Гэндальф, Иов и негодующая любовь Божья


Гэндальф, Иов и негодующая любовь Божья

«Господь отвечал Иову из бури и сказал: кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла? Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне» (Иов 38:1-3)

Это один из самых укрепляющих отрывков Писания, слова Бога к Иову, которые, несомненно, ободряют своей величественной наступательной грандиозностью. После 36 глав молчания Бога перед лицом утешителей Иова и его страстной самозащиты – когда, по сути, он выдвигает обвинения против справедливости Бога и Его характера – Святой открывает уста и ввергает Иова в ошеломленное, полное раскаяния молчание.

На первый взгляд, легко принять эту речь просто как величественное утверждение неудержимой Божественной власти над человеческой слабостью. «Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? Где ты был, когда я размещал звезды как мерцающие светильники, ты, паренёк?» Звучит, как будто пожилой человек ставит тебя на место: «Я делал эту работу раньше, чем ты на свет появился».

Бог кажется непристойно агрессивным здесь.

Родительская власть

Отчасти смысл Божьих речей — утвердить эту власть и границы. В этом есть что-то яростно-великолепное – как стоять на утесе перед океаном, в благоговейном страхе от силы волн, разбивающихся о скалы. Но это определенно не всё. Напротив, кажется, что Бог появляется, нагибается и ставит Иова на место за его нытьё, потому что Бог есть Бог, и это окончательно.

Но разве это всё, что делает Бог?

jobgendalf1b

В своей авторитетной работе «Блуждание в темноте: Рассказы и проблема страдания» (Оксфорд, 2012) Элеонора Стамп обращает внимание на благожелательный, родительский характер проявления Божьей силы, описанный в книге Иова. Его деятельность как Творца заставляет сынов Божьих петь от радости (Иов 38:7). Он обращается с морем как мать, как бы пеленая его и направляя, куда ему дальше идти (Иов 38:8-11). Стих за стихом, Господь описывает своё личное, родительское и могущественное отношение ко всему Своему творению, одушевленному и неодушевленному, в пределах и временах, которые Иов даже не может вообразить.

В этом отрывке, Бог просто ошеломляет Иова Своей неудержимой силой, но приглашает его посмотреть на вещи шире. Бог показывает Иову мир, в котором Его сила проявляется с мудростью, заботой, и любящей проницательностью, ко благу для Его творений. Бог достаточно смело показывает Иову ракурс, с которого Он видит и управляет миром.

Настоящий Гэндальф

Так что же мы видим в первых строках обращения Божьего? Разве Он не разбирается яростно с Иовом? Разве Он не сердится? Даже негодует и проявляет сарказм? Да, но это все не значит, что Он действует исходя из чего-либо меньшего, чем милосердная любовь и забота.

В одном из отрывков «Братства Кольца» Гэндальф пытается убедить Бильбо отдать кольцо, но Бильбо, попав под его чары, колеблется. Когда Гэндальф настаивает, Бильбо становится агрессивным, даже сердится на Гэндальфа:

– Если ты сам хочешь мое колечко, так и скажи! — чуть не зашелся в крике Бильбо. — Только ты его не получишь! Я не отдам мое сокровище! — рука хоббита нащупывала рукоять меча на поясе.

Глаза Гэндальфа полыхнули.

– Ты что-то разошелся, дружок. Смотри, скоро придет мой черед гневаться. Не хочешь ли посмотреть на настоящего Гэндальфа Серого? — Маг шагнул вперед и разом словно вырос до потолка. Его огромная тень заполнила всю комнату.

jobgendalf2

В этот момент Бильбо напуган. Он отступает, дрожит, громко удивляется тому, что это на старого волшебника нашло. Затем он защищается от обвинения в воровстве. Гэндальф отвечает: «Я не ограбить тебя стараюсь, а помочь. Хорошо бы ты доверял мне, как раньше».

Бильбо по ошибке принял агрессивную, властную позу Гэндальфа как утверждение грубой силы над ним. В своём ослеплении кольцом, он обвиняет Гэндальфа и подвергает сомнению его характер, его заботу и участие. Но возмущение, вызванное любовью зажигает огонь Гэндальфа. Да, он сердится из-за глупости Бильбо, который думает, что может бросить ему вызов, но гораздо больше – от мысли, из-за которой он и должен был рассердиться – мысли, что Бильбо ему не доверяет. Гнев Гэндальфа в ответ на обвинение Бильбо демонстрирует негодующую любовь.

Негодующая любовь

Это и является догадкой Элеоноры Стамп о вызове Бога Иову. Бог на стороне Иова и преподаёт урок его жалким «утешителям». На самом деле, Иов – единственный, кто говорил о Боге правдиво. Но покой Господа – это не нежное утешение, это яростное утешение встречного обвинителя. Иногда единственный способ исправить человека, который думает, что никто о нём не заботится – это негодовать от такого оскорбительного предположения, что позволит человеку увидеть и понять, насколько он на самом деле заблуждался.

Иов не получил прямой ответ на свои вопросы. Ему не сказали ни о сделке Бога с сатаной, ни о последнем намерении Бога разрешить то, что Он разрешает.

Вместо этого, ему дана единственная вещь, которая ему нужна – сам Бог. Сам Бог приходит чтобы стать лицом к лицу с ним. Сам Бог приходит утешить его. Сам Бог приходит, чтобы явить часть Своего сердца, перспективу своего предвидения и руководства. И есть облагораживающая нежность в упреке Бога – Он обращается с Иовом как с кем-то, кто достоин Его заботы и внимания, кем-то, кто, хотя он и маленький и смущенный, сильно любим Богом неба и земли.

Автор — Дерек Ришмоуи / thegospelcoalition.org
Перевод — Екатерина Виленская для ieshua.org

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>