Наша вера исторически достоверна — иначе грош ей цена


Наша вера исторически достоверна - иначе грош ей цена

«Доверяй, но проверяй» — известная русская пословица. Эти слова люди использовали довольно часто в разговоре во многих странах и продолжают их произносить, когда они к месту. Идея неплоха: доверять — это хорошо, а проверить, имеет ли твоё доверие надёжное основание — ещё лучше.

Какое эта пословица имеет отношение к жизни людей веры? Кое-кто сравнивает её с теологическим термином «прыжок веры» или с приписываемыми Марку Твену словами: «Вера — это уверенность в том, что, как мы знаем, не есть правдой». Хотя звучит это и интересно, но я сомневаюсь, что эти слова правдивы в отношении каждого человека веры; ну разве, возможно, необученного. Мы ничего не приобретаем, если верим в миф, сказку или ложь. Но когда жизнь нестабильна и несчастна, единственное основание мы можем найти в истине, где бы она ни существовала.

Не сказка.

Я думала об этом недавно, когда размышляла над необходимостью исторического, подлежащего проверке факта как основания христианской веры. Из всех вероучений, христианство является единственным, настаивающим на том, что его правда основывается на существовании исторической личности по имени Иисус и, более того, на исторически достоверных Его словах и последующих действиях. Самое важное: если Иисус не умер (на самом деле не умер, так сказать, «намертво») и не воскрес (не восстал опять в физическом теле, которое ходило, говорило, ело и общалось), тогда, как апостол Павел написал коринфянам, «а если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших… И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков» (1Кор.15:17-19).

А почему мы несчастнее всех? «Если вера в Христа помогает тебе жить каждый день», — говорили мне многие скептики, — «тогда для тебя это хорошо. У нас у всех есть такая зона комфорта, а если для тебя это Иисус — нет проблем. Только не надо навязывать это нам». Проблема этого аргумента состоит в том, что христианство является верой в то, что Иисус делал; и если Он не делал этого, тогда всё это вероучение бессмысленно. Любая другая вера — даже вера в науку, или в образование, или в какую-то политическую систему — своё значение находит в том, какую пользу она приносит своим последователям. Живи по определённым правилам, придерживайся неких ограничений, действуй согласно этих предостережений — и твоя жизнь будет лучше. Тебя будут уважать, может даже и почитать, за твой вклад в прогресс цивилизации. Если не сейчас, так точно позже, где-то в другой реальности, где ты получишь своё вознаграждение (как учит ислам) или в другой инкарнации (индуизм) или в мире небытия (буддизм) или хотя бы в некрологе на страницах “The New York Times”.

Однако христианская вера не состоит только в этическом вероучении Библии (хотя там оно содержится, и не слишком отличается от предлагаемых многими другими верованиями, как показывает Клайв Льюис в конце своей замечательной книги «Человек отменяется»). Скорее, христианин основывает своё упование, свою веру в обновление, свою уверенность в прощении на действии другой личности — Иисуса Христа. Если Он не жил так, как Он жил, не умер, как Он умер и не воскрес, как обещал, тогда мы, христиане, тратим свою жизнь на погоню за сказкой. Какое же это детство, так поступать! Глупость! Жаль таких людей!

nashavera2

Бетховен и свидетели.

Именно по этой причине Павел в том же самом отрывке Послания к коринфянам перечисляет очевидцев воскресения в качестве источников. Апостол Павел был расчётливым иудеем, получившим хорошее римское образование, сведущий в философии так же, как и в Писаниях. Однако он не уповал на свой опыт. Свою уверенность он черпал от людей, видевших происходившее своими глазами.

«И если мы в этой только жизни надеемся на Христа, то мы несчастнее всех человеков». А почему мы несчастнее всех?

Однажды, рассматривая эти вещи, я читала конец Евангелия от Матфея, историю про воскресение Христа — настолько уже известную мне историю, что, как мне казалось, я вряд ли могу узнать что-то новое из неё. Однако, извините за отступление, я слушала увертюру «Эгмонт» Бетховена, одну из своих любимых, пробегая дистанцию на устаревшей уже беговой дорожке (у неё нет телевизора, который будет отвлекать меня своими кулинарными шоу, пока я 40 минут иду «в никуда»). Я всегда представляла триумфальное завершение этого произведения в качестве хорошего саундтрека к воскресению Христа: ангел отваливает камень, и Иисус выходит из гроба, исполненный радости, в Его воскресшем теле, Спаситель человечества и Первенец из мертвых.

Читая Евангелие от Матфея в этот раз, я кое-что заметила. Хотя там на самом деле написано, что ангел пришёл и отвалил камень (как известно, его вес был несколько тонн, а его форма позволяла скатить его ко гробу так, чтобы закрыть собой вход, поэтому человек не мог его отвалить сам), однако, к моему удивлению, там не написано, что «потом Иисус вышел из гроба». Ангел говорит жёнам, которые пришли ко гробу, что «Его нет здесь» (Матф. 28:6) и, по сути, Он уже впереди них на пути в Галилею (Матф. 28:7).

Иисус, проще говоря, уже ушёл оттуда. Ему не нужно было ждать ангела, чтобы тот отвалил камень. Он был реальным, физическим существом, но способным проходить сквозь каменные преграды, не нарушая их, точно так же, как Он прошёл сквозь закрытые двери (Иоан. 20:19). Чтобы выйти из гроба, Ему не нужна была помощь ангелов.

Тогда зачем было вообще отваливать камень? Представьте, если бы ангел просто пришёл и сел на камень, закрывающий гробницу, и провозгласил то же послание: «Его нет здесь, Он воскрес, как и обещал». Поверили бы ему женщины? Возможно, да, возможно, и нет. Ангел, конечно, довольно убедительная личность. Но что насчёт других людей? Без открытой, очевидно пустой гробницы воскресение не было бы достоверным. В таком случае люди, провозглашающие, что Христос воскрес из мёртвых, возможно, просто видели галлюцинации. В конце концов, тело же осталось бы в гробу, разве не так?

К моему удивлению, я обнаружила, что камень был отвален от гроба не для того, чтобы вышел наружу Иисус, но для того, чтобы мы вошли вовнутрь. Доверяй, но проверяй. Воскресение должно было быть доступным для проверки очевидцами, которые могли бы засвидетельствовать о пустом гробе и пустой плащанице. Наша вера основывается на событии, которое произошло в определённом месте, в определённое время истории, и началось это всё в момент, когда ангел аккуратно открыл гробницу, чтобы мы могли посмотреть на пустое место и увидеть, что «Его нет здесь».

Поэтому задавайте вопросы, ставьте под сомнение то, во что верите. Христиане не должны бояться вопросов, хоть и заставляющих искать ответы. Они не должны бояться сомнений, даже жёстких. История на нашей стороне. Это на самом деле происходило. Это всё меняет.

Автор: Кэтти Келлер.
Источник: TheGospelCoalition.org
Перевод с английского: Пресс-центр ВЕЛФ.

Кэтти Келлер служит помощником директора по коммуникациях в Пресвитерианской Церкви Искупителя в Нью-Йорке, США. Супруга Тима Келлера.

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>