Евреи посреди пaмпасов

Синагога колонии Авигдор представляет собой приземистое двухэтажное строение с белыми стенами и красно-коричневой черепичной крышей. Она расположена на главной улице колонии — сонного поселения, насчитывающего около тысячи человек, в центре аргентинской провинции Энтре-Риос.


68-летняя Кармен Розенблат показывает красный бархатный занавес, за которым хранятся четыре свитка Торы: «Они вывезены из Германии, Дай Б-г, чтобы они послужили еще многим поколениям».

Здание синагоги колонии Авигдор было построено в 1936 году. Именно тогда здесь, в аргентинских пампасах, поселились первые еврейские семьи из Германии, бежавшие от нацистских преследований и готовые поселиться «хоть у черта на куличках».

«Здесь не было ничего, абсолютно ничего. Одни только пампасы. Первые поселенцы должны были постоянно рубить лес», — рассказывает Кармен Розенблат об основании колонии.

Дедушки и бабушки Розенблат были в числе 125 семей, которым Еврейское колонизационное общество (ЕКО) предоставило участок площадью 175 акров, несколько коров и лошадей. ЕКО в 19 веке основал французский банкир барон Морис де Гирш, стремившийся помочь преследуемым евреям из Восточной Европы.

Сейчас в колонии Авигдор осталось всего 15 еврейских семей. Хозяйством управляют Кармен и ее муж.

Аргентинский писатель Роберто Шопфлохер, родившийся в 1923 году в городе Фюрт в Баварии (земляк и дальний родственник Генри Киссинджера) описал колонию в своей автобиографии «Жизнь между тремя мирами» (2010). Тяжелая жизнь вынудила колонистов со временем переселяться в города: «Они страдали из-за постоянных капризов природы — то засуха, то смерч; то саранча, то попугаи ара. Тропические болезни постоянно выкашивали поголовье скота», — пишет Шопфлохер.

Только десятилетия спустя, когда большинство колонистов покинуло Авигдор, здесь началось относительное процветание, за которыми в 50-х годах последовали достижения цивилизации: дорога с твердым покрытием, электричество, телефон и телевизор.

Наш портал в Facebook:

78-летний Манфред Пфайфер — единственный обитатель колонии, который родился еще в Германии. Вместе со своим сыном он работает на ферме, где содержится 500 голов крупного рогатого скота. «Я думаю, моя семья осталась здесь потому, что и в Германии мы жили в основном в деревнях и имели опыт работы на земле», — убежден Пфайфер.
По воспоминаниям Пфайфера, в годы его детства колония жила насыщенной еврейской жизнью. Постоянного раввина здесь не было, но во время осенних праздников и на Песах обязательно приезжал кто-нибудь из Буэнос-Айреса. Поселенцы соблюдали кашрут, скот резал шойхет. Интересно, что кошерное мясо охотно покупали соседи-католики, поскольку больных коров шойхет не резал, что было редкостью в те годы.

Материал подготовил Роберт Берг

Источник — jewish.ru

Мы в Telegram, подписывайтесь:

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>