«Исход: Цари и Боги» или как испортить фильм про Моисея


"Исход: Цари и боги" или как испортить фильм про Моисея

Ретроспективный взгляд показывает, что мы, возможно, были слишком строги в отношении фильма «Ной».

Когда фильм Даррена Аронофски про семью и потоп вышел в свет в марте уходящего года, многие из нас подумали, что это был худший из основанных на Библии высокобюджетных фильмов года. Но вот вдруг Ридли Скотт представляет кинокартину, которая еще хуже.

У фильма «Исход: Цари и Боги» есть все шансы стать самым лучшим фильмом всех времен, если не считать, что это самый худший фильм года. Режиссер Ридли Скотт стремился создать следующие «10 Заповедей» (1956) и вместо этого преподнес нам ревизионистскую версию истории, которая столь же провальна, как и по праву забытый фильм «Все о Моисее» (1980).

В будущем, это кино должно показываться в киношколах, где будут изучать все неправильные моменты при создании фильма на основе Библии. Вот несколько уроков, которым фильм Скотта Ридли может научить будущее поколение режиссеров о том, как испортить фильм про Моисея.

1. Игнорировать исходный материал

Моисей — центральная фигура в трех крупнейших религиях мира. Он упоминается в Коране более, чем кто-либо еще, и чаще других библейских персонажей — в Новом Завете. В иудаизме он — не просто центральная фигура, ведь он буквально написал главную книгу этой религии. У него есть, другими словами, много узнаваемых имен.

Моисей, также, был частью одной из самых великих команд со-авторства в истории. Вместе со Святым Духом, Моисей написал пять книг Библии — самый большой бестселлер всех времен. Его письмена испытаны временем, свободны от авторского права и имеют больше фанатов, чем «Гарри Поттер» и «Голодные Игры» вместе взятые. Любой компетентный режиссер, который сможет честно адаптировать историю Моисея, без сомнения, произведет самый кассовый фильм века.

Так почему Скотт так сильно пытается изменить историю Моисея? Причину нельзя списать просто на достижение «свободы творчества», поскольку это подразумевало бы лишь определенный артистизм в решениях. Изменения, которые Скотт вносит, не только безыскусственны, но и даже нелепы, и портят любые ценности в его фильме.

Для примера, давайте возьмем сцену, в которой Моисей говорит Фараону: «Отпусти народ мой». Это указание — одна из самых популярных фраз в истории – полностью отсутствует в фильме. А отсутствует она потому, что Моисей не разговаривал с Фараоном вплоть до девятой из десяти казней. В одной из самых важных конфронтаций в истории человечества Моисей просто отсутствует.

Моисей появляется лицом к лицу перед Фараоном один раз, перед казнями, и вновь лишь перед последней казнью. Когда казни начинаются, Моисей остается за кадром. Мы знаем, что казни как-то связаны с евреями или их Богом лишь благодаря тому, что египтяне получают послание, написанное кровью на белой лошади (это выглядит еще глупее, чем звучит).

фильм про Моисея

2. Сделать Моисея не еврейским пророком, а египетским генералом

Библия не особо повествует о жизни Моисея в период после его усыновления дочерью фараона и до убийства, вынудившего его бежать в Мадиамские земли. Скотт использует это молчание, чтобы создать свой образ Моисея воина-принца, любимого члена семьи Фараона и отважного генерала его армии*. Эта версия не вполне правдоподобна, и хорошо работает только первую треть фильма. Но вскоре становится ясно — Скотт хотел, чтобы Моисей был египетским генералом. Моисей, как еврейский пророк, его не интересовал.

Например, в сцене, которой нет в Писании, Моисей ведет рабов в безуспешную повстанческую атаку на линии снабжения египтян. Необъяснимое решение… Скотт обрезает часть настоящей истории жизни Моисея, но вместе с тем включает в фильм сцену из древней ближневосточной версии «Битвы за Алжир» (1966).

Скотт, одержимый образом Моисея-воина, заменяет его культовый посох пастуха – имеющий серьезное библейское значение — на обычный египетский меч. Это, вероятно, соответствует тому, что Моисея больше беспокоит египетский народ, чем еврейский, с которым у него нет настоящего эмоционального или духовного родства или связей. В одном из моментов Моисей спорит с Богом, потому что он расстроен вредом, нанесенным египтянам. Даже когда он переходит на другую сторону (если это не подразумевает его истинную преданность), Моисей больше заинтересован оставаться генералом (хотя и недостаточно компетентным), чем пророком Бога.

3. Потратить образы впустую

Ридли Скотт – человек, способный к созданию эпических фильмов (Чужой, Бегущий по Лезвию, Гладиатор). В его последнем фильме действительно присутствуют величественные и вдохновляющие сцены. И все же, Скотт явно томится и скучает, когда сталкивается с воплощением наиболее захватывающего визуального вызова в кино: иллюстрирования десяти казней Египетских.

В фильме казни представлены в быстрой последовательности, будто они просто часть сюжета, которую нужно как можно быстрее прокрутить, чтобы потом вновь вернуться к сценам сражений. И только одна из казней (смерть первенцев) действительно «цепляет» — и то лишь потому, что мы больше переживаем за Рамзеса и его маленького ребенка, чем за Моисея и его народ.

4. Заставить Бога глупо выглядеть

Я упоминал, что Бог подается как 11-летний британский мальчик? Да, Бог выглядит как обыкновенный 11-летний британский мальчишка, который мог, или не мог, быть плодом воображения Моисея.

После того, как вы увидите британскую детскую версию Бога, Который готовит ланч с чаем (по-видимому, на горе Синай не хватает только пончиков), вы будете тосковать по почтению и многозначительности Джорджа Бернса, изобразившего Бога Яхве в фильме «О, Боже!» (1977).

Есть масса других жалоб в адрес этого фильма – устаревший агностицизм, неудачный подбор актеров на роли (особенно это касается Кристиана Бейла в роли Моисея), абсурдное расхождение вод Красного Моря. Вы, полагаю, скоро и сами все их обнаружите (не имеет значения, насколько искажена история, ведь христиане буду смотреть практически любой фильм, основанный на Библии), но мой вам совет — лучше дождаться, пока фильм выйдет в прокат. После похода в кинотеатр на «Исход: Цари и Боги» вы будете жалеть потраченного времени и денег, так что лучше сделать это с большим комфортом, сидя у себя в гостиной.

* В защиту Скотта могу сказать, что версия о Моисее, как о египетском генерале была утверждена еврейским историком Иосифом Флавием. В своей работе «Иудейские древности» Иосиф писал: «Египтяне, под этим гнетущим притеснением, обратились к своим оракулам и пророчествам; и когда Бог дал им этот совет — использовать Моисея-еврея, воспользоваться его помощью — царь приказал своей дочери представить его, чтобы он смог стать генералом их армии».

Автор — Joe Carter / thegospelcoalition.org
Перевод — Тарас Лысенко для ieshua.org

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>