Когда то, во что я верю, встречается с разорванными взаимоотношениями

Когда то, во что я верю, встречается с разорванными взаимоотношениями

Посмею признаться: моя христианская жизнь испытывает недостаток радости. Чувство долга – это мне понятно. А вот радость и наслаждение – признаюсь, что о них мне часто остается только мечтать. Однако, недавно реакции моего сердца на некоторые события в моей жизни начали меняться. И когда я задаюсь вопросом, почему так получилось, мне кажется, что это из-за моего нового взгляда на происходящее со мной. Поясню – я все еще не заселился в гостиницу «Радость», путь предстоит мне все еще неблизкий.

Но я ощутил больший мир в сердце, который кажется мне явным ориентиром на дороге к радости. И мир этот пришел ко мне через применения того, во что я верю, моей доктрины, в контексте некоторых устоявшихся обстоятельств.

Разорванные взаимоотношения

Тема эта для меня щекотливая, хотя у многих из вас, особенно у лидеров, я найду понимание. В моей жизни есть запутанные, разорванные отношения. И совсем не понятно, чем все в конце концов закончится. Несмотря на гарантированную боль и огорчение, которые эти взаимоотношения приносят, хорошая доктрина – это как елей на мою раненную душу.

Может быть, вы подобно мне пребываете с кем-нибудь близким вам в затянувшейся ссоре. Возможно, согрешили вы, возможно – они. Возможно, вы облажались и вас наказали, перестав с вами общаться. Не важно, как вы дошли до жизни такой, правда жизни в том, что эти взаимоотношения – штука запутанная.

Примирение – это тяжелый труд. Иногда гораздо легче найти какие-нибудь возвышенные принципы, которые всего лишь облагородят наше низменное нежелание искать мира прежде всего другого. Я знаю, о чем говорю, потому что сам так поступал. Когда отношения запутываются, мы легко «соскакиваем». Для меня, единственная надежда на дальнейшее продвижение вперед посреди турбулентности жизненных событий – это знать, во что я верю.

И хотя я все еще на пути к радости и наслаждению жизнью, хочу поделиться парой мыслей, которые помогли мне немного продвинуться по направлению к моей цели.

Я проснулся в пасхальное утро, исполненный радости от мыслей о нашем воскресшем Спасителе. Разослав смс-ки с пасхальными поздравлениями почти всем, кто был в моей адресной книжке, я понял, что в числе получателей был человек, который сильно на меня обижался. Наладить отношения как-то раньше не получалось, но это было пасхальное утро – сила воскресения заставляет воображение играть самыми смелыми красками и надеяться на чудо. Я напомнил моему визави, что о нем у меня только теплые воспоминания, и пожелал ему радостного празднования дня воскресения нашего Спасителя.

Его ответ, если сильно смягчить описание реакции на смс-ку, гласил, что мои пасхальные пожелания осквернили ему весь праздник. Я призвал человека к общению и выразил надежду на прощение в будущем. Но мой старый друг высказался предельно ясно: он мне не друг и не желает со мной ни о чем разговаривать.

doktrinn2

Стало больно.

И вот я сидел в пасхальное утро, еще толком не проснувшийся, а в голове свербила мысль: «А что делать, если кто-нибудь трактует твои мотивы как непростительные и отказывается от примирения?»

Затем последовала еще одна навязчивая мысль: «Что в моей жизни должно случиться, чтобы я отверг от кого-нибудь пасхальную смс-ку?»

Но у Христа есть голос – Его доктрина говорит. И обращена она к нам в первую очередь. Доктрина напоминает нам, что не всегда Бог требует от нас начинать с чистки своего мира и решения всех проблем. Иногда план Бога начинается не с «примирения с ними», а с преображения в Него.

Начались «ландшафтные работы», площадкой была сама моя жизнь, проект назывался «мое сердце», а в роли бульдозера-экскаватора выступила моя доктрина.

Невосстановленные отношения

Как и многие другие лидеры, я испытал на себе поляризационный эффект катастрофического наслоения череды событий. Этакого идеального шторма. Несколько лет назад я уволился из церкви, где был пастором 27 лет. Любой, кто уходил с любимой работы, знает, насколько это тяжело эмоционально. Вряд ли есть слова, которые в полной мере могли бы передать боль и психологический фон такого переживания.

Некоторые из моих близких друзей были моими братьями по оружию – мы вместе служили в церкви. Меня поймут те, кто служит в церкви с людьми, которые становятся для тебя второй семьей. Они первые, к кому ты побежишь за помощью, их лица изобилуют на ваших отпускных фотографиях, их дети дружат с вашими детьми. С ними вы провели не один вечер, исповедали им настоящие грехи. Вы радовались каждому прибавлению в их семьях и давали обещания позаботиться об их детях, если с вами что-нибудь произойдет.

Ну, вы поняли. Эти ребята были мне очень близки.

Но меня очень встревожило то, как они восприняли мой уход. В последующие годы мне так и не удалось уменьшить расстояние, которое возникло после увольнения. Я до сих пор озадачен этим. Уверен, что и они до сих пор пребывают в недоумении.

Я не перестал верить в их искренность, и я не думаю, что нашу 27-летнюю историю можно просто взять и выбросить. Эту историю стоит защищать. Но я не имею права превратить свои желания в требования. Нет, я не теряю надежды на примирение, когда радость вытеснит боль и обиду. Но эта цель сменилась новой, более важной: «Когда попытки примирения не оправдали ваши надежды и не увенчались желаемым результатом, где найти радость? Что поможет мне найти Бога, если мои попытки двигаться вперед провалились?»

doktrinn3

Неудержимая доктрина

Что дает покой, когда волны эмоционального мусора захватывают наш разум? Доктрина, то есть истина Божьего Слова, которой мы позволяем распутывать сложности Божьего мира. Доктрина помогает убедиться, что запутанные взаимоотношения хоть и неудобны, но не являются причиной для нашего осуждения, они не оскверняют нас и не оскверняют Бога. Доктрина – это наша единственная надежда.

Вот четыре доктрины, которые дали мне мир в сердце, когда душа моя была в смятении.

1. Доктрина человека.

У меня нет никакой власти сотворить примирение, которого я жажду. Страхи, обиды, недоверие, предательство (настоящее или предполагаемое), сильные разочарования – эти вещи впиваются глубоко в душу и таятся в ледяных кладовых, человеку не доступных. Только Бог может растопить лед, побудить желание, исправить искаженное восприятие событий, изменить людей. Я отвечаю только за свои собственные попытки найти примирение (Мф. 5:23-24, 18:15, Рим. 12:18, Евр. 2:14). А плод примирения – в руках Бога.

2. Доктрина благодати.

Эта доктрина избавляет нас от принижения людей до их самых «низких низов». Только подумайте: Бог берет наши провалы, наши худшие моменты из жизни и говорит: «Они забыты!» «Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну» (Ис. 43:25). Я сделал в своей жизни бесчисленное количество дурацких поступков и грехов, которые Бог покрыл Своим бесконечным расположением ко мне. Чем лучше мы понимаем благодать, тем мягче становится наше сердце. И становится легче помнить людей по лучшим моментам в их жизни (Пс. 102:12, Евр. 8:12).

3. Доктрина примирения.

Эта доктрина сообщает мне, что я обладаю примирением, которое только и имеет значение. Я страдаю от неразрешенных ссор, очень страдаю. Это груз, который мне очень тяжело носить с собой день ото дня. Но иногда, если есть какой-то непропорциональный эффект на мою жизнь и сердечный покой от затянувшейся ссоры, возможно, это свидетельство, что я ищу расположения и одобрения человека или группы людей в большей мере, чем должен.

Помните, верующий человек каждое утро просыпается в состоянии примирения с Тем, Кто возлюбил нас, несмотря на нашу Ему враждебность (Быт. 3:15), хотя мог бы обречь нас на вечность в аду (2 Кор. 5:18-19).

4. Доктрина будущего.

Эта доктрина напоминает мне о том, что разорванные взаимоотношения – это временное состояние. Грядет день, и он не далек, когда те христиане, которые, возможно, переходили на другую сторону улицы, завидев нас, будут рыдать от радости, увидев нас на улицах нового неба и новой земли. Мысли о будущем смягчают наши обиды реальностью дня, когда боль или гнев, приводящий к отдалению и непрощающей позе, будут напрочь забыты. Более того, мы увидим, как удивительным образом Бог использовал наши шрамы, чтобы научить нас терпению, служению другим страдающим и прославлению Бога до этого невиданным образом.

Наш портал в Facebook:

«Убеждение в том, что доктрина очень важна», – говорит Синклер Фергюссон – «это один из центральных факторов роста христианина». Доктрина важна, потому что она помогает нам не разрушиться от разочарования или цинизма, проистекающих из разорванных взаимоотношений. Доктрина никоим образом не упрощает наш запутанный мир, но дает достаточно надежды, чтобы мы продолжали движение вперед. Часто доктрина дает покой. Иногда даже радость.

Для таких как я, кого обижали и кто обижал других, доктрина помогает надеяться на перемены, не держа в заложниках тех, кто по нашему расписанию и разумению уже давно должен был измениться.

Дейв Харви / hristiane.ru

Мы в Telegram, подписывайтесь:

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>