Маттс-Ола Исхоел: Нам нужно понять сегодняшний мир

Маттс-Ола Исхоел: Нам нужно понять сегодняшний мир

Маттс-Ола Исхоел, старший пастор Московской церкви «Слово Жизни», насчитывающей около шести тысяч членов церкви, является также президентом Библейского Центра Христиан Веры Евангельской (БЦХВЕ) «Слово Жизни», руководителем Ассоциации христиан веры евангельской (пятидесятников) «Церкви Веры», заместителем председателя РОСХВЕ по межрелигиозным вопросам. Маттс-Ола интересен тем, что является успешным иностранным пастором в российской столице. Маттс-Ола ответил на вопросы Mission Eurasia Research Initiative, где рассказал о служении церкви «Слово Жизни», а также о заданиях, которые стоят перед Церковью сегодня.

Здесь важно отметить, что  феномен крупных церквей России, связан с тремя общими тенденциями, которые также являются общими и для украинских мегацерквей. Во-первых, самые крупные церкви в России основаны иностранными миссионерами, которые и являются старшими пасторами в этих церквах. Во-вторых, все эти церкви являются независимыми от традиционных евангельских деноминаций, таких как баптисты, пятидесятники и евангельские христиане. В-третьих, пасторы основатели этих церквей имеют доступ к западному опыту и стратегиям по созданию и развитию крупных церквей в городе, поэтому они часто избегали тех ошибок, с которыми сталкивались национальные лидеры, создавая подобные церкви в городе.

–  Маттс-Ола, скажите, чем живет «Слово Жизни» в России на сегодняшний день?

–  Не смотря на то, что в России сейчас не самое простое время, в особенности в финансовых вопросах, мы верим, что для церкви это может быть хорошее время. Мы видим, как много людей спасаются, церковь растет, и потихоньку мы открываем новые церкви. Мы благодарны Богу за это.

–  Благодарю. Расскажите пожалуйста, что вы предпринимаете для того, чтобы усилить сферу богословского образования и подготовки лидеров для ваших церквей?

–  Мы считаем эту сферу одной из самых важных на данный момент. Мы сотрудничаем с Евроазиатской богословской семинарией. Ровно год назад мы открыли институт при семинарии для подготовки наших пасторов. Я считаю, что у каждого руководителя церкви должно быть основательное образование для служения. Мы проводим годичное интенсивное обучение доктринам и пасторскому служению. Наша цель, чтобы все пасторы Ассоциации «Слово жизни», прошли через это образование. Они получают свидетельство о своем обучении, а желающие продолжить обучение дальше, получив степень бакалавра, имеют возможности для этого. Время требует того, чтобы служители имели основательное понимание доктрин, истории церкви, христианской этики и так далее. Это абсолютно необходимо. Поэтому мы вкладываем в образование и желаем усилить эту сферу в будущем.

–  Вы – старший пастор московской церкви «Слово жизни», которая является одной из самых больших протестантских церквей Москвы, и, очевидно, России. Так ли это? Сколько человек посещает ваши богослужения каждое воскресенье?

–  Да, это так. У нас в богослужебном зале помещается только тысяча человек. Поэтому каждое воскресенье нам приходится проводить четыре богослужения. Кроме этого, мы арендуем разные помещения вокруг города. В общем, мы считаем примерно шесть тысяч человек посещают богослужения.

–  Это очень любопытный момент. Я обратил внимание на то, что самые крупные церкви, как в Москве, так и в Киеве – это в основном независимые церкви, которые не входят полностью в структуру деноминационных союзов ЕХБ или ХВЕ, не отождествляют себя стопроцентно как классическая пятидесятническая и баптистская церковь. Как вы думаете, почему так? Почему самые крупные мега-церкви независимы?

–  Я думаю, что это необязательно, чтобы входить в один из деноминационных союзов. У нас есть своя Ассоциация, хотя, находясь в российских реалиях, мы входим в РОСХВЕ. У нас есть свои круги, в которых мы трудимся. В целом это зависит от самой церкви. Для церкви важно найти здоровый баланс, чтобы держаться своего учения, своих доктрин, но в то же время дать людям свободу трудиться. У нас много отделов служений. Если мы посчитаем, то в Москве мы проводим 28 собраний каждое воскресенье. А это значит, что это 28 команд прославления, 28 пасторов, которые проповедуют, 28 организационных команд. Мы активизируем множество людей. И это одна из причин, почему на служения церкви «Слово жизни» приходят люди. Ведь если церковь начинает расти и приходят люди, которые в итоге сидят пассивно во время служения, тогда рост останавливается. Поэтому мы открываем новые места собраний, что помогает нам продолжать рост.

–  Если говорить о пике роста церкви, вы видите его в 90-х годах, в 2000-х или он продолжается и сейчас?

–  Мы видим постепенный рост. В 90-х годах были большие крусейды на стадионах. Сейчас такого в России не происходит, но церковь сегодня растет не меньше, чем в 90-х. Да, тогда можно было собрать множество людей на стадионах и в крупных залах, но церкви оставались приблизительно в таком же размере. Наша церковь никогда не испытывала взрывного роста, например, удвоение за год. И тогда, и сегодня мы испытываем постоянный и постепенный рост.

–  Скажите, на сегодняшний день, служить церкви «Слово Жизни» в России стало сложнее, чем раньше, или же все также как и раньше? Произошли ли какие-то изменения во взаимоотношениях с государством, в обществе? Каково общее отношение к верующим?

–  Я бы не сказал, что стало сложнее. Я бы сказал, что в нынешнем контексте нужно работать иначе. Если раньше, в 90-х годах, люди были очень открыты для всего и были готовы прийти на любое мероприятие, и им было это интересно, то сейчас так не происходит. Сейчас нужно намного больше личной работы, отношений, дружбы. Сейчас работает личное свидетельство и приглашение на богослужение. Возможно, раньше было легче пригласить человека в собрание, но не только к нам, в любое собрание люди с легкостью шли. Также как к экстрасенсам и представителям культов и других религий. Сейчас же мы опираемся на личную евангелизацию, благовестие через дружбу. Я верю,  что таким образом церковь может продолжать расти. По крайней мере, мы переживаем такой рост.

–  Это замечательно. Скажите, какие христианские организации в области служения детям и подросткам наиболее эффективны в России, на ваш взгляд?

–   Мне сложно сказать. У нас довольно много молодежи и акцент ставится на молодежь. Это очень специфическая аудитория со своими особенностями и своими опасностями. Молодежное служение должно быть построено так, чтобы молодежь чувствовала, что оно предназначено для них. У нас есть молодежные собрания, где используется современная музыка. Они сами играют, сами декорируют зал по своему вкусу, но при этом мы не меняем послание, не меняем содержание проповеди и библейского послания. Мы видим, и это особенно видно на Западе, что церкви начинают идти на компромисс. Они думают, что если будут проповедовать ценности о моральной жизни, как это было у их родителей, то молодежь не придет. Но это ложь. Мы можем проповедовать лишь то, что есть в Библии, касательно этики, морали, относительно секса, взаимоотношений, честности, относительно того, что свято и что не свято. Но это нужно делать на языке молодых людей, чтобы им было понятно. Для меня важно, чтобы они чувствовали, что эта церковь – это моя церковь, которая мне понятна, и говорит ко мне на понятном языке. Мы должны говорить на современном языке и одновременно держаться древнего библейского послания, как это было поколения до нас. Делая это, мы можем видеть успех нашего служения среди молодежи и подростков.

–  Как вы считаете, необходимо ли молодым христианам высшее образование? Насколько ваши церкви поощряют, мотивируют молодежь поступать в вузы?

–  Я думаю да, обязательно необходимо. Мы мотивируем всех идти учиться. Мы понимаем так, что внутри каждого человека есть потенциал, и этот потенциал нужно развивать. Когда я закончил школу, я не знал, кем я хочу стать. Я знал, что хочу служить Богу, но тогда никаких особенных дверей не открылось. И я просто пошел в университет, учеба в котором развивала меня как человека и развивала мои дары. Речь не только о том, что нужно иметь какую-то конкретную профессию, а о том, что учиться – это хорошо и полезно, в том числе и для духовного развития. Потому что наши таланты таким образом растут. И, конечно же, нам нужны верующие люди в каждой сфере общественной жизни. И некоторые сферы открываются только тогда, когда ты имеешь специфическое образование. Поэтому мы ободряем всех молодых людей в нашей церкви к тому, чтобы идти учиться.

–  Какой основной вызов для евангельских церквей России вы видите на данный момент?

–  Это хороший вопрос. Я буду говорить об этом на Соборе. Вызовов много. Мир меняется. Мир всегда менялся, но никогда не менялся так быстро, как сегодня. То, как люди общаются, как молодежь общается с родителями…

–  То есть, это глобальные вызовы?

–  Да. И нам нужно понять сегодняшний мир. Послание у нас есть, но нужно понять, как его передавать людям. Опасно менять послание, чтобы угодить людям. Этого делать не нужно. Но нужно понять, как работать с людьми. Методы должны постоянно обновляться, чтобы мы не потеряли связь с миром.

–  Большое спасибо за ваши ответы.

Беседовал Тетерятников Константин, Исследовательский проект Ассоциации «Духовное возрождение»

Источник — invictory.com


Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>