Интервью. Родион Самойлович. «Недавно мы были в Израиле…»

- Родион, шалом! Совсем недавно вы были в Израиле, это было впервые?

— Из моей семьи я тот, кто во второй раз удостоился чести быть в Израиле, но моя жена и старший сын были в Израиле в первый, и конечно, не последний, раз.

- Поездку планировали заранее или спонтанно получилось?

— На самом деле, мы же люди верующие, и верующие на практике, поэтому мы ставим определенные цели, молимся и верим. Поэтому мы верили, верили и наверили на тысячу долларов на билеты, и для нас это чудо было.

- Вас по приезду в Израиль встречали?

— Да, встречали мои родственники. Встречала мама, брат, сестра, три племянника , пятеро детей брата и две невестки, которые стали для нас родными за это время. Еще есть внучатые племянники, четыре штуки :) все они нас встречали очень радостно.

- Так же радостно и провожали?

—  Провожали еще радостнее, чем встречали :)  С одной стороны, конечно, печально было, что мы уезжаем. Но с другой стороны — радостно,  что мы уезжаем.  Ведь наше пребывание в Израиле обошлось им  в несколько… условных единиц. Они, в общем, понимали, на что они шли, и поэтому после того как мы уехали, им пришлось  несколько месяцев  приходить в себя и  работать немного больше… Мы им сочувствуем, но тем не менее, помочь ничем не можем :)

- Какие известные места в Израиле вы посетили?

— Самое известное место — Иерусалим, мы были там дважды. Гуляли, имели возможность молиться. Один раз были у стены Плача с четой  Шмайцеров. Мы были тогда проездом, но нам удалось сделать покупки, погулять, и  хорошо провести время.

Иерусалим — это то место, куда всегда хочется вернуться. Мой сын, когда мы улетали из Израиля, сказал: «Папа, все хорошо, но хочется вернуться в Иерусалим. Это особенное место».

- От пляжей в Израиле, наверное, также особенные впечатления? :)

— Да, от пляжей впечатления хорошие, тем более, что мы были на пляжах трех морей. Израиль — это, наверное, единственное место в мире, где можно в одной стране увидеть четыре моря. Кинерет —  это  пресное море. Мертвое море — соленое, причем  оно находится на уровне 400м ниже уровня моря, и постоянно сохнет и уменьшается.  Третье — Средиземное, одно из самых коварных морей.  Там даже на пляжах ставят черные флаги, которые говорят о том, что сейчас нельзя купаться. И Красное море, красивее которого, на самом деле, я не видел.

- Что вы кушали и любили кушать в Израиле?

— Шварма. Это израильское название шаурмы. Почему она была хорошей, потому что она в несколько раз больше, чем наша. И еще красный борщ. Для того, чтобы наша адаптация в Израиле была менее трудной, родственники максимально пытались нас кормить приближенной к Украине едой — это был красный борщ, картошка, мясо — в общем, очень такая, украинская, еда.

- Может быть, пару ярких воспоминаний из поездки?

- Три ярких воспоминания. Первое — это экскурсия моего племянника, которую он мне сделал под землю, в пещеры времен восстания Бар Кохбы, Иудейской войны. На самом деле, когда я испытываю трудности — это меня «включает». И когда я прополз первое расстояние в несколько метров на четвереньках в пещере, в которой очень сложно дышать и передвигаться, сначала я испугался. Это меня ободрило, потому что я понял, что мне надо ползти дальше, чтобы не поддаться своим страхам и не вернуться назад. И мы поползли. Конечно, в конце я уже понял, что сделал ошибку, потому что вернуться можно было несколько раньше… Но впечатления сильные. Это целый комплекс пещер, вырытых искусственно в известняковой породе — целая гора, которая прорыта на многие километры. Но той части, которая открыта для туристов и в которой мы лазили,  мне  хватило, чтобы понять, насколько тяжело было воевать во время Иудейской войны: потому что воинам приходилось передвигаться и на четвереньках, а иногда просто ползли. Причем, иногда вниз, а иногда вертикально. Конечно, после швармы ползти было непросто :) Я все время вспоминал хороший советский мультик про Винни-Пуха в гостях у Кролика, и что на каких-то этапах это становилось для меня реальностью.

Конечно, удивительно, что там под землей выращивали голубей.  Это очень зрелищная картина —  целый комплекс пещер с комнатами, с подземными голубятнями, благодаря которым повстанцы какое-то время побеждали римские легионы.

Второе сильное впечатление — когда я был сандаком у моего внучатого племянника. Сандак — это что-то наподобие украинского крестного. У сандака на руках делают обрезание младенцу, поэтому, когда мне предложили, я согласился, не только ради новых ощущений, но и ради любви к племяннику.

- Пожалуй, сандак должен иметь стальные нервы, чтобы вдруг не потерять сознание в процессе?

Все на самом деле немного проще. Если ты будешь сандаком несколько раз — ты привыкаешь. А если будешь десять раз сандаком, то по хасидской традиции, ты даже сможешь прощать грехи, во что лично я не верю, но тем не менее — это приятно, чувствовать себя тем, кто может прощать грехи :)

Все это происходило в синагоге, в шаббат. Ну, вы ж понимаете, наши украинские жены не могли упустить возможности даже в шаббат в синагоге снять это на видео. Поэтому, может быть, в недалеком будущем мы предоставим эти секретные материалы порталу Ieshua.org. Меня посадили на такое кресло, которое называется «кресло Элиягу», с которого, опять же по преданию, святой человек может вознестись. Я ж, естественно, как святой и верующий человек, схватился за кресло ногами и держался в страхе, чтобы не  вознестись. И второй мой страх заключался в том, чтобы в момент того, как сделают обрезание ребенку, не потерять сознание. Мои страхи не оправдались, и после этого я сильно начал проверять свою святость, потому что я, к своему личному разочарованию, и разочарованию моей жены, не вознесся :)

И третья история — когда мы ехали к Мертвому морю, мне предложили подняться в Эйн Геди. Это было 3 часа дня, и вы понимаете, что не только украинский еврей, но и вообще большинство евреев при возможности не заплатить — будут ее использовать. Мне предложили подняться другой тропой. Эйн Геди — это на самом деле оазис на берегу Мертвого моря, в горах. Это то место, где Давид Саулу отрезал кусок от плаща, и мы хотели его увидеть. И когда мне племянник сказал, что будем подниматься, как тогда в пещере,  я понял что будет  трудно, согласился. Когда мы поднялись наверх, всего на 100 метров выше первоначального уровня, я понял, что такое жить в пустыне. Я чувствовал себя очень плохо, меня тошнило, было очень жарко и вот наконец мы пришли к первому оазису!  Мы просто упали в него, и я тогда пережил, что такое счастье.

Я всегда думал, почему Саул не услышал, что Давид отрезал плащ ?  На самом деле, на выходе из этой пещеры находится, водопад, который очень шумит. Место очень красивое, и я, когда оттуда спустился,  почувствовал себя героем:)

- Как с русскими в Израиле?

— Проще было бы спросить, как в Израиле с сабрами :) или с другими евреями, потому что русских там очень много. В Ашкелоне на 130 тысяч населения, 40 тысяч русских. Они везде, и на сегодняшний день серьезно стоит  вопрос о присвоении русскому языку статуса государственного, потому что при 6 миллионах израильтян почти миллион с лишним русских — это достаточно много, чтобы об этом думать.

Много русских, очень открытые, очень общительные, у всех ностальгия. Кстати,  репатрианты «колбасной алии» (в 90-е годы)  очень разочарованы, потому что многие сорвались отсюда, оставили все, продали квартиры, приехали туда и сегодня понимают, что покушать можно было и в Украине. Поэтому, нас лично это ободряет…

- …мы уже тоже поняли, что можно кушать и здесь :)

Да, мы уже тоже это поняли :) Кто-то тихо радуется, что уехал, кто-то тихо радуется, что не уехал. Мы относимся ко второй категории людей и радуемся.

- За время пребывания в Израиле получалось ли говорить о Иешуа?

В этом я испытывал некоторую сложность, потому что практически все мои родственники знают Иешуа, большая часть из них ходят на служения. Мой брат является пастором новой церкви, которая началась примерно год назад, и в которой уже около 30 человек.

Что радует, по поводу проповеди Евангелия, — у моего брата в общине, до моего приезда и сразу после, люди принимают твилу — это говорит о том, что люди каются в Израиле.

Что касается нашей личной евангелизации. Мы все понимаем уже сегодня, что время  агрессивной евангелизации  закончилось и здесь. Поэтому, прежде чем евангелизировать, нужны отношения. А что касается отношений — то их там налаживать очень легко, люди открытые, они тут же, после знакомства с нами на улице, приглашали нас домой.

Наш портал в Facebook:

Естественно, все отмечали, что мы не такие как все, и когда они спрашивали — почему, мы говорили, что верим в Бога, верим в Иешуа. И ситуация за последние 6 лет в Израиле изменилась — люди стали более открыты,  хотят общаться. Хотя многих отпугивает  ортодоксальная религиозная вера, потому что в большинстве случаев  жизни религиозных евреев не соответствуют библейскому примеру, но тем не менее, нас и это ободряет.

У нас есть планы, о которых мы пока не спешим говорить, но мы формируем команды, планируем ряд поездок и верим, что они будут плодотворные.  И как поётся в одной хорошей еврейской песне : «Хай Израиль, хай!», что значит «Жив Израиль, жив!»

Видео-привет посетителям портала Ieshua.org из Израиля от Родиона Самойловича и Андрея Шмайцера:

Подписывайтесь на наш канал в Telegram - @ieshuaorg

Подписаться на ieshua.org: 


Комментариев - 3

  1. Михаил:

    Замечательное вью:)

  2. Руслан:

    Весело и интересно )))

  3. Виолетта:

    Соглашусь с Михаилом, супер!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>