Почему Иешуа и ортодоксальные раввины несовместимы?

Почему Иешуа и ортодоксальные раввины несовместимы?

photo — Owen Carey / Portland Center Stage

Вопрос на засыпку: может ли Израиль соблюдать Закон и/или быть оправдан им?

Допустим, даже если бы мы хотели дать возможность этому состояться, это просто невозможно. Нет священства, нет Храма и нет системы жертвоприношений — всего, что является сердцем и сутью Закона. Видите ли, мы не можем отделить Синайский Завет от Закона. Законы являются лишь следствием договора: они не могут существовать сами по себе; это также бессмысленно, как есть майонез и горчицу без самого бутерброда. Завет утверждался пролитием крови (Исход 24:8) и поддерживался кровью жертвы на жертвеннике (Исход 30:10). Без системы жертвоприношений, мы не можем исполнить Синайский Завет.

Все, что мы можем сделать, это придерживаться нескольких оставшихся законов, которые не связаны с Храмом, священством и системой жертвоприношений. Кроме того, хотя эти законы продолжают говорить нам в качестве Священного Писания, многие из этих законов были даны Израилю 3500 лет назад для того, чтобы создать нацию в контексте Древнего Ближнего Востока. Если бы мы должны были создать новую нацию сегодня, мы бы дали её народу законы и правила (дорожного движения, устройства семьи, налоговой системы, гражданско-правовых отношений, труда и т.д.) в соответствии с их положением, образом жизни, эпохой и местом проживания. Однако, многие законы Моисея практически невозможно выполнить в наше время, в связи с текущей реальностью, в которой мы живем: например, вопросы, касающиеся рабства или ритуалы очищения уже не актуальны.

В современных условиях, спрашивать, может ли Израиль (да и кто-либо ещё) быть оправдан и спасён через соблюдение Закона – подобно тому, как давать кому-то старый ноутбук без материнской платы или процессора, и предложить поработать с его помощью. Хотя вы сможете “сделать” несколько операций на ноутбуке (например, набрать что-нибудь на клавиатуре), но в этом нет никакого смысла без материнской платы и процессора (крови Завета). Кроме того, новый и модернизированный ноутбук, который мы получили в качестве подарка считается исключительным механизмом!

Вероятно, вы задаёте себе такой вопрос: «Что было бы, если бы Храм существовал в наши дни? Мог бы тогда Израиль поддерживать и сохранять Синайский Завет, и быть спасён через Закон?» Всё равно это было бы невозможно. Во-первых, потому, что храмовые записи, включавшие родословные священников, были все уничтожены при разрушении Второго Храма.

Поэтому, даже если бы Храм существовал сегодня, нет никакого точного способа определения, как это требуется по Закону, кто мог бы служить в качестве священника. Во-вторых, у нас теперь есть Новый Завет; те, кто приняли Иешуа, стали новым творением. Новое и более полное откровение Бога сделало так, что «древнее всё прошло». В Новом Завете мы являемся храмом: «Разве вы не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?» (1 Кор. 3:16).

yeshuarabbi2

В настоящее время, хотя мы и не принимаем авторитет Талмуда в качестве документа, вдохновленного Богом, мы можем узнать много нового из него о периоде Второго Храма; а также примечательно, что, вероятно того не желая, Мудрецы Талмуда подтверждают заявление Нового Завета о том, что Ветхий Завет больше не функционирует. Согласно Талмуду, когда Второй Храм всё еще существовал, первосвященник удалялся за неделю до Йом Киппур (Дня Искупления), чтобы подготовить себя духовно. В ночь перед Днём Искупления он не спал, а приносил жертвы – сначала за себя, а потом за народ Израиля. Одновременно с ним, народ Израиля постился, молился и каялся в грехах всей нации перед Богом. На жертвеннике была кровь, которая покрывала (но не удаляла) грехи всего народа ещё на один год (Лев 17:11).

Это общеизвестно, а теперь мы приступим к самой интересной части. Талмуд сообщает, что, в конце того же дня, первосвященник ожидал «чудесную печать одобрения» от Бога, что означало принятие искупленного Израиля. Каким образом? В соответствии с тем, что говорит Талмуд, в Храме находился кусок красной ткани (lashon shel ze’hurit). Этот кусок ткани чудесным образом превращался из красного в белый, как знак для народа, что Бог действительно принял их жертву, и их грехи будут покрыты в течение еще одного года. Мудрецы (древние раввины) писали (Трактат Йома 39б), что за сорок лет до разрушения Храма в Иерусалиме (около 30 года н.э., так как Храм был разрушен в 70 году н.э.), красная ткань прекратила превращаться в белую в День Искупления. Талмуд объясняет, что это вызвало панику и отчаяние среди священников. Слова пророка Иеремии, должно быть, облегчили их состояние страха и безнадёжности.

Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; тот завет Мой они нарушили, хотя Я оставался в союзе с ними, говорит Господь. Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом (Иер.31:31-33).

С 30 года н.э., согласно Талмуду, Бог больше не расценивал Синайский Договор как способ покрытия грехов Израиля. Что случилось с Синайским Заветом? Закон теперь выполняется по-новому —  не что-то будет просто «покрывать нас» в течение года, но Кто-то, кто раз и навсегда удаляет наши грехи: «Ибо невозможно, чтобы кровь тельцов и козлов уничтожала грехи… По сей -то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа» (Евр. 10:4, 10). И вам конечно будет интересно узнать, что, когда Павел пришёл в Храм в книге Деяний, в 21-й главе, он не приносил ни жертву за свои грехи, ни жертву приношения, потому что считал себя поступающим в соответствии с Законом.

Таким образом, в период после разрушения Храма, еврейское религиозное руководство столкнулось с серьёзной проблемой. В отличие от первой диаспоры, которая длилась в течение семидесяти лет, согласно Божьему откровению через Иеремию, в этот период не было никакого пророчества с точным ограничением по времени и 31 глава книги Иеремии была проигнорирована! Так как же вы отстаиваете иудаизм, если допускаете, что Бог отвергает вашу систему жертвоприношений, без Храма и без Мессии?

photo - Akiva Shapero

photo — Akiva Shapero

И поэтому то, что начиналось как духовное возрождение на основании Слова Божьего в дни Ездры и Неемии, переросло в движение идеализации приемлемой традиции— Фарисейская традиция превратилась в Раввинистический иудаизм. И эта идея, провозглашавшая созданную людьми традицию «путём, истиной и жизнью», не была новой (Ис. 29:13). Обоснованием для придания такой значимости этим человеческим традициям стало утверждение, что они на самом деле были даны Моисею на горе Синай (так называемый «Устный Закон»). За 65-летний период формирования, между 70 и 135 годами н.э., иудаизм стал религией, для которой авторитет раввинов был превыше Божественного откровения. Новые лидеры еврейского мира в этот период становления намеренно отделились от Слова Божьего. Возможно, звучит сурово, но в действительности этому учит Талмуд. Есть одна известная и основополагающая история в Талмуде, рассказывающая о том, как новая власть в лице Фарисейского руководства захватила бразды правления над еврейским миром. Эта история про “Печь Ахная” повествует о споре между пресловутыми раввинами Элиэзером Бен Гиркан и Иехошуа Бен Ханания (трактат «Бава Мециа» 59б).

Спор имеет отношение к вопросу, поднятому человеком по имени Ахнай, у которого была печь из глины; он расширил её, сначала разрезав на части, а затем присоединив части с песком, чтобы сделать большую печь. Вопрос, который он поставил перед Синедрионом, таков: была ли новая печь чистой (кошерной) или нечистой? Талмуд подробно описывает, что раввин Элиэзер собрал «все ответы в мире» и доказал, что печь была действительно чистой, но большинство раввинов, из другой школы мысли, не приняли его ответы и утверждали, что печь была нечистой. Раввин Элиэзер попытался привести сверхъестественные доказательства того, что он был прав: выдернутая с корнями, засохшая смоковница чудесным образом воспряла, и её пересадили на другой стороне двора; вода в акведуке побежала в гору, и так далее. И, наконец, раввин Элиэзер крикнул: «Если я прав, то небеса докажут это!» Тогда Бог проговорил с небес слышимым голосом (bat-kol) и сказал: «Рабби Элиэзер прав!» Затем раввин Иехошуа Бен Ханания делает одно из самых важных заявлений Талмуда: «Она [Тора] на небесах!» (фраза, вырванная из контекста, Втор. 30:12). Этими словами раввин Иехошуа говорил, что Бог больше не принимает решений на небесах; скорее, раввины совершают это на земле. Затем он продолжал другими известными словами: «Отступи перед большинством!» Имелось ввиду, что большинство правит!

Интересно, что раввин Иехошуа цитирует книгу Исход 23:1,2 в прямо противоположном смысле того, что на самом деле означает этот стих. В нём говорится: «Не внимай пустому слуху, не давай руки твоей нечестивому, чтоб быть свидетелем неправды. Не следуй за большинством на зло, и не решай тяжбы, отступая по большинству от правды.» Талмуд продолжает говорить о том, что Святой, да будет Его Имя благословенно, улыбается и говорит: «Мои сыновья победили Меня», подразумевается, что Бог принимает тот факт, что власть раввинов якобы больше, чем авторитет Писания и даже больше, чем Он Сам. Или, по собственным словам раввина Иехошуа Бен Ханании в конце этой талмудической притчи — «Сама Тора должна быть раскрыта не пророками, ни даже Божьими чудесами или слышимым голосом, но интерпретацией человека и принятием решений.»

Еврейский мир начал кардинально меняться и уже не под руководством Слова Божьего, а, пожалуй, под влиянием независимого, творческого и созданного человеком толкования и применения. С этого момента, раввинистическая традиция называется «Устный Закон» и «канонизируется» в Талмуде, в состав которого входят Мишна и Гемара. Крайне важно понимать масштабы и размах изменений, которые претерпел еврейский мир, когда мы делаем слишком большой акцент на сохранении еврейской традиции или присоединении к ней. В этом же духе, Павел говорит о рвении Израиля установить праведность через человеческие правила.

«Братия! желание моего сердца и молитва к Богу об Израиле во спасение. Ибо свидетельствую им, что имеют ревность по Боге, но не по рассуждению. Ибо, не разумея праведности Божией и усиливаясь поставить собственную праведность, они не покорились праведности Божией, потому что конец закона — Христос, к праведности всякого верующего» (Рим 10:1-4).

Автор — Эйтан Бар / oneforisrael.org
Перевод — Татьяна Куракова для ieshua.org

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>