Почему нам стоит избегать социальных сетей

Почему нам стоит избегать социальных сетей

И почему мы этого не делаем

Еще один бывший сотрудник Фейсбука высшего звена опубликовал предупреждение о том, как та система, в которой он работал, прививает нам плохие привычки, отравляет нашу общественную жизнь, лишает здравого смысла и блокирует наши взаимоотношения. На этот раз речь идет о Чамате Палихапитии – 41 год, рисковый капиталист и совладелец баскетбольной команды Golden State Warriors.

Хрупкая и обманчивая популярность

Обращаясь недавно к студентам Высшей школы бизнеса Стэнфордского университета, Палихапития объяснил, как Фейсбук разъедает социальный диалог. “Краткосрочные, вырабатывающие дофамин контакты и обратная связь, которые мы создаем в соцсетях, разрушают то, как функционирует общество, – предупредил он. – Мы сосредотачиваем свою жизнь вокруг некого ощущения совершенства, потому что получаем быстрые приятные импульсы – сигналы, сердечки, лайки, одобрительные жесты – и мы считаем это ценностью, считаем это правдой. Но в действительности все это – хрупкая, обманчивая популярность, после которой мы чувствуем себя еще более опустошенными и пустыми, чем раньше”.

Но затем возникает потребность в очередной “дозе”. Эта зависимость поразила сейчас – если говорить о базе пользователей Фейсбука – два миллиарда людей (данные Палихапитии). Такова сущность Фейсбука. “Вы не осознаете этого, но вас программируют”, – заявил Палихапития, отметая мнение студентов, что высокий интеллект и образование могут защитить от этого зомбирования.

Что же делать?

“Вы должны решить, в какой мере вы готовы пожертвовать независимостью своего интеллекта, – сказал Палихапития. – У меня нет приятного для вас решения. Мое личное решение такое: Я просто не пользуюсь больше этим. Не пользуюсь уже много лет”.

Зависимость от соцмедиа

Звучит красиво. Звучит просто. Удали соцмедиа – и все будет Ок! Но, конечно же, так проблему не решишь. Христиане знают, что за виртуальной зависимостью скрываются более глубокие желания. Как бы ни формировали соцмедиа наши привычки, как бы ни воровали они наше «реальное» общение с другими, большинство из нас не будет всерьез рассматривать вариант полной деактивации социальных платформ (даже у Палихапитии есть активная страничка на Фейсбуке).

socialmedia2

Соцмедиа привлекает всех нас. Мы любим посоревноваться остроумием в своих комментариях на Фейсбуке, вставить в Твиттер отличный GIF или поместить в Snapchat сделанное на ходу фото. Одна из привлекательностей соцмедиа – чтобы тебя видели, видели везде. Даже если есть неодобрительные комментарии, мы все равно привлекаем к себе внимание. Смартфоны “спасают“ нас от атазагорафобии – страха быть забытым. Поэтому мы импульсивно контактируем в соцмедиа, начиная с подъема утром и заканчивая моментом, когда нужно ложиться спать.

Все это обуславливает наше виртуальное поведение, благодаря чему социальные платформы получают прибыли в миллиардных суммах. Наши эмоции обусловлены нами самими. Как выразил это один автор: “Каждая социальная платформа – это наркотик, который мы сами себе выписали и употребляем для регулирования своей эмоциональной жизни; и мы постоянно экспериментируем этим коктейлем”.

Тишина и мы

Соцмедиа – это некий напиток, состоящий из стимулирующего эмоции наркотика, который мы изготавливаем сами себе. И это означает, что если мы оставим соцсети хотя бы на несколько дней или пару недель, нас ожидает суровая реальность: никто особо не будет скучать из-за нашего отсутствия, и никто особо не заметит нашего молчания – и даже мало кто будет ждать нашего возвращения. Не использовать соцмедиа – значит испытать неприятный укол реальной жизни, некий намек на то, что мы стареем и одиноки; или испытать кризис среднего возраста, симптомы которого в наше время проявляются практически в любом возрасте.

Попробуйте не использовать соцмедиа – и вы “исчезнете” полностью. И мы не осмеливаемся отказываться от соцсетей. Вот почему первая же попытка отказаться от соцмедиа принесет вам чувство горечи. Это будет весьма неприятное чувство, потому что мы привыкли в своей жизни к “виртуальному шуму”, который помогает заглушить две вещи, с которыми мы не очень хотим оставаться наедине.

В своей проповеди на Пс. 61:2 – “Только в Боге успокаивается (в англ. «ждет в тишине») душа моя” – Дитрих Бонхёффер потратил значительное время на то, чтобы объяснить страх тишины в современном обществе и показать, как человек пытается избежать ее с помощью СМИ (в Германии они появились в конце 20-х). Прежде всего, сказал он, мы ищем новых шумов, чтобы убежать от самих себя.

“Мы бежим от тишины, – говорил Бонхеффер. – Мы мчимся от одной деятельности к другой, чтобы не оставаться наедине с самим собой даже на секунду. Мы не хотим смотреть на себя в зеркало. Нам скучно с самим собой, и часто для нас самые мучительные и тягостные минуты – те, когда мы вынуждены их тратить “на себя” в одиночестве”.

socialmedia3

Мы ненавидим тишину. Тишина неизбежно приводит к тому, что в нашу голову начинают лезть неприятные, неприглядные истины: кто мы есть, кем мы стали; все хорошее и плохое, отвратительное в нашей жизни; все, что мы хотели бы в своей жизни изменить; наши воспоминания, события, душевные шрамы, о которых никогда бы не признались в соцмедиа. В тишине не скроешься от себя; все начинает пузырями всплывать на поверхность. Сделать и выставить новое “сэлфи” всегда проще, чем столкнуться с пугающей неизвестностью, когда не знаешь, что в следующую минуту влезет в голову, если настанет полная тишина.

Но наш страх одиночества вскрывает еще одну, более глубокую, проблему.

Тишина и Агнец

В Писании постоянно подчеркивается, что тишина – это демонстрация твердой веры в то, что Искупитель будет действовать и принесет избавление. Когда приходят испытания и надвигаются угрозы, благочестивые должны успокаивать шумных паникеров вокруг и требовать тишины.

  • “Оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша” (Ис. 30:15).
  • “Только в Боге успокаивается (ожидает в тишине) душа моя: от Него спасение мое. Только Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое: не поколеблюсь более” (Пс. 61:2-3).
  • “Только в Боге успокаивайся (ожидай в тишине), душа моя! ибо на Него надежда моя” (Пс. 61:6).

Тишина – признак уверенности в Боге.

Тишина – это также Божественное приглашение. Этого-то и боится современный человек, если копнуть глубже.

“Мы боимся не только самих себя – боимся не только саморазоблачения, – писал Бонхёффер. – Еще больше мы боимся Бога, Который может потревожить наше одиночество, разоблачить нас, сорвать с нас маску; Который может привлечь к Себе и слепить из нас то, что желает. Мы с такой нервозностью боимся, что Бог придет к нам в нашем одиночестве, что страшимся даже помыслить о Нем – как бы Он не оказался внезапно слишком близко к нам. Внезапно взглянуть в глаза Бога и быть вынужденным дать перед Ним отчет – нас коробит сама мысль об этом. Ведь тогда исчезнет улыбка на нашем лице, все в жизни может принять очень серьезный оборот и изменить привычное течение дней”.

storygod2

Итак, что звучит более привлекательным в наш цифровой век – хрупкая, обманчивая популярность или серьезные отношения с Богом, когда мы все больше приближаемся к Нему? Кажется, первое. Потому что, не успев проснуться, мы сразу же «проверяем» свои мобильники.

Такое беспокойство является характерным для всех возрастов. Мы живем в постоянном страхе, что Вечное настигнет нас и призовет к какой-нибудь миссии, поэтому предпочитаем сидеть в соцсетях или идти в кинотеатры, в театры, пока нас, наконец, не понесут «в последний путь». Мы не хотим даже минутку побыть в присутствии Бога.

В 1928 году каждую секунду можно было заполнить шумом общественной жизни и масс-медиа. Теперь, 90 лет спустя, мы можем «отвлекаться» одновременно с помощью масс-медиа и социальных сетей.

Проблема не в соцмедиа. Соцмедиа – это всего лишь маскировка наших подспудных страхов. Мы все хотим новых захватывающих новостей, сенсаций, вирусных твитов или текстовых сообщений, потому что это позволяет нам хотя бы на миг избежать “зрительного контакта” с нашим Спасителем, не думать о серьезности того, что означало бы для нас встретиться с Ним, услышать Его голос и осознать Его призыв, который мог бы нарушить всю нашу привычную, комфортную жизнь.

Тишина и общество

Бонхёффер не восхвалял социальную изоляцию и одиночество. Есть одиночество, которое происходит от внутренней надломленности. Бонхёффер одобрял “целеустремленное уединение” и призывал к тому, чтобы мы научились вместо шума и суеты выбирать тишину. Добровольный выбор тишины является в цифровом веке новым способом влияния на общество. Тишина дает свободу. Также тишина – это один из способов строить здоровую поместную церковь.

Бонхёффер, по мере развития своего служения, начал применять в общественной жизни эти две истины из своей ранней проповеди (упомянутой выше): тишина вынуждает нас видеть самих себя, и тишина делает нас открытыми для Божьего голоса и призвания.

whofindher2

В своей книге “Жизнь в Христианском Общении” (Life Together) Бонхёффер писал, что в обществе мы учимся терпению и честности, которые необходимы для одиночества. Когда же мы в тишине общаемся с Богом, то развиваем ту искренность, которая необходима для процветания общества. “Кто не может быть один, тот должен остерегаться общества”, – писал он. В этом мире, пропитанном масс-медиа и соцмедиа с нашим вездесущим “я”, мы утратили дисциплину одиночества. Мы утратили способность слышать Бога. Бог кажется далеким. Мы выхолостили ту Божественную истину, которой сами должны обладать, прежде чем предлагать Божью благодать своим друзьям.

Итак, Бонхёффер спрашивает своих современников – и нас также: “Является ли Божье Слово близким нам? Дает ли оно утешение и силу? Или я использую время одиночества против общества, против Слова и молитвы? Люди должны понимать, что даже время, проведенное в одиночестве, влияет затем на общество. То, как они используют свое одиночество, может или разрушать и позорить общество, или созидать и освящать. Каждый акт самодисциплины христианина – это также служение обществу”.

Никогда в церквях не будет процветать здоровое общение, если члены церкви будут злоупотреблять соцмедиа и избегать серьезного уединения.

Серьезное уединение

Серьезное уединение кажется в наш век масс-медиа чем-то неестественным. Чем-то весьма странным, некомфортным, слишком мрачным. Бонхёффер соглашается с этим, говоря: “Нам будет казаться это чем-то чудным; возможно, первые несколько раз мы будем ощущать пустоту. Пройдет немало времени, прежде чем душа наполнится Богом – прежде чем оживет и окрепнет”. Возможно, то же самое Бонхёффер сказал бы насчет наших попыток несколько дней обойтись без соцмедиа.

Подписывайтесь:

Бонхёффер верил, что только особая работа Святого Духа может вести каждого верующего в серьезное уединение, в тихое место, где обнаруживаются глубочайшие потребности души и где величайшие истины снова проникают в наше сердце. Те же, кто просто одиноки и лишены силы Самого Бога, разве будут желать тихой серьезности в эпоху безостановочной самопрезентации и самоутверждения?

Силою Святого Духа мы можем научиться пребывать в такой непривычной нам серьезности уединения, если будем от всего сердца молиться Псалом 138.

“Господи! Ты испытал меня и знаешь, что я привязан к соцсетям. Избавь меня от всех тех привычек, которые понуждают меня делать из массмедиа наркотический коктейль эмоциональной стимуляции. Исцели меня от желания привлекать к себе внимание других. Убей во мне это желание непрестанного виртуального признания. Приближай меня к Себе. Обличай меня. Утешай меня. Снова наполни меня любовью. Сделай, чтобы я снова чувствовал Твое присутствие – чтобы познал, что значит быть полностью забытым этим миром, но в то же время осознавать, что, пребывая во Христе, ты всегда любим Им и ценен в Его очах”.

Тони Рейнке / Голос Истины по материалам Desiring God

Последнее пожертвование: 22.09 (Украина)





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>