Телеграм канал @ieshua.org

Как грудное вскармливание изменило мой взгляд на Бога

Как грудное вскармливание изменило мой взгляд на Бога

«Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя» (Исаия 49:15)

Это всегда был один из моих любимых стихов. Я представляла глубокую связь между кормящей грудью матерью и ее ребенком, ее восхищенную любовь к ребенку, глубокую интимностью кормления: мать и ребенок в животворящих отношениях.

Но потом у меня появился ребенок, и я начала сама кормить грудью.

Ох…

Поначалу грудное вскармливание было агонией. Ни я, ни моя дочь не знали, что мы делаем. Мы обе были расстроены и огорчены. Я никогда не забуду комментарий одной медсестры, брошенный вроде довольно доброжелательно, но оказавшийся подобным ножу в мое сердце: «Осмотрев ребенка я вижу, что девочка очень голодна и очень устала». Я была в отчаянии.

Постепенно мы это освоили. Но потом наступило настоящее испытание. Частота, с которой мой ребенок нуждался в питании, изнуряла. Несколько ночей подряд я слышала ее плач и до глубины души не желала идти к ней. Я была более истощена, чем когда-либо могла себе представить. Я чувствовала себя альпинистом, поднимающимся на Эверест, который не желал ничего, кроме как улечься прямо на снегу и уснуть — слишком уставшим, чтобы думать о последствиях.

Но я знала, что мой ребенок нуждается во мне. Итак, я вставала, превозмогала усталость и плелась к ней.

breastfeed2

Может ли мать забыть?

«Забудет ли женщина грудное дитя свое?» — спрашивает Исаия. Время от времени она, конечно, желала бы иметь такую возможность. Утомленная, расстроенная и одинокая после ночного бдения, тело её болит после родов, а ум катится к обрыву отчаяния. Конечно, с новорожденным связаны и радостные, захватывающие переживания и моменты. Но они перемежаются со страданиями.

Независимо от того, кормит ли она грудью, каждая мать знает о постоянных жертвах, необходимых для ухода за младенцем. Подобно восхождению в «мертвую зону» (высота от 8000 метров и выше; именно там из-за недостатка воздуха, усталости и непогоды чаще всего гибнут альпинисты – прим.ред.), материнство может казаться чем-то не таким уж и сложным со стороны; но каждый крошечный шаг требует физической и психологической силы, с кислородным баллоном за спиной, кислород в котором заканчивается.

На прошлых выходных я проезжала мимо госпиталя с вывеской, рекламирующей «бэби-бокс» для новорожденных. Я представила себе, насколько должна отчаяться мать, чтобы приехать в госпиталь и оставить там своего ребенка, зная, что она не сможет заботиться о нем.

Я вспомнила, как трудно мне было в первые недели с моим первым ребенком, несмотря на всю поддержку, которую я получила от семьи и друзей, и я испытывала большое сострадание к женщинам, идущим на это, — не ложащимся в снег, но доползающим на первый безопасный пункт и передающим ребенка за линию, под опеку незнакомцев.

Материнская жертва Бога

«Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя». Божья любовь к нам — это не сопливая сентиментальность. И это даже главным образом не умиление, возникающее при виде новорожденного: «Ой, Бог никогда не сможет отвергнуть таких милых крошек как мы!»

Скорее, этот стих показывает с трудом завоеванную, жертвенную, настойчивую приверженность Бога нашему благу, Его отказ отпустить нас — как бы мы Его ни разочаровывали, Он продолжает видеть в нас Свой образ и дает обеспечение в наибольших наших нуждах.

breastfeed3

Метафоры материнства Бога подчеркнуты в Ветхом Завете. «А Заступника, родившего тебя, ты забыл, и не помнил Бога, создавшего тебя» (Втор. 32:18). «Долго молчал Я, терпел, удерживался; теперь буду кричать, как рождающая, буду разрушать и поглощать все…» (Исаия 42:14). «Как утешает кого‐либо мать его, так утешу Я вас…» (Ис. 66:13).

Божья любовь к нам основана на отношениях, и она жертвенна. Мы видим это очевиднее всего в кровной смерти Иисуса на кресте ради нас. Его жертвой мы соединены с Ним.

Бог, который не может оставить

В настоящее время я беременна своим третьим ребенком, и опыт вынашивания другого человека в моем теле напоминает мне о нашей безопасности во Христе. Когда Он умер, мы умерли, и наша жизнь, как нерожденное дитя, теперь «сокрыта со Христом в Боге» (Кол. 3:3).

Да, Бог любит нас со всей привязанностью мамы к ее младенцу. Мы купленные Его кровью, мы носители Его образа, и Он радуется в нас! Но грудное вскармливание научило меня, что Его забота — более чем просто привязанность.

Когда я ошибаюсь и разочаровываю своего Господа снова и снова, Он все же поднимается ночью, чтобы восполнить мои потребности. Хотя отчаявшаяся мать может забыть — или, по крайней мере, сдаться в борьбе за заботу о своем ребенке, — Он не забудет нас.

«Вот,» — говорит Господь сразу после метафоры о кормлении грудью: «Я начертал тебя на дланях Моих» (Исаия 49:16). Младенцы оставляют раны на телах своих матерей. И мы также оставили раны на теле Христа.

Наш портал в Facebook:

Но, как ласковая мать, Он никогда не оставит и не покинет нас (Евр.13:5).

Автор — Ребекка МакЛафлин / thegospelcoalition.org
Перевод — Дарина Ребро для ieshua.org

Ребекка МакЛафлин имеет кандидатскую степень в Кембриджском Университете и степень богословия в семинарии Оук Хилл в Лондоне. Она выступала перед разными аудиториями: начиная от профессоров и заканчивая заключенными, и говорила на одной сцене с такими лидерами, как Энди Крауч и Пол Трипп. Ребекка является постоянным автором на сайте The Gospel Coalition. Вы можете связаться с ней на её сайте www.rebeccamclaughlin.org.





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>