Когда шутку сыграли с нами: почему мы (не) плачем со злодеями

Когда шутку сыграли с нами: почему мы (не) плачем со злодеями

Он рос в полном пренебрежении. Его мать, жестокая и непреклонная, подвергала каждый поступок сына жесткой критике. Даже если она и обронила когда доброе слово в его адрес, он такого не помнил.

Но каким бы тяжелым не был характер матери, он все равно любил ее больше, чем отца. Как Саймону удавалось проявлять к сыну еще большую неприязнь, – трудно сказать. Но можно было легко сказать, судя по более-чем-не-случайным синякам на теле ребенка, что Саймон не упускал возможности поднять на сына руку (или, согласно слухам, это была жена соседа). Мальчик рано усвоил жизненный урок, что заступаться за себя он должен сам – больше этого сделать было некому.

В юности его друзьями были те, кто также усвоил этот урок в свое время. Вместе со своими друзьями, такими же изгоями, как и он сам, он делал то, что свойственно эмоциональным сиротам – воровал. Однажды его лучшего друга – если люди, объединенные недоверием и криминальным поведением, вообще могли иметь «лучших друзей» – зарезали у него на глазах при попытке ограбления, а его схватили. Буханка хлеба и горстка монет стоили ему той единственной жизни, которую он пытался сохранить. Ожесточенный, молодой человек снова остался на улице и снова совсем один.

Дьявол в деталях

То, как автор строит свое повествование – чью перспективу он выносит на первый план, а чью и вовсе опускает – может скрывать опасность для слушателей. В деталях, тщательно подобранных, может скрываться дьявол. Возьмем, к примеру, предысторию жизни Иуды Искариота. Чем больше «экранного времени» было бы ему отведено – тем понятнее бы становилась нам его боль, борьба и его заигрывания со светом и тьмой – тем больше он бы становился нашим протагонистом.

Мы бы увидели охватившее его чувство стыда, когда его Господин упрекнул его за «невинный» вопрос о вложении средств, вырученных от продажи благовония, в помощь нищим (Ин. 12:1-8), и тогда его поступок показался бы нам не столько гнусным, сколько свойственным любому из нас. Когда нам причиняют боль, мы все совершаем ошибки, о которых впоследствии сожалеем. Кроме того, он же не знал, что они собираются сделать с Ним – он пытался вернуть им деньги. Угрызения совести привели его к самоубийству. Был ли он действительно таким злодеем, как принято считать, или просто оказался жертвой холодности окружающих? Мы можем сопереживать ему, точно так же, как, впрочем, можем переживать и за себя.

joker2

Любую историю нужно слушать очень внимательно. Хотя фильм «Искариот» мог изображать разрушенную жизнь отверженного мальчика, который, повзрослев, умер трагической смертью, Иисус, наоборот, рассказывает историю Иуды, дьявола в доверенном кругу, предателя, о котором говорилось задолго до его рождения (Пс. 40:10; 108:8). Злодее, чье предательство сделало небытие более привлекательным, нежели жизнь (Мф. 26:24). И никакие истории из личной жизни, никакое зло, сотворенное против него, не смогут этого опровергнуть. Следует опасаться того, что истории, мастерски сотканные, могут заставить проникнуться симпатией даже к дьяволу.

И это актуально по сей день. Пользовались ли злодеи когда-либо таким спросом, каким они пользуются в наши дни? В этом развивающемся жанре, который некоторые называют «антизлодейским», миллионы зрителей увлеченно следят за историями, в которых главные роли отведены убийцам, наркодельцам, каннибалам, криминальным авторитетам, серийным убийцам и блудникам. Это моральные чудовища, которых мы ненавидим, любя. Или просто любим. Прошли времена предсказуемо скучных славных парней и неубедительных злодеев; наша симпатия к героям по нашему – вместо Божьего – образу и подобию возрастает в геометрической прогрессии.

Эта тенденция продолжается с выходом нового фильма «Джокер». К такому виду искусства нужно подходить с опаской. Он может постепенно – мы и не заметим, как – со всей красотой, трогательностью и убедительностью, заставить нас принять все то, что ненавидит Господь. Переделать историю так, чтобы мы прониклись симпатией к злодею. Первый шаг к потаканию злу, и мы должны об этом помнить, – это начать ему улыбаться.

Такой фильм, если он изображает дьявола так очевидно, как заявлено рекламой, может подтолкнуть нас к некоторой опасности, которую стоит обсудить: когда мы называем зло добром; когда оправдываем свое разрушительное поведение исключительно внешними раздражителями; когда думаем, что свобода придет, только если полностью отдаться тьме; и когда считаем, что вправе мстить за себя.

joker3

Ошибочно принимая тьму за свет

«Данный фильм», – сокрушается один из критиков журнала «Rolling Stone», – «превозносит и идеализирует Артура [Джокера], хоть и покачивает, притворно скорбя, головой над его жестоким поведением». Он не просто повествует о жестокости и запекшейся крови, которые и Библия описывает с кровавым реализмом; по мнению критика, он идеализирует дурной нрав. Также, по мнению еженедельника «The New Yorker», в фильме настолько тесно переплетается смешное и трагичное, что «представляется невозможным отличить свет от тьмы». Сатана перехватывает ручку и начинает писать свою историю. Этот фильм и многие подобные ему шоу не просто говорят о зле – они его рекламируют. Если принять во внимание естественные последствия этого, оно навлекает Божье проклятье на всех, кто принимает и приукрашивает безнравственность:

«Горе тем, которые зло называют добром, и добро – злом, тьму почитают светом, и свет – тьмою, горькое почитают сладким, и сладкое – горьким!» (Ис. 5:20)

Но как им это удается? Как им удается заставить нас аплодировать злодею? Они опираются на тот факт, что в случае, если зло совершает человек сложной внутренней организации, оно больше не считается злом. Секрет внушения любви к тому, что заслуживает осуждения, состоит в том, чтобы изобразить негодяя жертвой, которую все должны жалеть, а не отбросом общества, достойным порицания. Сложно осуждать виновника преступлений, который сам стал жертвой преступления. Как только первое домино в веренице зла упадет, как можно винить нас в том, что за этим последует?

Поэтому наших злодеев увольняют с работы, им изменяют супруги, их оскорбляет коррумпированный сотрудник полиции, на их глазах убивают их любимого человека, их презирают собственные родители, отдав предпочтение их брату или сестре. Таким образом, злодей начинает свой путь с позиции жертвы. Так было и с Джокером. Уже в самом трейлере показывается, как его высмеивают как комедианта, оскорбляют обычные граждане, а его любимая вынуждена ходить с респиратором. В отличие от Брюса Уэйна, который после трагической гибели своих родителей стремится установить порядок, Артур разрисовывает себе лицо и делает выбор в пользу морального хаоса. Внутренняя боль приводит его к тому, что Джокер становится нигилистом: он отвергает всякую мораль и принимает точку зрения, гласящую, что всё в жизни, в конечном итоге, лишено всякого смысла.

photo - Shaun Wong, 1:6 Hot Toys Joker with Bank Robber Head / Flickr

photo — Shaun Wong, 1:6 Hot Toys Joker with Bank Robber Head / Flickr

Он становится евангелистом этого послания: жизнь – это всего лишь шутка. Различные интерпретации показывают героя, которому интереснее перетянуть Бэтмена на свою сторону, нежели просто убить его. Он бродит улицами Готэма, как кто-то подметил, проповедуя послание Карателя к Сорвиголове: «Один неудачный день – и ты станешь мной». И он стремится создать этот недостающий неудачный день, чтобы заставить Бэтмена (и нас?) видеть мир таким, каким видит его он.

Все эти антизлодейские истории часто спекулируют грустной предысторией главного героя, чтобы вызвать у нас одобрение всего того, что идет вразрез с нашей совестью, во всяком случае, поначалу. Но сострадание служит плохим оправданием тому, чтобы закрывать глаза на безнравственность и жестокость.

Ошибочно принимая грех за психологию

Современная культура не обладает и половиной необходимой библейской грамотности, чтобы иметь право поднимать шум хотя бы в полсилы того, который она поднимает. Если бы она могла, она бы тут же возразила словам Иисуса:

«…Исходящее из человека оскверняет человека. Ибо извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство, — все это зло извнутрь исходит и оскверняет человека» (Мк. 7:20-23).

Иисус утверждает, что из сердца человека – не из его детства, окружения или личных страданий – исходит желание убивать, похотливость, злость, гордыня, распутство. Человека оскверняет не то, что он ест, с кем он ест, где он ест и ест ли он вообще, но то, что и так уже наполняет его изнутри. Все эти факторы способствуют выражению греха, но они никогда не смогут оправдать совершаемый нами грех.

Быть созданными по образу и подобию Божьему — значит обладать славой Божьей и неизбежным бременем личной ответственности. Мы слишком благородные создания, чтобы прикрывать своё зло собственными страданиями. Но, будучи детьми Адама, мы привыкли оправдывать свой грех. Во всем виновата женщина, которую дал мне Господь. Это все из-за моего несчастливого детства. Всему виной мои родители (или тот факт, что их у меня не было). Это все из-за того, каким несчастным я был. Это все неудачное стечение обстоятельств. Это всё они, они – не мое сердце – виноваты! Они не оставили мне другого выбора.

joker5

Ошибочно принимая гнев за свободу

Такие истории показывают людей в состоянии Божьего гнева в действии. И это может вызывать удивление. Эти истории позиционируют грех как нечто привлекательное – что апостол Павел описывает как открытие гнева Божьего на всякое нечестие. Артур, как я думаю, некоторое время пытается (хоть и не очень уверенно) идти узким путем. Но однажды он все же ломается. За этим следует полное отсутствие самообладания и силы воли. Мы можем описать это как свою историю обратного обращения: «Раньше я постоянно боролся с Х. Меня учили, что Х – плохо, и что я не должен этого делать. И вот пока я не набрался смелости и не ушел из церкви, я не обрел истинного счастья».

Постепенное все более глубокое погружение в развращенность – это не свобода; это притупление совести и открытие Божьего гнева. «Ибо открывается гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдою» (Рим. 1:18). Когда Джекилл полностью превращается в Хайда, – это не он отталкивает Бога; это Бог толкает его во тьму. «Но как они, познав Бога, не прославили Его как Бога и не возблагодарили, но осуетились в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце, … то и предал их Бог … Потому предал их Бог… …то предал их Бог» (Рим. 1:21, 24, 26, 28).

Такие истории соблазняют сердце отпереть засовы, распахнуть настежь дверь и выпустить свое плененное естество на свободу. Они сулят вечное перемирие – по той простой причине, что одна из сторон капитулировала. Они сулят подлинную свободу в освобождении от праведного Божьего закона. Но в этом случае возможна лишь одна свобода, которую не показывают: свобода следовать к собственному разрушению при отсутствии каких-либо противоречивых мыслей о том, чтобы повернуть назад.

Ошибочно принимая нашу месть за Божье возмездие

И, наконец, о том, как эта злодейски-соблазнительная лента претендует на то, что по праву принадлежит одному Богу. «Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Рим. 12:19).

Когда мы становимся свидетелями травли, оскорблений и унижений, нашей вполне ожидаемой реакцией будет призыв к справедливости. Когда же страдания превосходят человеческое понимание, мы взываем к возмездию. В этом случае мы должны отказаться от того, чтобы, разукрасив себе лицо, потянуться за гранатами и оружием – так как у Бога есть Свои. Он не святой пацифист, которому нет дела до злоумышленных действий. Он – Бог, Который собирает гнев для тех, кто не желает раскаяться в своих проступках (Рим. 2:5). Мстить – не наша прерогатива, но Божья.

joker6

Наскучил ли вам Богочеловек?

Возможно, наша любовь к этому откровенному социопату с садистскими наклонностями, который больше всего на свете хочет увидеть мир в огне, обусловлена тем, что мы и сами сделали слишком много шагов в этом направлении. По-видимому, тьму мы любим больше, чем свет, потому что дела наши злы (Ин. 3:19).

И все же, когда мы смотрим и понимаем, что грех – это грех, злодеи – это злодеи, ложь – это ложь и ад – это ад, наш фокус перемещается на истинное христианство. Спасение перестает быть лишь одной из опций; а благодать — это уже больше не просто слово церковного гимна. Прощение становится актуальным для нас, а Иисус – невероятно прекрасным. «Он не сделал никакого греха, и не было лести в устах Его. Будучи злословим, Он не злословил взаимно; страдая, не угрожал, но предавал то Судии Праведному» (1 Пет. 2:22, 23).

С замиранием сердца мы снова и снова наблюдаем за этим Богочеловеком в Его Слове: как Он учит, действует, любит, умирает, воскресает, возносится и наделяет силой Свою церковь, чтобы та могла противостоять царству тьмы. Наша участь – встретиться с Ним и поклоняться вместе с Его народом.

Бог видел, как мы, тем или иным образом, играли роль злодеев, и Он отдал Своего Сына на поругание, чтобы обновить нас. Когда мы это видим, Он требует от нас полной отдачи, на что мы с радостью соглашаемся. Но если мы полагаем, что всё это слишком «ванильно», пресно и скучно, а настоящая интрига ожидает нас в мире фильмов категории 18+, тогда шутку – очень злую и ужасную – сыграли с нами.

Автор — Грег Морзе / © 2019 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Анастасия Сковородникова для ieshua.org

Последнее пожертвование: 9.12 (Украина)






Мы будем благодарны вам за пожертвование на развитие нашего служения!

1 комментарий

  1. Александр:

    Глубокая статья… Сам я фильм не смотрел из-за того, что когда-то заметил — слишком много чертовщины на экране в последнее время. Ну, и из-за того, что как сказал один умный, но нехороший человек: «Если ты долго смотришь в бездну, то бездна смотрит в тебя».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>