Должна ли церковь стать «пугающей»?

Должна ли церковь стать «пугающей»?

Многие общины прилагают огромные усилия, чтобы привлечь не тех людей в воскресенье, и в результате получается церковь Ихавода. Я встречал бесчисленное количество пасторов и других людей, которые говорят, что сосредоточены на пробуждении, но ошибаются в понимании сути пробуждения. Их внимание сосредоточено на привлечении людей в церковь, на «спасении» людей и на других стратегиях церковного роста.

Разве это проблема? Основополагающее стремление к пробуждению не имеет ничего общего с ростом церкви или погибающими людьми. Но оно касается пробуждения церкви, утверждения в заступничестве и ходатайстве и привлечения огня Святого Духа.

Погибающие люди не появились в горнице в день Пятидесятницы. Нерешительных последователей Иисуса не прельщало это место.

Пробуждение не отмечается домом, полным людей. Оно начинается в комнате, в которой собран остаток. Пробуждение, вспыхнувшее в горнице, где собралось малое число учеников, привело к взрывному росту церкви и продвижению Царства.

Преждевременный рост церкви приведет к появлению множества теплых, мертвых и умирающих людей, которые не представляют, что это такое, когда являются огненные языки (Деяния 2:1-3).

Хватит искать ищущих

Пришло время перестать давать сосредоточенным на себе, полузаинтересованным людям возможность требовать то, чего они ищут в церкви. Пришло время закрыть центры гостеприимства и убрать приветственные подарки. Когда предлагается безошибочное горение, которое может предложить только сверхъестественная церковь, их решение остаться или уйти будет незамедлительным. Я часто говорил, что одним из признаков движения Святого Духа в силе является то, что свидетели и наблюдатели будут делать одно из двух: они будут либо удивляться и восхищаться, либо насмехаться.

В Деяниях 2:12-13 говорится: «И изумлялись все и, недоумевая, говорили друг другу: что это значит? А иные, насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина».

Когда люди с естественным разумом попадают в горнило ходатайства, место, наэлектризованное сверхъестественной активностью, они должны почувствовать себя совершенно выбитыми из колеи, хотя сегодня многие команды церковной ассимиляции пытаются сделать обстановку максимально понятной и комфортной.

Я часто слышал, как пасторы признаются, что скрывают молитву перед служением (в тех случаях, когда она есть вообще), проводя ее в боковой комнате, рядом со сценой, вместо того, чтобы наполнять святилище воздыханиями ходатайства, потому что они не хотят испугать людей, прибывающих на служение. Я слышал это много-много раз, и каждый раз это меня огорчало. Есть несколько обоснованных причин, по которым молитва в святилище перед служением в некоторых церквях может быть неудачной, но это не одна из них. Если мы пытаемся ввести людей в чудо сверхъестественной встречи с Иисусом, почему мы в то же время так усердно трудимся, чтобы оградить их глаза?

Я предлагаю внести огонь и молитвенные воздыхания прямо в сердце воскресного служения. Те, кто останутся, и будут делателями, которые вам так нужны для выполнения вашей миссии.

Много лет назад, когда я впервые основал Revolution Church в Маниту-Спрингс, штат Колорадо, я много работал над ассимиляцией посетителей. Я взволнованно общался с ними и рассказывал им, как хорошо им будет, если они сделают нашу церковь своим новым домом. Не потребовалось много времени, чтобы я начал чувствовать себя продавцом подержанных машин: грязным и скомпрометированным. Моя стратегия огорчала мой дух. Истина заключалась в том, что Бог призвал нашу атмосфера и наше видение руководствоваться ходатайством, и это было отмечено сильным пророческим действием. Послания были глубокими и сильными. Revolution Church не была рассчитана на тех, кто будет чуть-чуть посвящен церкви. Вообще не существует таких церквей. Христиане, ходящие в церковь только по воскресеньям, не остаются там надолго.

Реальность заключалась в том, что, пытаясь привлечь таких людей, я ставил под угрозу видение. Церкви нужен был остаток, который бы уединялся и молился, который бы боролся за пробуждение и был в состоянии терпеть трудности, проявляя большую силу. Большая группа непосвященных людей будет отвлекать. Годы будут потеряны. Жизнь будет в опасности. Вечные истины окажутся под угрозой.

Итак, я поменялся. Я начал буквально пытаться отпугнуть людей от нашей церкви.

otpugivat3

Разжечь огонь

«Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти» (Откр. 3:1-2).

Я знал, что мы призваны вести церковь в огне, а это было невозможно с равнодушными, сопротивляющимися, теплыми людьми. Я был уверен, что если бы я ясно и четко поделился тем безумным, дорогостоящим, «не от мира сего» видением, которое Бог дал нам, и тем, как люди в нашей церкви были призваны инвестировать в это видение, то те, кто не был заинтересован в таком образе жизни, ушли бы и не вернулись.

Поймите, мое приглашение разделить этот путь с нами было искренним. Дверь была широко открыта. Когда я говорю, что «пытался их отпугнуть», я имею в виду, что попросту был искренен. Я снял костюм продавца и делился своей страстной мечтой о Боге, чтобы двигаться вперед с командой ревнителей по Иисусу. Распространяя такое приглашение, мне нужно было увидеть, кто из них жаждет пробуждения, а кто нет. Я приложил бы все усилия, чтобы помочь таким людям присоединиться к другой поместной церкви. Я бы дал им названия церквей, которые им придутся по душе. Хотя я действительно хотел лучшего для них, мне всегда было больно, когда они решали не придерживаться образа жизни ходатайства и пробуждения. Такой образ жизни ведь не для особенных и избранных. Он для всех.

Это привело к уверенности в том, что те, кто остались, в большинстве случаев, были частью остатка, — горящими угольками, которые стойко переносили трудности и влились в наш стан пробужденцев.

Когда вы тратите силы на привлечение тех, кто не имеет серьезного посвящения, вы тем самым подвергаете риску всё своё видение. Говоря простым языком, вам нужно, чтобы солдаты были экипированы и готовы сложить свою жизнь и бороться за свободу душ в вашем регионе.

Я считаю, что главное в миссии церкви заключается в том, чтобы дать людям возможность четко оценить своё посвящение и при желании дать им возможность уйти. Глубина истины требует этого. Мы должны призвать людей из естественной жизни в сверхъестественную, из непостоянства в радикальную капитуляцию.

otpugivat4

В Евангелии от Иоанна 6:63–67 Иисус говорит:

«Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь. Но есть из вас некоторые неверующие. Ибо Иисус от начала знал, кто суть неверующие и кто предаст Его. И сказал: для того -то и говорил Я вам, что никто не может придти ко Мне, если то не дано будет ему от Отца Моего. С этого времени многие из учеников Его отошли от Него и уже не ходили с Ним. Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?»

Подобно служению Иисуса, описанному в 6-й главе Евангелия от Иоанна, горница в доме, где собрались апостолы, служила фильтром. Она отфильтровывала тех, кто не был радикально посвящен. Большинство из них отказались принять призыв молиться. Повестка дня не изменилась в надежде ассимилировать больше людей. Ученики любили их, когда они пошли своим путем, но затем перевернули мир с ног на голову с теми немногими, кто остался в итоге.

Пастор, а какие фильтры есть в вашей церкви, чтобы призвать людей к подлинному месту поиска и принятия душ? Вы должны начинать (и продолжать) с атмосферы горницы, в которой собрались ученики, и оскорбительного, сокрушающего плоть послания Евангелия.

Важно помнить, что «экклесия», церковное собрание, не было предназначено для неспасенных людей. Многие пасторы загнаны в тупик одним только этим вопросом. Церковь — это дом молитвы для всех народов. Преобладающей церковной деятельностью должно быть раскаленное добела ходатайство с огненными языками на всех, со стонами и воздыханиями, наполняющими атмосферу. Это служение остатка. Этот призыв для всех, кто называет себя христианином.

Если вы строите церковь с людьми, которые не посвятят себя молитвенной комнате, вы строите свою церковь с теми, кто в лучшем случае просто не заинтересован, а в худшем – с теплыми верующими. Ваша церковь будет местом, где огонь не сможет бушевать.

Так как насчет ищущих?

Вопрос, который я часто слышу от добросердечных людей, таков: так что же нам делать с ищущими людьми? Должны ли мы просто отворачиваться от них?

Никогда! Мы никогда не отвергаем их! Мы приглашаем их в горнило. И мы не уменьшаем в нем огонь. Мы делаем его сильнее! Жаждущие Бога не должны находиться в прохладной, естественной среде с образом Бога, подобного им. Открывайте славу нашего непостижимого, пламенного, живого Бога и смотрите, как они в отчаянии упадут на колени.

otpugivat5

Однако, как я уже говорил, при виде чего-то столь чуждого им и затратного многие примут решение уйти. Это выбор, который они имеют право сделать.

Повторю еще раз, мы должны честно говорить людям, чего им будет стоить следование за Иисусом. Мы не приходим на наших условиях. Мы приходим на условиях Бога. Слишком многие хотят лишь согревать свою плоть огнем вместо того, чтобы отдать свою плоть на всесожжение.

Подобно молодому богатому правителю из Луки 18:23-30, многие отвернутся в печали. Даже самые преданные люди почувствуют суровость образа жизни, посвященной Иисусу. Они закричат: «Тогда кто может спастись?» Это напряжение приведет к тому, что церковь будет трезвой, в огне и в том, чему будут отдаваться истинные искатели. Те, кто лишь делает вид, что ищет Бога, несомненно, уйдут в печали, когда откроется церковь остатка.

Моя твердая позиция, выработанная годами в служении, такова: я отказываюсь понижать действие Святого Духа из уважения к тем, кто менее голоден.

Такой подход требует от меня, чтобы все, что я делаю, имело запах дыма. Пасторы, на самом деле, одна из причин, по которой даже самые преданные люди не приходят на молитвенные собрания, очень проста: они мертвы, скучны и полны идей гуманизма. Они управляются логикой. Они просто перефразируют то, что может различить их естественный разум. Как человек, который оживает в пророческой, питаемой молитвой обстановке, я осознанно избегаю таких бессильных молитвенных собраний, основанных на списках нужд и человеческом понимании. Я не желаю активизации моей души. Я хочу, чтобы пылал мой дух!

Я думаю, что вымученные, бессильные молитвенные собрания, основанные на петициях, могут, в большинстве случаев, принести больше вреда, чем пользы. Ваши молитвенные собрания имеют запах дыма? Языки огня покоятся на всех присутствующих? Если нет, не удивляйтесь, что туда не приходят даже самые посвященные ученики.

Церковь в огне нужна нам сегодня больше, чем когда-либо. Потерянных вводят в теплую, естественную религию Ихавода вместо сверхъестественного сотрясения, которое может прийти только от великого «Я Есмь». Они убеждены, что спасены, поскольку ассимилированы в сообщество квазидуховных единомышленников, которые хотели бы видеть, как Бог проявляется в их естественном царстве, — но которые не заинтересованы в проявлении духовной реальности, где парит Святой Дух.

Мой вызов пасторам прост: рискните всем. Позвольте вашей церкви, если необходимо, сократиться до малого остатка людей, которые будут жить, молиться, ходить и двигаться в Духе. Мир ждет их.

Автор — Джон Бёртон / charismanews.com
Перевод — Оксана Бёрнс для ieshua.org

Последнее пожертвование: 25.06 (Украина)





Мы будем благодарны вам за пожертвование на развитие нашего служения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>