Телеграм канал @ieshua.org

Молитесь короткими молитвами

Молитесь короткими молитвами

Большую часть моей жизни два самых важных библейских стиха о молитве были для меня неизвестны. Я, должно быть, отвлекся на более популярные стихи о молитве, которые следуют сразу же за ними.

Сколь многие из нас знают наизусть «Молитву Господню» — «Отче наш, Иже еси на небесех…» из Матфея 6:9-13? Но прежде чем сформулировать эту молитву для нас, Иисус учит нас молиться в двух предыдущих стихах. И две тысячи лет традиций и повторений, возможно, затуманили изложенные Христом рабочие принципы Его ныне всем известной молитвы-образца.

По иронии судьбы, по крайней мере, для меня, то, что Иисус говорит непосредственно перед ней, давно заглушено бессмысленным повторением, которое Он так явно дезавуирует в преамбуле.

«А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Матфея 6:7-8)

Против наших языческих инстинктов

Как падшие люди мы можем понять, почему Иисусу нужно было увести нас от нагромождения пустых фраз. Мы склонны к этому. В отрыве от особого Божьего откровения, наш языческий инстинкт стремится хлопотать о божественном. Как и пророки Ваала на Кармиле, мы ожидаем, что призывание божества «с утра до полудня» и прыжки вокруг алтаря (3 Царств 18:26), и даже нанесение себе ран по своему обыкновению (3 Царств 18:28), помогут нам быть услышанными на Небесах. И в отрыве от особой Божьей работы в нас, мы склонны превратить саму Молитву Господню в то самое, против чего Иисус предостерегал в тот же миг.

Крайне удивителен один аспект, среди прочих, в молитве-образце Иисуса из Матфея 6:9-13 (и Луки 11:2-4) — это простота и лаконичность. Иисус явно не «говорит лишнего, как это делают язычники». Он не претендует быть услышанным благодаря многословию.

prayshorter2

Иже да еси?

В английском языке, в молитве-образце Иисуса 50 слов и только четыре предложения. Вы можете припомнить, когда в последнее время, если вообще когда-нибудь, вы слышали настолько простую, непретенциозную и говорящую по существу публичную молитву? А эта прозвучала прямо из уст Спасителя.

Может быть, это все эти «Иже еси» устаревшего языка позволяют нам думать, что такая явно простая молитва может быть своего рода языческим заклинанием, произносимом при перебирании бусинки за бусинкой на четках или преклонив колени перед футбольным матчем. Чтобы защититься от неправильной интерпретации, мы могли бы заучить более современную версию. Но, скорее всего, проблема глубже — мы еще не обладаем той замечательной свободой, в которую Иисус приглашает нас — или не имеем глубокого познания милостивого Отца, к Которому Он направляет нас в этой молитве.

Свобода молиться просто

Свобода от изношенных и пустых фраз, а также от многословия – это славная свобода, в которой мы ходим, как дети Отца. Когда мы молимся, — заметьте, Иисус сказал «когда», а не «если», — мы приходим к Богу, Который уже обратился к нам. Мы никогда не представляемся Его Высочеству сами, впервые или повторно, полагая, что Он слишком важен и занят, чтобы помнить наше имя. Молитва – это не разговор, который начинаем мы, а ответ Богу, говорящему первым, призывающему первым и провозглашающему нас Своими, даже до того как мы заинтересовались верой и молитвой.

Мы свободно можем отказаться от наших пустых, евангельских фраз-штампов и не нуждаемся во множестве слов, умышленно растягивающих наши просьбы, чтобы произвести впечатление, потому что во Христе мы уже познанные, возлюбленные, взлелеянные и находящиеся в безопасности. Мы не неизвестные граждане, приближающиеся к недоступному сановнику, но дети, приближающиеся к «своему Отцу».

sonn3

Благоговейные и духовные

Это не значит, что мы приходим без благоговения. В конце концов, Он – наш Небесный Отец. И если дети должны уважать своих земных родителей, то насколько больше Небесного Отца? Простой, детский язык не означает непочтительность, фривольность или небрежность.

И простой язык не подразумевает плотских прошений. О, сколь неприятен на слух данный аспект молитвы Иисуса! Хотя Его формат молитвы явно и освобождающе прост, содержание не таково. По крайней мере, оно не природно. Вместо того чтобы начать с хлеба насущного, Иисус начинает с прославления Божьего имени, а не нашего, и пришествия Царства Божьего, а не человеческого. Это чаяния и воздыхания рожденных свыше сердец, а не шепот мирских.

Без нового рождения, даже если мы будем молиться, мы будем молиться с претензией (и нечестивой длиной) и с теми же плотскими желаниями, как и у всех в этом мире. Но после нового рождения, мы будем молиться, — не если, а когда, — с простотой и глубиной, с новыми желаниями по Богу и Его славе.

Наш Бог любит давать

Иисус не просто предупреждает нас о пустых фразах и многословии, но объясняет нам почему: «ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Матфея 6:8). Божье предвидение не повод для молчания. Это не логика Иисуса, а прямо противоположная. То, что наш Отец знает о наших нуждах – это стимул молиться и использовать простой, прямой язык, — потому что Он не только знает наши нужды, но Он – наш Отец, любящий Своих детей и желающий удовлетворить наши нужды.

В конце концов, то как мы молимся много говорит о том, каким мы видим нашего Бога. Он уже внимательно слушает нас или мы считаем, что нам нужно как-то привлечь Его внимание? Полагаем ли мы, что Он с подозрением относится к нашим нуждам или что на Него оказывается давление из-за ограниченного предложения в условиях растущего спроса? Он далеко или близко? Он суверенен и добр? Он справедлив и милосерден?

Наш портал в Facebook:

Телеграм канал @ieshua.org

Даже больше, чем мы просим

Когда христиане молятся, мы молимся как те, кто был освобожден от молитвы подобно миру. Мы молимся как те, кто впервые услышал Бога в Его Слове, кто принял Его дар непревзойденной благодати в лице Его Сына, и кто не должен зарабатывать Его благосклонность повторением, позерством и притворством.

Скорее, мы можем просить просто, как дети. Мы можем просить основательно, с новыми сердцами, наученными Им, а не только земным образом. И мы можем просить со смиренной уверенностью, зная, что наш Отец уже знает наши нужды и знает их даже лучше, чем мы сами, и более нас самих предан их удовлетворению наиболее глубоким и настойчивым образом.

Автор — Дэвид Мэтис / © 2018 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Татьяна Штанько для ieshua.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>