Лора Фельс: Жизнь была бессмысленной. Но угадайте, где я нашла смысл жизни!

Лора Фельс: Жизнь была бессмысленной. Но угадайте, где я нашла смысл жизни!

Я выросла в Пуэрто Рико, и у меня была фантастическая еврейская бабушка, которую я просто обожала. Это всегда было привилегией — пойти с ней в синагогу, и очень часто это было, возможно, на какое-то торжество или что-то подобное. Но больше всего мне нравилось сидеть на служении прославления и наслаждаться литургией, которая просто резонировала очень глубоко с моей душой.

Однако, мне не позволили продолжать моё еврейское наследие, потому что у меня была бабушка не-еврейка, которая совсем не любила евреев.

После окончания школы я решила, что религия не имеет отношения к жизни, и продолжила жить соответствующим образом. Я искала что-то, не будучи уверенной, что именно, и я думала, что найду это в отношениях, успехе, имуществе, опыте, и потому я попробовала выйти замуж. И когда это не сработало, я выбралась из этих отношений, получила развод и начала носиться со своим разводом как с почётной медалью.

На своём карьерном пути я работала в одной большой компании, занимающейся арендой автомобилей, и взбиралась по корпоративной лестнице, и шла на повышение. Я получила повышение в Вашингтоне, округ Колумбия, и меня перевели с одной должности на другую, в областях, в которых женщины не занимали никогда раньше должностей, и я продвигалась вперёд как женщина-руководитель. В конце концов, меня перевели в Филадельфию в результате ещё одного повышения, но я обнаружила, что с каждым новым повышением после славы приходит большая головная боль и потому не в этом нужно искать смысл жизни.

У меня был дом, я заполняла его антиквариатом, я часто возвращалась домой с очередной антикварной вещью, с очередным предметом мебели, очередной картиной на стену. И через некоторое время я устала от этого, вещи ломались, я хотела что-то ещё, я влазила всё глубже и глубже в долги, пытаясь удовлетворить свою страсть по вещам. То же самое с переживаниями, будь то лыжный поход, или путешествия, или экзотический отпуск, что угодно — это всё заканчивалось. Ничто из этого по-настоящему не удовлетворяло.

Последнее место, в котором бы я вообще подумала искать чувство смысла, предназначения, счастья и полноты, было религией. Это было не для меня. Я думала, что это было тратой времени, я думала, что это бессмысленно. Конечно, я знала людей, которые ходили в церковь, но я думала, что это глупо — они впустую тратили свой день, своё идеально хорошее воскресное утро в церкви. Я думала, что эти люди слабы или верят в сказки и легенды, но это точно было не для меня.

А потом я встретила одну женщину, которая была другой, — она была цветущей и радостной, умной и проницательной, и она… наши разговоры были важными — она заботилась обо мне так, как никто другой прежде. И она пригласила меня в церковь, и я подумала, что это очень странно. Никто сегодня не ходит в церковь. Но, вот я обнаруживаю себя идущей-таки в церковь. Всю дорогу брыкаясь и выкрикивая: я не хочу этого делать, я не хочу быть христианкой, я не знаю, почему я иду туда, но я ведь всё в этой жизни пробую хоть разок. И суть моих жалоб была в том, что я не хотела быть христианкой — я хотела быть еврейкой, как моя еврейская бабушка.

Итак, мы пришли в церковь, и там было около тысячи человек в той общине, и у всех них, казалось, было то же качество жизни — та же самая радость и полнота жизни, смысл и цель жизни, и это меня заинтриговало. Я впоследствии узнала, что у них было что-то, что принадлежало мне и моему народу. У них были отношения с Богом, Создателем вселенной, то, что было у моего еврейского народа. И я хотела это. Как это может быть у язычников, а у меня нет? И потому после служения я начала спрашивать Джен, что всё это такое? И она объяснила мне, что у них есть личные отношения с Богом, и что у меня они тоже могут быть. Но я не была уверена, что хотела этого.

laurafels2

Около шести недель подряд я не могла насытиться Библией и другими книгами, которые она дала мне. Я не могла дождаться, пока попаду домой после всех своих дел, чтобы поглощать Библию и другие книги. И всё же я понимала, что это отнимает слишком много времени у меня. Я хотела этого, но и не хотела — у меня было ощущение темноты в моей жизни, а снаружи был свет, и я не была уверена — иногда он меня привлекал, а иногда я хотела бежать от него, но он не оставлял меня в покое. Я помню, что слышала термин «духовная война», и я рассказала ей, я сказала однажды: «Да! Я на поле боя — они борются во мне.» Я даже слышала, как кто-то цитировал математика и философа Блеза Паскаля: «Существует вакуум в форме Бога в сердце каждого человека, который нельзя заполнить никаким творением, а только Богом, Создателем, Которого мы познали через Иисуса Христа.» И я подумала, что я провела 33 года своей жизни, пытаясь заполнить колышками в форме Лоры дыру в форме Бога, и это не работает — они не подходят.

Я ехала за рулём домой после конференции, на которую она меня взяла, и я пыталась понять то, о чем там говорилось, они говорили о страхе. И я пришла к мысли: «Да, страх, чего я боюсь? Я боюсь чего-то. Если это истина, я уверена, что не хочу пропустить её, а если это неправда, то ведь не страшно поиграть с этим немного?» И они сказали, что страх — это грех, и опять это слово, которое мне не нравилось, что этот грех является результатом дружбы с Сатаной, маленьким красным персонажем, с заострённым хвостом, вилами, я не думала, что действительно верю в этого парня… но этот Бог, в Котором я тоже не была уверена, может сделать что-то с этим, если я помолюсь.

Я не полностью понимала молитву, хотя люди говорили о ней, но я посмотрела через мокрое лобовое стекло своей машины и сказала: «Эй, Ты, там наверху, просто скажи моему старому приятелю Сатане, что мы с ним больше не друзья.» И в тот же миг моя машина наполнилась таким спокойствием, такой радостью и миром, и я поняла, что оказалась лицом к лицу с тем недостающим кусочком пазла, который я искала всю свою жизнь — счастье, полнота, значимость и, более того, любовь, радость и мир, которые я и не искала.

Когда я начала читать Библию, я открыла для себя особенные слова, написанные 2500 лет назад Царём Соломоном, он сказал:

«Суета сует, суета сует, — все суета! Что пользы человеку от всех трудов его, которыми трудится он под солнцем? Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит. Идет ветер к югу, и переходит к северу, кружится, кружится на ходу своем, и возвращается ветер на круги свои.»

Именно так, как я провела свою жизнь. Насколько же это безнадёжно? Как мог этот человек 2500 лет назад знать самые глубокие и потаённые секреты моей жизни, которые я никогда никому не открывала, и про которые даже сама не думала?

Оглядываясь назад, сквозь последние 30 лет, прошедшие с тех пор, как это всё случилось, я должна сказать, что с этого началось удивительное путешествие, которое я бы сама никогда себе не придумала. И наилучшим из этого всего было то, что у меня была возможность делиться с начальниками и даже дипломатами ООН этой надеждой и свободой, счастьем и полнотой, значимостью и смыслом, которые я нашла и с которыми смогла пройти этот путь за последние 30 лет.

Подписаться на ieshua.org: 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>