Иешуа и Израиль

Иешуа и Израиль

Еврейская религия не статична и не зафиксирована в древних временах. Новые правила раввинистической интерпретации закона сталкиваются с современной обстановкой и даже новый еврейский праздник может найти себе место в календаре.

Пятый день месяца Ияра отмечает годовщину дня в 5708 году, когда современное государство Израиля было установлено. Йом ха-Ацмаут, День Независимости Израиля, соблюдается евреями по всему миру как время празднования нашего выживания как народа, как нации.

Это современное празднование также приобрело религиозный фокус. Главный раввинат Израиля создал специальную службу на Йом ха-Ацмаут, в которой цитируются псалмы 98, 99 и 108. Эти благодарственные псалмы выражают благодарность Богу Израиля за искупление нашего народа из рук соперников и собрание нашего еврейского народа из четырех концов земли.

Служба заканчивается дуновением в шофар и следующей молитвой:

«Да будет это Твоей волей, когда мы считаемся достойными засвидетельствовать начало искупления, поэтому также да будем мы считаться достойными слышать шофар, оглашающий Мессию, вскоре, в наши дни».

Мессианская надежда

Пылающей в сердце древней нации Израиля была вера в то, что Мессия придет. Каждое последующее поколение сталкивалось с новыми врагами и новыми волнами угнетения, и все же надежда на лучший день оставалась. Все с нетерпением ждали того времени, когда умолкнут враги Израиля и воцарится мир.

Даже несмотря на то, что многие места еврейского Писания говорят о личности Мессии, который спасет Свой народ, раввины расходятся в своем понимании того, какой будет природа Мессии.

Сегодня есть те, кто видят свои собственные усилия и усилия других как единственную надежду на будущее. Также есть те, кто ожидают мессианскую эру, время мира, когда весь мир последует высоко-этичным учениям еврейской веры.

Однако, в первом столетии в религиозной среде не было сомнений в том, что Мессией будет реальный человек. Отличия касались роли. Зилоты, националистическая партия, видела Мессию как военного освободителя, восстанавливающего независимость Израиля от Рима. Фарисеи, религиозная партия, искала возвышения Божьего народа под правлением Мессии. Это должно было быть достигнуто не человеческим действием, а Божьей рукой. И, наконец, также имела место апокалиптическая надежда Божьего вмешательства, и того что Сын Человеческий грядет на облаках в славе, чтобы получить вечное царство. Этот взгляд превалировал в писаниях Кумранской общины.

yeshuaisrael2

Единство Израиля и Мессии

Каким будет Мессия? Некоторые аспекты Его личности могут быть видимы в сравнении и противопоставлении личности Мессии и народа Израиля. Концепция, которая объясняет связь между личностью и группой может быть выражена в рамках корпоративной личности. В теологии это называется принципом «федерального главенства». Например, когда президент компании говорит — это словно вся компания говорит. Подобно этому, действия монарха всегда несут значимость для страны, которой он или она руководит.

Кто-то думает также о том сильном чувстве корпоративной природы общества, столь превалирующей в древнем мире. Так как грех одного человека приносил грех и проклятие на всю группу (Иисуса Навина 7), так и праведность одного человека, как ожидается, принесет оправдание для целой группы. (Бытие 18:22-23)

События жизни Мессии, действующего от лица всего народа имеет свои корни в заветном обещании Бога, данном Аврааму:

Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные. (Бытие 12:3)

Это благословение должно было прийти через «семя» Авраамово. Начиная с Исаака, Иакова и вниз по родословной, Израиль должен был стать инструментом, через который Бог благословил бы народы мира. Наконец, благословение народов будет достигнуто через личность, а именно Мессию, сына Давидова (Исаия 9:6,7; 11:1-5). Природа Мессии и роли Израиля – неразделимы; Мессия это окончательное исполнение всего, что нация когда-либо надеялась достичь или представлять:

«Судьба Израиля и Мессии, похоже, настолько совпадают, что часто невозможно отличить одно от другого… иными словами, Мессия — это Израиль в совершенстве. В жизни и опыте Мессии воспроизводится история Израиля, но с одним отличием. Там где Израиль потерпел неудачу, Мессия преуспевает; тем, кем Израиль должен был быть, является Мессия — совершенный Слуга Бога.» (Jacob Jocz, A Theology of Election: Israel and the Church, (New York: MacMillan Company, 1958), p. 106.)

Если может быть продемонстрирована связь между Мессией и Израилем, тогда и земные действия Иисуса можно увидеть как соответствующие. И, так как Он выполнил пророчество, очевидно, что Иисус подтверждал Свою личность. Идея исполнившегося пророчества — не просто вопрос указания на конкретное место из Писания и отмечание, что оно говорит об Иисусе. Подход Иешуа был более комплексным, поскольку и Писание это органичная целостность.

После, Своей тесной связью и отождествлением Иешуа продемонстрировал Свою любовь к народу Израиля, никогда не отделяя Себя от судьбы нации. Также, являя Свою солидарность с Израилем, Он показывает сегодня Своим последователям идеальную модель отношений и действий касательно Израиля. Образец жизни в Царстве Божьем и пример совершенного слуги находится в жизни Иисуса. Аспект союза Мессии с Израилем, который будет выведен на первый план — Его роль Сына Божьего.

OXYGEN VOLUME 13

Сын Божий, Народ Израиля

Это наименование говорит об отношениях Отца творения к избранному народу и Его Помазаннику. Когда Израиль стонал под бременем египетского рабства, Бог услышал их стенания и ответил не только с постановлением свободы, но и с обещанием сыновства:

«И скажи фараону: так говорит Господь: Израиль есть сын Мой, первенец Мой; Я говорю тебе: отпусти сына Моего, чтобы он совершил Мне служение; а если не отпустишь его, то вот, Я убью сына твоего, первенца твоего.» (Исход 4:22,23)

Это утверждение Божьего защитного желания ходатайствовать от имени Его народа завета основано на Его обещании Аврааму. Фараон был владельцем Божьих людей. Египетский лидер-бог демонстрировал через свои действия неослабевающей жестокости, что он, а не Бог был их Господом. Налицо конфликт родительской власти, и в претензии на первенца, Бог Израиля и царь Египта столкнулись лоб в лоб.

Израиль был избран как Божий «сын» посредством выбора быть Его собственным народом (Второзаконие 14:2)

В 4 главе книги Исход, Израиль называется «первенцем». В Септуагинте, этот термин переводится: prototokos. Корень слова, protos, обозначает приоритетность в порядке. В древнем мире именно первенец наследует силу своего отца. Также совершенно нормальным для него было получение особой любви отца.

Есть много примеров, где Писание обращается к Богу как к «Отцу» Израиля и еще ряд, когда Израиль называется Божьим «первенцем». В древнееврейской культуре было два способа быть чьим-то отцом: биологически или через усыновление. Похоже, последнее было бы наиболее уместным в этом случае.

«Избрание Израиля как сына Божьего было усыновлением, истекающим из даруемой благодати Божьей, которая включала любящее, отцовское отношение к сыну и требовала послушания, почтения и доверия Отцу.» (C.F. Keil and F. Delitzsch, Biblical Commentary on the Old Testament, (Edinburgh: T&T Clark, 1864), Vol I, p. 458.)

Между Богом и Израилем формируются уникальные отцовско-сыновские отношения, подразумевающие обязательства для обеих сторон. По Своей природе, Бог всегда должен быть верным Своей родительской роли. Но, по человеческой природе, Израиль мог не всегда жить как подобает «избранному сыну».

Таким образом, история Израиля отражает длинный путь удаления от Бога. Против этого разрыва отношения Отца и сына говорили пророки. Они осуждали состояние сердца народа. Наиболее значимыми являются слова пророка Осии. Во второй главе книги Бог изображается как оставленный муж и Израиль как прелюбодейная жена.

yeshuaisrael4

В 11 главе, Израиль описывается как ребенок-подросток, который получает любовь и обеспечение на всю жизнь от Отца и отвечает бунтом и неповиновением и, в конце концов, отхождением:

На заре погибнет царь Израилев! Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего. Звали их, а они уходили прочь от лица их: приносили жертву Ваалам и кадили истуканам. (Осия 11:1,2)

Во время исхода из Египта, Израиль был усыновлен как Божий сын, потому что Бог любил Израиль (Втор. 2:37) даже несмотря на то, что этот сын в то время не ценил того, что его Отец сделал для него.

Все же, Израиль уникально описан как Божий первенец, единородный, или возлюбленный сын. Эти отношения неизменны, хотя сын своенравен и строптив. Существует сильное стремление и ожидание возвращения ребенка к Отцу.

В истории о блудном сыне (Луки 15:11-32), непоколебимая надежда со стороны отца — увидеть своего сына раскаявшимся. Речь никогда не идет об изгнании или лишении наследства неправедного сына. Однако, дело семьи должно продолжаться и эта ответственность перейдет другому, пока сын вдалеке.

Иешуа, Совершенный Сын

В  еврейских Писаниях существует шесть упоминаний Израиля как сына Божьего. Остальные одиннадцать изображают Бога как Отца Израиля. В первых четырех книгах Нового Завета существует по крайней мере сорок упоминаний об Иисусе (Иешуа) как Сыне Божьем. Увеличение количества упоминаний в Новом Завете выделяет важную истину. Сыновство Мессии было ключевым аспектом личности Иешуа.

В рассказах о том, как Он, будучи юношей, задержался в Храме, о Его крещении и искушениях в пустыне, Евангелия фокусируются на том, что для Иисуса основной предпосылкой Его учений и служения было сыновство.

Хотя концепция Сына Божьего как Помазанника не была чуждой для иудаизма первого века, она использовалась нечасто. Конечно же, применимо к Иисусу это не воспринималось и не было понято. Это делает провозглашение Петра касательно Иисуса даже более актуальным: «Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты — Христос, Сын Бога Живаго» (Матфея 16:16). Когда Иисус говорил о Себе как о Сыне Божьем, Он не просто использовал прозаическую метафору — Он выражал реальность Своего воплощения.

«Осознание Отцовства Божьего было для Иисуса личным религиозным опытом беспрецедентной глубины и интенсивности, позволяющим объяснить другой феномен в Синоптической записи, который в противном случае должен остаться загадкой: то есть, уже отмеченный факт, что Иисус говорит очень мало об этом и лишь нескольким избранным.» (Thomas Walter Manson, The Teaching of Jesus, (Cambridge: University Press, 1935), p. 108. 12Ibid., p. 102.)

A.D. The Bible Continues - Season 1

Будучи Мессией, Иешуа регулярно «удивлял» людей. Его жизнь и служение постоянно являли известные истины, которые были подняты до статуса Богом предназначенных.

Например, когда Иисус говорил о Боге Отце, Он делал это в форме, указывающей на крайнюю близость. В этом отношении, хотя Иисус и не говорил много чего-то такого, что было бы новым для людей его времени, имела место неготовность принять Его слова и «слышать» их с пониманием.

Он сделал Бога Отца реальным в жизнях Своих учеников, не благодаря аргументации или многословию, но поскольку было очевидно, что Отец был высшей реальностью в Его собственной жизни. Потому что когда Иисус говорил о Боге Отце, Он также раскрывал больше Себя. В Евангелии от Иоанна Иешуа провозглашает: «Я и Отец — Одно» (Иоанна 10:30). Реакцией некоторых иудейских лидеров было взяться за камни, потому что они увидели в этом утверждении богохульство. Они верно восприняли то, что Он говорил. В то же время, Иешуа не богохульствовал, потому что сказанное Им было правдой: перед ними действительно стоял Мессия.

Его заявление о «сыновних» отношениях со Всевышним выражались в полноте взаимоотношений, которыми должен был обладать Мессия. Но Мессия также должен был быть известен как возвышенным сыном Давида. Для Израильтян, мысль эта должна была напомнить помазание мессианского Царя, описанное во втором Псалме:

«Я помазал Царя Моего над Сионом, святою горою Моею; возвещу определение: Господь сказал Мне: Ты Сын Мой; Я ныне родил Тебя;» (Псалом 2:6,7)

Позже, авторы посланий Нового Завета свели воедино несколько тем о царствовании, когда назвали Иисуса «Первородным». Это то же самое слово, найденное в переводе Септуагинты 22 стиха 4 главы книги Исход — prototokos. Именно с этим откровением Иисус был в дальнейшем идентифицирован с Израилем. Он намного превзошел всё то, что народ мог бы делать или кем мог бы быть, потому что Он был совершенным Сыном. Поскольку, будучи Мессией, лишь Он один смог бы прожить безгрешную жизнь и совершить волю Отца без колебаний и ошибок. Титул «Первенец» определил Его как посредника и наместника творения:

«Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари;» (Колоссянам 1:15)

Мессия — вечен; было бы неуместно говорить о Его происхождении. И поэтому Он называется «Альфа и Омега». Иешуа приносит благословения и преимущества в жизни тех, кто когда-то были чуждыми семье Бога. Так, Павел говорит об усыновлении, ныне открытом всем и для всех, кто поверит в Иешуа:

«Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!» (Римлянам 8:15)

Для евреев, уверовавших в Иешуа как в обещанного Мессию это означает возвращение в дом Отца. Для язычников это означает, что они сейчас приходят к познанию благословения усыновления в царской семье. Приходит ли кто к вере как еврей или язычник, сын или дочь, они могут взирать на Иешуа как на совершенную модель того, как истинное дитя Божье должно жить.

Автор — Эфраим Гольдштейн / jewsforjesus.org
Перевод — ieshua.org


Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>