковь должна дать ответы на актуальные вопросы.

Мы не даем своим детям адекватной информации по некоторым жизненно важным вопросам. Только задумайтесь о вопросах, преследующих обычного подростка: «Почему ты не занимаешься сексом со своей девушкой?» «Почему ты не веришь в эволюцию?» «Почему ты не принимаешь это мировоззрение?» «Почему ты не идешь в этом направлении или не воспринимаешь этот стиль жизни?»

Если вы не даете им интеллектуальных материалов, интеллектуальных знаний и уверенности, не стоит удивляться, что они поплывут по течению, потому что именно так и накатывает волна. Она поднимает все вверх, и дети становятся плавающими обломками и тонущим грузом этого культурного движения. Я не хочу потерять так своих детей. Мы не можем себе позволить терять своих детей подобным образом.

Решение № 4: Церковь должна объяснять, как Евангелие разворачивается в реальной истории.

Существует еще одна глобальная ошибка. И я хочу, чтобы люди это поняли, ведь это работает на протяжении всей жизни. В своих церквях мы упускаем понимание того, что Евангелие – это история.

Мы говорим о пропозиционной истине, как будто это девиз, который следует продемонстрировать аудитории с помощью проектора. Христианская вера, утверждение христианской истины, Евангелие — это первая среди всех глобальных идей о жизни, о Божьем замысле прославления Его. Здесь есть четыре основных движения: Сотворение, Грехопадение, Искупление и Достижение цели.

Все начинается с сотворения. Бог сотворил этот мир ради Своей славы; создал людей, единственных существ во всей Вселенной, сотворенных по Его образу и способных сознательно познать Его. Если мы по-настоящему введем своих детей в эту историю, дебаты о сотворении и эволюции перестанут быть просто интеллектуальным спором. Это такое понимание, при котором, если неправильно понять историю с самого начала, вы никогда не попадете в пункт назначения. Единственный способ понять великую историю Евангелия – начать с того факта, что Бог – Создатель, что Он — Господь всего.

Однако на этом нельзя останавливаться. Второе из четырех великих движений – это Грехопадение и грех. Так или иначе, но нам придется донести им, каким образом грех объясняет все происходящее в этом мире, начиная цунами, землетрясениями, ураганами и оканчивая раком и всем остальным, что мы воспринимаем, как зло. Нам придется объяснить им, как грехопадение объясняет тот факт, что все вещи вокруг не такие, какими они должны быть.

Третья великая глава или движение — это Искупление. В конце второй части мы должны сказать: «Из этой ситуации нет выхода. Мы не можем решить эту проблему». Мы, посредством своего греха, привнесли эту катастрофу в космос и в наши жизни. С грехом пришла смерть, и это объясняет тотальность проблемы. Мы ничего не можем с этим поделать, но Бог уже сделал это. Когда мы были еще грешниками, Бог умер за нас. Искупление — это важнейшая третья часть истории, объясняющая, почему мы имеем надежду и почему мы отождествляем себя с Христом.

Четвертая часть — это Завершение, или новое творение. Здесь Бог исполняет Свои замыслы, прежде всего, для Своего искупленного народа, т.е. для церкви. Бог исполняет Свой замысел на новых небесах и в новой земле, в новом творении, в Новом Иерусалиме. Бог подводит все события истории к должному завершению — Бог судит мир и возвращает его в первоначальное состояние. Творение возвращается к ситуации, когда Адам и Ева находились в Саду, не просто до грехопадения, но и прославленные, более великие, чем когда-либо, потому что теперь мы знаем Бога не только как Создателя, но и как Искупителя.

Если мы не привяжем наших детей к этой истории… если они будут считать, что христианство — это всего лишь набор принципов, в которые нужно верить… если они не идентифицируют себя с этим, сказав, «Да, это моя история, на этом я стою, в этом направлении идет вся история человечества, и в этом направлении иду я, верный Христу», то тогда они отпадут от веры и церкви.

Знаете, они могут отступить от церкви, но в своем разуме придерживаться большинства христианских истин. Они просто не могут связать между собой эти точки. Они не увидели обширной картины. И они стали легкой добычей для всех окружающих нас конкурирующих мировоззрений и идеологий.

almohler4

МАЙК: В некотором смысле, нет ничего нового под солнцем. Нужно просто вернуться к Писанию и идти с Богом по вере…

Да, и внимательно относитесь к вопросам, которые предъявляет нам мир. Именно поэтому я веду свою радиопередачу именно таким образом. Именно поэтому существуют такие организации, как Ответы в книге Бытия — потому что мы отвечаем на вопросы и пытаемся с верой помогать другим получить правильные ответы на вопросы, которые естественны и неизбежны в этом мире.

Если вы неправильно понимаете вопрос сотворения, то все, что произошло после него, вы тоже воспринимаете неправильно. Если мы относимся к Евангелию не как к пропозициональной истине, мы теряем смысл послания Евангелия. Он утверждается в историческом деянии Бога во Христе — в смерти, погребении и воскресении Иисуса Христа из мертвых.

Но это не просто утверждения, потому что мы не просто знаем о Христе, мы познаем Христа. И это существенно меняет дело.

МАЙК: Вы считаете, что существует некоторое заблуждение или близорукость относительно миссии церкви?

Во время сотворения Бог дал нам дар брака и семьи. В христианских семьях родители несут первостепенную ответственность. Родители — первые учителя, первые воспитатели, первые врачи. Они — первые тренера, они — первые судьи. Они — первые полицейские. Они должны выкладываться в качестве первых учителей, которые прививают детям библейские истины. Эту миссию нельзя просто передать церкви.

Однако родители, с другой стороны, не вполне подготовлены для того, чтобы делать это в одиночку. Мы нужны друг другу в церкви Господа Иисуса Христа. Именно поэтому единственная форма церкви в Новом Завете — это форма церкви. Это не отдельные христиане, живущие на островках верного христианства. Это христиане, связанные в теле Христовом, живущие во взаимной ответственности перед господством Христа и авторитетом Божьего Слова, вразумляя друг друга. Обратите внимание на такие отрывки, как 3 глава послания к Колоссянам: нужно вразумлять друг друга на добрые дела.

Мы должны произвести проверку реальностью в церкви, как родители-христиане. Как у нас обстоят дела? Какие у вас взаимоотношения с детьми? Чему вы научились?

Вот в чем моя задача. Мы должны вразумлять друг друга, помогать друг другу, вооружать друг друга на исполнение этой задачи. Христианскую молодежь нужно привлекать в церковь, но не так, чтобы изолировать их от других молодых людей.

Церковь — это собрание божьих людей всех возрастов. Церковь — это единственное место на планете, где 6-летние дети, 16-летние подростки и 60-летние люди должны петь одни и те же песни, а это означает, что им придется немного отдать и немного поучиться, чтобы делать это вместе. Но именно такой должна быть церковь.

МАЙК: А что родители делают не так?

Проблема №1: У родителей не получается передать детям суть Евангелия, и обосновать его на основании Писания.

Мы должны начать относиться к молодежи, как к полю миссионерской деятельности, не просто предполагая, что обычное воспитание приведет их к ученичеству и к христианской вере. Слишком во многих церквях и среди слишком многих родителей существует дефицит Евангелия.

И здесь родители должны взять на себя большую ответственность. Есть одна вещь, которая нам известна из всего Писания, а не только из одного отрывка во Второзаконии 6: родители несут непреложную ответственность в том, чтобы приучать, обучать и воспитывать своих собственных детей в вере, обличать их в библейской истине, приучать к Писанию.

Проблема №2: Родители одобряют мирское понимание родительства.

Мы также видим, что многие родители-христиане одобряют новое мирское понимание родительства. Многие родители-христиане обиделись бы, услышав это, и сказали бы: «Послушайте, мы – христиане. У нас есть ограничения, правила и ожидания. Наши дети находятся в церкви, чтобы находиться под правильным влиянием. Мы пытаемся оградить их от плохого влияния».

Мы слишком рано позволяем нашим детям принимать важные решения. Поэтому, когда мы даем возможность 14-летнему, 15-, 16-, 17- летнему подростку принимать решение о том, стоит ли ей или ему участвовать в деятельности церкви, находиться в церкви… получается, что ребенок принимает решение, которое за него должны принять взрослые.

Реальность в том, что в подростковом возрасте влияние сверстников намного важнее в жизни многих детей, чем влияние их родителей. И родители должны убедиться, что они не сдаются перед этим явлением.

almohler5

МАЙК: Какие шаги стоит предпринять родителям, чтобы лучше справляться в данной ситуации?

Знаете, если вы – генерал, и отвечаете за руководство армией, одна из важнейших ваших задач – инструктировать свои войска. Вы не просто посылаете их на войну. Вы даете им необходимую информацию. Вы посылаете их с определенной миссией. Вы вдохновляете их на осуществление поставленной задачи. Вы вселяете в них мужество, героизм и отвагу. Любой генерал на протяжении всей истории человечества знал, как это сделать. К сожалению, мы посылаем своих детей в мир, дав им слишком мало информации, слишком мало обоснований, слишком мало вдохновения, слишком мало самоидентификации в качестве верного последователя Господа Иисуса Христа.

Родители постоянно должны учить своих детей в повседневной жизни.

Я думаю, одна из вещей, которые родители обязаны понять, заключается в том, что воспитание – это не то, чем можно заниматься раз в день или раз в неделю, и считать, что дело сделано. Вот почему я возвращаюсь к 6 главе книги Второзакония. Здесь говорится о том, что родители обязаны учить своих детей в доме своем и идя дорогой, ложась и вставая. А это значит во всех событиях повседневной жизни.

Одна из важнейших вещей, которые мы можем сделать — проводить время со своими детьми. Когда мы проводим время с детьми, это дает нам постоянную возможность обучать их. Я говорю не о куске мела и школьной доске. Я имею в виду возможность, когда вы что-то разбираете вместе и говорите: «Послушай, как мы можем с этим справиться? Что это означает?»

Посмотрев с ребенком, особенно с подростком, какой-то фильм или программу, спросите: «Что здесь происходит? Какие здесь представлены мировоззрения? Как бы ты на это отреагировал?»

Читайте вместе. Я считаю, одна из важнейших вещей, которые родители могут сделать – читать, особенно с подростками. Читайте одни и те же книги. А когда дети станут взрослее, позвольте им выбирать, что читать. Читайте это вместе, а затем обсуждайте. Подойдите и скажите: «Послушай, нам нужно обсудить то, что здесь происходит».

Смотрите вместе новости. Обсуждайте новости.

И да, говорите о Писании и изучайте Писание. Молитвенное время в кругу семьи очень важно, но в формальном смысле, это сравнительно недавнее нововведение в истории церкви, особенно в пуританском движении. Здесь есть чем восхищаться, и многое можно получить.

Еще одна вещь, которую вы можете делать: приходя домой после воскресного служения, обсудите его. Закрепите полученный урок. Поговорите о том, что он значит, и как его воплотить в жизни – в жизни ваших детей и в жизни вашей семьи.

МАЙК: Какие темы следует изучать и в каком возрасте готовить детей к тому, с чем им предстоит столкнуться, общаясь с друзьями, которые считают, что вся жизнь заключается в веселье, а истина относительна?

Я думаю, один из моментов, которые мы, как родители, должны понимать, заключается в том, что дети на самом деле проходят последовательные этапы обучения, интеллектуального развития и зрелости. Конечно же, не целесообразно класть в колыбель энциклопедию «Британника». Это просто не работает.

almohler6

А как родителям учить детей младшего возраста?

Когда дети еще маленькие, нам нужно на самой ранней стадии их интеллектуального развития убедиться, что их окружают богоугодные вещи, что они слышат Писание ушами, и видят в поведении родителей и в своем доме постоянное подтверждение мысли: «Мы существуем не ради самих себя. Мы получили тебя, как дар от Бога, и мы будем воспитывать и назидать в Господе». Эту мысль просто нужно передать соответственно возрасту ребенка.

Также нужно заниматься наставничеством. Объясните, что вы делаете это, чтобы научить их распознавать разницу между добром и злом, научить делать добро и избегать зла.

Как родители должны учить своих детей школьного возраста?

Следующий этап жизни – школьный возраст, когда дети надевают на спину рюкзак и отправляются в школу, — именно тогда они начинают задавать несколько другие вопросы.

На этом этапе родители должны очень, очень постараться, чтобы их общение было постоянным, и чтобы они говорили: «Тебе обязательно нужно это прочитать. Я тоже прочитаю то, что читаешь ты, и мы это обсудим».

В этом возрасте дети еще не подозрительны. Они не умеют мыслить критически, и не пытаются понять, на самом ли деле они существуют. Они не являются ни постмодернистами, ни моральными релятивистами. Они просто пытаются понять, как прожить этот этап своей жизни, как попасть в команду малой лиги и т.п.

А как родители могут помочь подросткам найти ответы на важнейшие жизненные вопросы?

Подростковый возраст – это переломный момент. Впервые в жизни дети способны не только думать, но и думать о том, что они думают. Впервые они способны представить себя в другом контексте – что, если бы они воспитывались в другой семье, жили другой жизнью, и если бы им пришлось следовать другим правилам.

Впервые они начинают задумываться о важнейших жизненных вопросах. Когда вечером тухнет свет, они пытаются понять: «На самом ли деле я знаю, в чем заключается смысл жизни? На самом ли деле я знаю, кто я такой?»

На этом этапе родителям нужно одновременно и отойти подальше, и приблизиться к ребенку. Возможно, это звучит противоречиво. Однако «отойти» значит вот что: не бойтесь, если ваш ребенок задает вопросы. Слишком многие родители-христиане до смерти пугаются, когда их ребенок-подросток приходит из школы и говорит: «А откуда мы знаем, что христианство – это истина?»

Будьте очень, очень осторожны; сделайте все, чтобы ваш ребенок считал, что вы – человек, которому безопасно задавать вопросы. Даже если у вас в мозгу зарождается паника, не позвольте ей проступить на вашем лице. Скажите: «Это хороший вопрос. Нам нужно об этом подумать. Мы должны вместе найти ответы».

Если ваши дети видят однополую пару, держащуюся за руки, и спрашивают: «Что это значит?», вам придется об этом поговорить. Нельзя на этом этапе просто сказать им: «Это неправильно». Вам придется объяснить более широкую картину, которая возвращает вас к основополагающим истинам христианской веры. Поймите, что ваши дети задают эти вопросы внутри, даже если они не задают их вам, чтобы вы могли их услышать снаружи.

Создавайте безопасное место и безопасное время, когда ваши дети смогут задать вам эти вопросы. Я сам обычно докучал своим родителям с вопросами поздно ночью. Мои родители были достаточно добрыми и любящими, чтобы позволять мне задавать вопросы тогда, когда они предпочли бы лечь спать.

У меня с сыном самые лучшие разговоры завязываются во время езды в машине. И, кстати, это справедливо для большинства мальчиков. Садясь в машину, вы можете поговорить. Возьмите ребенка с собой на рыбалку. Поведите девочку в музей. Сделайте все, что вам необходимо сделать. Устройте ситуацию, в которой они смогут без стеснения задать такие вопросы.

Еще один момент, который становится очень важным на этих жизненных этапах – не бойтесь сказать: «Я знаю, что на это есть хороший ответ. Но я думаю, что я не готов ответить на этот вопрос прямо сейчас. Поэтому нам придется найти ответ вместе».

МАЙК: Что еще Вы хотели бы добавить?

Я хочу обратиться к родителям, как отец. Хочу поделиться с вами одной хорошей новостью: вы абсолютно некомпетентны. И это самое лучшее, что я могу вам сказать.

Вы знаете это, и я это знаю. Вы смотрите в зеркало, смотрите в кроватку, смотрите на сидящего там ребенка и говорите: «Я не готов к этому». И это правда.

Мы некомпетентны, но мы знаем из христианского мировоззрения, что мы некомпетентны делать все, что важно. Проповедник не компетентен проповедовать. Учитель не компетентен учить. Но Христос делает нас компетентными. Наша компетентность исходит от Господа.

Наш портал в Facebook:

Господь посылает в мир родителей не для того, чтобы они потерпели поражение. Он не посылает родителей-христиан с этим заданием, говоря: «Вы сами по себе». У нас есть живущий в нас Христос, служение Святого Духа, у нас есть Слово Божье, общение с верующими в церкви, а также благодать и милость Бога. И мы находим компетентность совершать то, что сами по себе мы никогда не способны совершить.

И самое главное – это то, что мы призваны перед Богом, как единственная пара, ответственная за то, чтобы подвести этих детей к вратам Царства. Мы обязаны дать им все, что в наших силах, чтобы подвести их туда. И мы верим, что Христос и только лишь Христос способен их там удержать.

Источник — baznica.info

Подписывайтесь на наш канал в Telegram - @ieshuaorg

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>