Почему мы боимся проповедовать против греха?

Почему мы боимся проповедовать против греха?

Мне не нравятся раздраженные проповедники. Если человек смешивает проповедь с языком вражды, он не на своем месте. Однако сегодня мы впали в другую крайность. Теперь мы так боимся звучать резко, что вовсе прекратили противостоять греху.

Мы не проповедуем о материализме, потому что можно оскорбить богатых людей в зале, а также бедных людей, которые каждую неделю покупают лотерейный билет. Мы не можем проповедовать о внебрачной связи, потому что в церкви есть люди, которые сожительствуют. Не можем проповедовать о супружеской измене или гомосексуализме, потому что наше общество говорит, что это отвратительно – клеймить их поведение грехом.

Нельзя проповедовать о насилии в семье, потому что есть диаконы, которые иногда бьют жен. Не можем проповедовать против абортов, так как на церковных скамьях могут сидеть демократы, голосующие за аборты, или лицемерные республиканцы, которые говорят, что выступают за защиту жизни, но тайно платят за аборты собственных дочерей. А в эпоху Трампа, мы не можем оспаривать расистское отношениям к иммигрантам, потому что ожидается, что евангельские христиане вслепую поддержат стену, чтобы не допустить мексиканцев в нашу страну.

И этот список можно продолжать и продолжать. Фактически, некоторые проповедники вовсе избегают слова «грех», потому что оно «негативное». Эксперты по развитию церкви говорят нам, что люди хотят слышать «позитивное» послание.

Это искушение разбавлять евангелие предоставило новый рецепт модной проповеди:

  • Мы начинаем с замечательной мотивационной речи — «Ваше прошлое не определяет ваше будущее!»;
  • добавляем порцию дешевой благодати — «Не фокусируйтесь на своем грехе!»;
  • вливаем немного евангелия процветания — «Бегите к алтарю и ухватите свой финансовый прорыв!»;
  • заправляем все это модной популярной психологией — «Это всё — о вас!»;
  • и заканчиваем тягучей размазанной кашей, на которой не выжил бы даже христианин-младенец.

Я часто задавался вопросом, как расценил бы наше слабовольное американское евангелие апостол Павел. Непосредственно перед тем, как он был замучен, Павел дал четкие духовные указания своему духовному сыну Тимофею касательно того, как придерживаться его послания. Он сказал: «проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием» (2 Тимофею 4:2).

photo - Lawrence OP

photo — Lawrence OP

Сегодня мы переписали слова Павла. Наше правило звучит так: «Проповедуй то, что люди хотят услышать! Избегай полемики! Поглаживай, успокаивай и утешай людей, чтобы они пришли и на следующей неделе!» Стоит ли удивляться, что эта низкобелковая духовная диета породила анемичную церковь?

В первом веке проповедь Павла, бесспорно, была конфронтирующей. Он не сдерживался говорить против греха, и не боялся называть грех грехом. Павел знал, что бесхребетное христианство произведет бесхребетных христиан. Он говорил Тимофею, что библейская проповедь потребует трех смелых действий:

Читайте также:  Почему свидания с неверующими такая большая проблема?

1. Обличать. Здесь греческое слово эленхо означает «признать виновным, предостерегать или разоблачать» или «показать кому-то, в чем его вина». Также слово может означать «бранить» или «делать выговор». Любой, кого когда-либо наказывала мать, знает, что выговор может быть самой чистой формой любви.

2. Запрещать. Слово эпитимео означает «настойчиво предостерегать» или «строго устанавливать». Английское определение означает «выражать резкое непреклонное неодобрение». Происхождение слова означает «бить или ударять». Я не имею в виду проповедника, который бьет людей Библией. Крик на людей не является библейским упреком. Но когда в последний раз вы чувствовали, что Святой Дух обличал вашу совесть во время проповеди, потому что проповедник был правдив?

3. Увещевать/ободрять. Это слово является самым нежным из трех. Паракалео может использоваться в смысле «утешать» или «позвать быть рядом». Оно имеет один корень со словом, используемым для описания Святого Духа, который является нашим Утешителем. Истинная библейская проповедь призывает нас простираться к Богу за помощью в победе нашей слабости. Бросая вызов греху, мы должны указывать людям на избавление и исцеление. Библейская проповедь никогда не обрекает – она дает надежду!

Павел также не боялся называть грехи. Недавно я сделал обзор всех посланий Павла, чтобы увидеть, как он рассматривал половую безнравственность. Я обнаружил, что он лицом к лицу противостоял сексуальному греху в 10 из 13 своих посланий. Он смело говорил о прелюбодеянии, внебрачной связи, чувственности и гомосексуализме в культуре, пропитанной жаждой наслаждений.

Ободрив фессалоникийцев практиковать воздержание, он серьезно упрекнул их, говоря, что любой, кто выступает против законов Бога касательно секса, «…отвергает не человека, а Бога, Который дает вам Своего Святого Духа» (1 Фессалоникийцам 4:8 НРП). Это — мощные слова. Их необходимо повторять на наших кафедрах сегодня.

Павел не пытался выиграть никакие конкурсы популярности, а его за замечания о сексе поместили бы в черный список, если бы он попытался купить эфирное время сегодня. Тем не менее, когда он писал те жесткие слова, он говорил из сердца Бога — с любовью — по вдохновению Святого Духа для всех нас.

Пора нам укрепить хребет. Давайте избавимся от слабого христианства, бесхребетных проповедников и размазанной морали. Давайте проповедовать послание Библии вместо стерилизованной версии. Давайте не только указывать на грех, но также указывать людям на единственную надежду, которую они имеют в победе над ним — на нашего сильного Спасителя, чья смерть на кресте была окончательной конфронтацией с грехом.

Джей Ли Грейди / charismamag.com / onbog.com

Последнее пожертвование: 20.08 (Украина)





Мы будем благодарны вам за пожертвование на развитие нашего служения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>