Минусы обогащения Ирана


Минусы обогащения Ирана

Президент Ирана Хасан Роухани сравнил нынешнее состояние экономики страны с «человеком, вышедшим из заключения и избавившимся от оков»: США и ЕС объявили о снятии международных санкций со страны, которой с 2012 года запрещалось продавать нефть. Правда, с точки зрения Израиля, оковы сняты с крайне опасного бандита, который не признает право еврейского государства на существование и спонсирует «Хезболлу» и ХАМАС.

Сегодня Иран является, пожалуй, самой мощной исламской державой на Ближнем и Среднем Востоке. Страна с населением более 78 миллионов человек обладает четвертыми по объему в мире запасами нефти –132 миллиарда баррелей (или около 10 процентов мировых запасов). Также в Иране сосредоточено 16 процентов мировых запасов газа.

Санкции, действовавшие до сих пор, не позволяли стране зарабатывать на продаже своей нефти странам Евросоюза. Добыча нефти в Иране упала из-за ограничительных мер с 3,6 миллиона баррелей в сутки в 2011 году до 2,6 миллиона – в 2014 году. Теперь Тегеран жаждет реванша. Экономически от этого пострадают, прежде всего, Россия и Саудовская Аравия, занявшие место Ирана на европейских рынках: в Европу польется дешевая иранская нефть, что заставит основных конкурентов также снижать цены.

Помимо усиления конкуренции на сырьевом рынке, отмена санкций также влечет за собой изменение расстановки сил на Ближнем Востоке. Очевидно, что Иран в этой ситуации выйдет на первый план. Израиль давно сопротивлялся такому развитию событий. На географических картах, выпущенных в Иране, территория Израиля обозначена почти целиком, без выреза на месте сектора Газа и Западного берега. Только вот вся эта область закрашивается черным цветом или заштриховывается и обозначается как «оккупированная Палестина». В иранских газетах израильские чиновники и политики также упоминаются без обозначения страны. Например, Биньямин Нетаньяху там фигурирует как «премьер-министр сионистского режима». В общественных местах, а также на всевозможных народных демонстрациях и парадах непременно присутствуют лозунги «Марг бар Амрика» (смерть Америке) и «Марг бар Эсраиль» (смерть Израилю). Плакаты с этими надписями в таком же ходу, как в Советском Союзе – «Слава КПСС», «Решения партии выполним». Кстати, 25 лет назад в Иране был еще в ходу лозунг «Марг бар Шоурави» (смерть Советам, т.е. СССР).

Помимо лозунгов исламская республика еще и прямо спонсирует шиитскую группировку «Хезболла» в Ливане, которую иранские эмиссары сами же создали в 1982 году как филиал своей организации с таким же названием. Теперь «Партия Аллаха» доставляет массу неприятностей на северных границах Израиля, а в 2006 году, например, эти столкновения переросли в полномасштабную войну. По данным израильского Генштаба,за последние два года Иран оказал помощь «Хезболле» более чем на миллиард долларов. Кроме того, периодически выявляются переброски оружия и финансов другой террористической группировке – ХАМАС, которая уже не является шиитской.

Неудивительно, что Иерусалим отреагировал на освобождение Тегерана от «оков санкций» весьма нервно. Нетаньяху практически сразу после известия о решении США и ЕС заявил: «Речь идет о сотнях миллиардов долларов, часть из которых пойдет на террористическую деятельность, что тут же приведет к дестабилизации обстановки на всем Ближнем Востоке».

Все ли так плохо? Или Израилю и правда останется, по словам израильского премьера, «только наблюдать» за выполнением Ираном взятых обязательств по отказу от создания ядерного оружия?

В кольце врагов

Бесспорно, Иран – мощный и весьма опасный противник еврейского государства. Но следует учитывать и то, что со времени исламской революции в этой стране прошло уже 37 лет. С тех пор из первой страны, где победил политический исламизм, он превратился в достаточно прагматичный режим. Разумеется, идеологические мантры времен имама Хомейни незыблемы и официально не подвергаются сомнению. Но на практике распространение исламской революции на весь мир уже давно в Иране никого не волнует.

Раньше, в 1979 году, иранцы поразили мир неожиданным для многих всплеском религиозного фанатизма и мракобесия. Пришедшие к власти сторонники Хомейни ввели обязательное ношение женщинами головных платков, увольняли из университетов нелояльных профессоров, закрывали неугодные газеты, запрещали иностранные фильмы. Теперь, когда мир уже видел афганских талибов и «Исламское государство» (организация, запрещенная в России. – Прим. ред.), их режим кажется вполне щадящим и умеренным. В стране, причисленной к «оси зла», существует крупнейшая в мусульманском мире еврейская община, имеющая представителя в меджлисе, женщины свободно получают образование, работают на любых работах, водят автомобили. Кое-что из этого просто немыслимо в той же Саудовской Аравии.

Прагматизм, в общем-то, превалирует и во внешней политике исламской республики. В свете сказанного Израиль для иранского режима выполняет роль скорее пугала, нежели реального противника. До недавнего времени крупные державы, претендующие на лидерство в исламском мире, соревновались в том, кто лучше всех защитит интересы «терзаемого сионистами палестинского народа».

Один из харизматичных арабских лидеров, пообещавший, что его солдаты пройдут маршем по улицам освобожденного Иерусалима, был повешен в декабре 2006 года. Перед смертью он произнес: «Аллах акбар. Исламская умма (община) победит, и Палестина – арабская территория». Надо сказать, что Саддам Хуссейн был одним из основных врагов иранского режима, доставившего ему много неприятностей.

Теперь основным противником Тегерана является Саудовская Аравия. Основной предмет спора – борьба за рынки сбыта нефти и контроль Персидского залива. Подкрепляется политическое и экономическое соперничество идеологией – призывами шиитских проповедников к мусульманам мира свергать продажные монархии и устанавливать «правильные» народные режимы по образцу иранского. С другой стороны, ваххабитская идеология саудовцев борется с шиитскими подстрекателями.

Другим естественным геополитическим соперником Ирана традиционно выступает Турция. С ней Иран конкурирует за сферы влияния в Сирии, на Кавказе и в Средней Азии. На афганском направлении с иранским режимом конкурирует Пакистан. Тот традиционно поддерживает пуштунские группировки (в частности, талибов), а Иран опирается на таджиков и хазарейцев.

Помимо них в последнее время у Ирана появился еще один непримиримый враг в лице «Исламского государства». Эта структура в принципе не признает шиитов мусульманами и убивает их так же, как йезидов и христиан. Причем распространяется ИГ на территориях, традиционно входящих в сферу иранского влияния – Сирия, Ирак, Ливан, Афганистан.

Как видно, хотя Иран и получил доступ к потоку нефтедолларов, но не факт, что он поспешит воспользоваться этим именно для финансирования антиизраильской деятельности, учитывая, что у Ирана есть вполне реальные, а не эфемерные противники. Кроме того, усиление Ирана, вполне вероятно, способствует потеплению отношений Израиля и Турции. Этот процесс уже начался, когда турецкие интересы в сирийском конфликте вошли в противоречие с политикой России.

Что касается последней, то пока она будет помогать Ирану создавать мирные, по утверждению обеих стран, атомные технологии. В полный отказ Тегерана от амбиций стать ядерной державой, конечно, не верится. Но в качестве временной уступки Западу для поднятия собственной экономики это вполне логичный шаг. Как будет вести себя эта большая, высококультурная, но плохо предсказуемая страна, интересно всем.

Гершон Коган / jewish.ru

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>