Охота на еретика: об опасности ярлыков

Охота на еретика: об опасности ярлыков

– Она ведьма! Ведьма! Сожги ее! Сожги!

Эти слова из «Монти Пайтона и Священного Грааля» (комедийного скетч-комикса на тему историй о Короле Артуре) часто цитируют. Они из сцены, когда группа мятежных крестьян окружают женщину, забавно наряженную в ведьминские одежды. На голове остроконечная шляпа, фальшивый нос нацеплен на лицо. Крестьяне ведут женщину к городскому главе, требуя сожжения ведьмы на костре.

– С чего вы взяли, что она ведьма? – спрашивает начальствующий.

– Потому что она выглядит как ведьма! – кричит толпа.

Городской начальник спрашивает крестьян, не они ли нарядили женщину во все эти ведьминские одеяния. Толпа прищучено затихает, пока один их ее рядов не произносит:

– Ну, да. Было дело. Но у нее ведь бородавка!

Эта известная сценка иллюстрирует, насколько в прошлом христиане порой были нелепы в своей охоте на ведьм. Но сатирический посыл сценки применим и для современного христианства. Мы можем сколь угодно долго насмехаться над неграмотными толпами и фальшивыми носами, но мы и сами не прочь поохотиться на ведьм, иногда даже не понимая, что именно этим мы и занимаемся.

История ереси

В христианских кругах снова кипят страсти – в этот раз по поводу экранизации известного романа Уильяма Пола Янга «Хижина» (The Shack). Однако, обвинения в ереси не ограничиваются лишь «Хижиной». У христиан есть целый список так называемых еретиков.

Бл. Августин не верил в буквальную интерпретацию сотворения мира. Еретик.

Галилей думал, что Земля вращается вокруг Солнца. Глупый еретик.

Клайв Льюис, возможно, верил, что представители других религий могли обрести Христа, даже не зная об этом. Тут сразу и глупец, и еретик в одном флаконе.

Продолжать список? Довольно много людей придерживаются нетрадиционных взглядов. Иногда даже их нетрадиционность традиционнее всех традиций.

Но меня волнует прежде всего не столько правильность этих еретических взглядов, сколько радость, с которой сторонников этих взглядов обличают. Такое впечатление, что обвинения в ереси – это теперь наша новая национальная идея.

heresy2

Словно толпа из Монти Пайтона мы с криками и гиканьем выводим наших еретиков на лобное место. Мы пишем оскорбительные комментарии о Брайане Макларене и его книгах. Наши пасторы часами проповедуют об опасности служения Энди Стенли. Уверен, что в некоторых семинариях не одно занятие было потрачено на шутки о Робе Белле.

А если нам не удается найти очередного еретика, над которым можно было бы поглумиться, мы находим кого-нибудь, кого можно нарядить в ведьминский наряд и приделать фальшивый нос. Несколько лет назад Дональд Миллер написал короткую статью о церкви. Буквально через несколько часов собрались толпы с вилами и фонариками. Возмущенная общественность взбудоражилась тем, что Миллер даже не говорил. Пришлось человеку вдогонку писать еще одну статью, разоблачающую утверждения, которых он даже не произносил.

Если посмотрите на это повнимательнее, вы увидите такое поведение сплошь и рядом. Мы, последователи Иисуса Христа, постоянно ищем что-нибудь, даже скорее кого-нибудь, чтобы сожрать. Как правило одного из своих рядов. Может быть, мы окружены ведьмами, потому что нам очень нравится охотиться?

Как и в скетче такая реакция кажется комичной и неуместной. Почему нас не покидает ощущение праздника, когда христиане собираются вместе для того, чтобы осудить другого человека? Это довольно любопытный феномен, и мне кажется, что мы сможем отследить в себе причинно-следственные его связи.

Разумеется, иногда наши мотивы обличить ересь заслуживают похвалы. Павел, например, защищал галатов от иудейского законничества. Но далеко не всегда наши мотивы чисты.

Позвольте мне такие уродливые мотивы «ввязываться в охоту на ведьм» назвать и обозначить.

1. Ломать – не строить.

Гордость, пожалуй, может являться объяснением любого человеческого поведения. Наше страстное желание превозносить себя над другими берет своих корни еще в Едемском саду. И этот яд зачастую отравляет наше богословие.

Когда мы кого-нибудь называем еретиком, мы таким образом намекаем, что мы не такие. Когда мы утверждаем, что чье-то богословие ошибочно, мы таким образом заявляем, что наше – правильное. Это такой простой способ возвысить себя по сравнению с кем-нибудь.

В свою очередь, если воздержаться от наклеивания ярлыка «ереси», могут подумать, что мы можем в чем-нибудь ошибаться. Мы таким образом признаемся, что у других людей тоже могут быть весомые аргументы, над которыми стоит поразмышлять. Но гордость нам это признать не дает. И вот мы уже отмахиваемся от этих аргументов, называя их ересью.

Самый простой способ возвыситься – не в старании самосовершенствоваться. Самый простой способ превозноситься – это принижать других.

Painting. Expulsion of the Cathars

2. Нам нравится эта игра.

И эта гордость, замаскированная в духовность, создает атмосферу соперничества. В глубине души для нас это всего лишь игра – попытка увидеть наиболее правого. Как пишет К. Льюис в книге «Просто христианство»: «Только сравнение возбуждает в нас гордость: сознание, что мы выше остальных, приносит нам удовлетворение. Там, где не с чем соперничать, гордости нет места».

Когда Роб Белл опубликовал в 2011 году «Любовь побеждает», Джон Пайпер написал в своем твиттере: «Прощай, Роб Белл». Я уважаю Пайпера и его служение, но этот его твит еще раз показывает, что любой может попасть в сети богословского соперничества. Пайпер своим нахальным прощанием выставил Белла за дверь конкурентного евангеличества. Его не волновало духовное здоровье Белла, здоровье служения, он просто соперничал. Два богослова-тяжеловеса насмехались друг над другом.

Когда Бог становится игрой, ярлыки ереси становятся нокаутирующим ударом для оппонента.

3. Мы не хотим соприкасаться с чужими идеями и мировоззрением.

Толпа в Монти Пайтоне не располагает доказательствами для обвинения ведьмы. У нее остроконечная шляпа, но ведь они сами ее на нее и нацепили. Они просто хотят избавиться от этой женщины, логические рассуждения, почему и как, вводят их в ступор. Как легче всего разрешить эту проблему? Правильно, обозвать женщину ведьмой.

Мы то же самое делаем, когда речь идет о нюансах богословия. Появляется человек в нашей жизни, говорящий о других идеях, ставящий под сомнение наш образ мыслей и сотрясающий наше мировоззрение. Как легче всего разрешить эту проблему? Правильно, обозвать его еретиком.

И после этого можно вернуться к обычной жизни. Что нам еретиков-то слушать, верно? У него же подпорченное мировоззрение. Шапку еретика мы сами на него нацепили, книжек его не читали, доводов его не слушали – об этом мы просто умолчим, забудем.

Конечно, так происходит не всегда. Но довольно часто мы кричим о ереси, чтобы не думать об идеях, способных пошатнуть или поставить в неудобное место наше мировоззрение. Если есть возможность легко выкрутиться из ситуации, мы его найдем. Люди с детства хорошо умеют это делать.

heresy4

4. Концентрация на богословии избавляет нас от необходимости соприкасаться с Богом.

Определение ереси предполагает, что Бог – это набор убеждений. Если этот набор правильный, вы можете считать себя христианином. Вы – ортодокс. Если ваш набор убеждений неправильный, вы – еретик. При таком раскладе вера – это всего лишь интеллектуальное упражнение. Вы либо придерживаетесь каких-нибудь когнитивных убеждений, либо нет.

В мире, поделенном на еретиков и ортодоксов, жить приятно, потому что не опасно.

А Бог, с другой стороны, Он страшит. Он огромный, Он – любовь, а встреча с Ним – это смерть. Но интеллектуальные выкладки – они не такие. Система убеждений не имеет оттенка взаимоотношений. Она не скажет вам все бросить и последовать за ней. Она не огреет вас обухом по голове. Она не приемлет полутонов. Она черная и белая. Статика.
Иисус в 5 главе Евангелия от Иоанна говорит фарисеями исследовать Писание, но те даже не знают, что Писание указывает на Него. Они отказываются обратиться к Иисусу за жизнью, их гордыня и разум управляют ими, не позволяя всепоглощающему Богу взять бразды правления их жизнью в Свои руки. Мы делаем ровно то же самое, когда превращаем Бога в идею, которую надо отстаивать, а не источник, из которого наполняется наша жизнь.

Феномен раздавать ярлыки ереси происходит из человеческой склонности к религиозным упражнениям. Нам нравится изучать огонь, но мы редко собираемся вокруг огня, чтобы согреться его теплом. Знать все об огне гораздо безопаснее, чем прикасаться к языкам его пламени.

Я знаю, что прозвучат возражения, намекающие на главенствующую роль истины. Мы не можем любое предположение о Боге принимать как безусловный факт. Я согласен. Но тяжело облечь истину в слова, если это воплощенная истина. Легко кричать о ереси, когда истина – это всего лишь свод небесной конституции, по которой мы сверяем свои убеждения. Не так легко, когда Истина – это личность.

Я не предлагаю нам перестать думать о Боге. Напротив! Нам следует соприкасаться с инородными и провокационными мировоззрениями о Боге со всей честностью и смирением, ради нашей духовности, зная, что Бог – это не то, что мы смогли «придумать» в недрах нашего серого вещества. Нам следует понять, что мы не соперничаем тут, а наши меняющиеся взгляды не лишают нас права знать Бога.

Нас не должны пугать всякие там «Хижины» или любые другие материалы, которые другие с легкостью называют ересью. Ведь лишь честное соприкосновение с подобными вызовами дает нам возможность принять или отвергнуть их идеи. При этом нельзя забывать, что нами часто движет гордыня.

Отвергайте позывы присоединиться к охоте на ведьм. Ведь в итоге такой охоты вы мало узнаете о подозреваемом и его идеях. Возможно, перед вами действительно ведьма, но может оказаться, что это всего лишь милая женщина с фальшивым носом и в остроконечной шляпе. Охота на ведьм всегда стабильно раскрывает только одно – гордость и страх охотников.

Питер Норткатт / hristiane.ru

Подписаться на ieshua.org: 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>