Понимая отличия ортодоксальной и светской культур Израиля

Понимая отличия ортодоксальной и светской культур Израиля

Недавно я посмотрел увлекательный документальный фильм об одной молодой израильтянке и её муже. Она снимается в нескольких сериалах. Корин Гидон встретила своего жениха в тель-авивском баре. В тот момент она понятия не имела, что он из ультра-религиозной семьи, в которой 14 детей.

Милые люди

Я знаю людей вроде Корин, живущих в этом городе. Я знаю Тель-Авив, и я знаю, как мыслят подобные ей люди этого города. Они живут в пузыре. Не так, как в Голливуде. Они из успешных семей юристов, строителей и художников, или даже генералов и политиков. Они любят армию и гордятся землёй Библии, хотя очень немногие из них верят в Бога Библии. За годы своей жизни здесь, я оказывался с этими людьми плечом к плечу в таких местах, о которых никогда бы и не подумал.

Но я никогда не понимал, насколько их мир далёк от ортодоксального иудаизма. Многие американские евреи, даже нерелигиозные, очень уважают ортодоксальный иудаизм. Но в Израиле не так. На самом деле, существует сильная неприязнь к ортодоксии. Семья моей жены традиционная — мы называем их масорти. Это значит, что хоть они не суперрелигиозные, но чтут Шаббат, соблюдают кашрут и любят праздники. Я жил в этом мире 16 лет.

Но смотреть этот фильм о развитии отношений Корин и Хили (краткая форма имени Йехиэль) было увлекательно. Это было похоже на первую встречу пришельцев с марсианами. С одной стороны, у нас есть суперсветская Корин. Либеральная, поддерживающая однополые браки и, конечно же, аборты, да и практически всё остальное, что вы могли бы себе представить. И у нас есть Хили. Его родители — иммигранты из Америки, как я. Они свободно владеют ивритом и полностью ассимилировались в обществе Израиля. Они живут в другом мире, в мире, который Хили, в отличие от своих братьев и сестёр, оставил. Они против гомосексуализма и, скорее всего, против абортов. Вся их жизнь регулируется религией.

israel-culture2

Первый визит

Во время первого визита Корин к его родителям, они праздновали Песах. Она была в ужасе. “Они начинают трапезу в 18:30 и продолжают ее до 23:30”, — рассказал ей Хели. Она спросила, как можно есть до 23:00, а он пошутил в ответ: “Делай бутерброды с мацой”. Ортодоксальный Пасхальный Седер (ужин в первый вечер Песаха) действительно очень длинный. Она была совершенно не знакома с этим, несмотря на то, что выросла в Израиле. Окружённая более чем дюжиной ортодоксальных евреев, она испугалась. Женщина, которая еженедельно уверенно выступает перед нашей нацией на телевидении, не была ее частью. И всё же она усердно пыталась проявить уважение к его семье.

Он не еврей

Она в шутку спросила, как его родители отреагируют на то, что он привёл домой “шиксу” (уничижительное слово для девушки-нееврейки). Именно так она чувствовала себя — как будто он привёл домой нееврейку, хотя она явно еврейка. Это напомнило мне, как я ехал на машине по Иерусалиму в Шаббат. Передо мною переходили дорогу дедушка с внуком. Он посмотрел на меня, на мальчика и сказал: “hу ло йеhуди (Он не еврей)”, потому что я вёл машину в Шаббат.

В какой-то момент после того, как Корин познакомилась с родителями Хили и по-настоящему полюбила их, она спросила, почему мужчина не может прикасаться к женщине. Я помню, как в 2000 году приехал в Израиль и встретил ортодоксальную семью. Недолго думая, я протянул руку маме семейства, чтобы пожать её. Она просто посмотрела на мою руку и улыбнулась. Я подумал: “Что не так с этой женщиной?” Элане пришлось сказать мне на ухо, что она не может пожать мою руку, потому что ортодоксальные женщины не прикасаются к мужчинам.

Наконец Корин сказала отцу Хили: “Но я хочу обнять вас! Почему мне нельзя обнять вас?” Это был сильный момент в фильме. Для Корин обнять своего будущего свёкра было самым естественным выражением любви в мире. Но для него это было запрещено и немыслимо!

Встреча двух миров

В продолжении фильма мы видим взаимодействие двух семей. Они понимают, что действительно полюбили друг друга. Они видят, что их предвзятые суждения были неверными. Есть один момент, когда суперсветский отец Корин включает семь благословений, которые поются на еврейской свадьбе, со своего айпада. Он поёт и танцует со своей дочерью под известную песню “Од ишама”. Он был весел и по-доброму посмеивался над религией, но он также принял тот факт, что его дочь выходит замуж в другой мир. Они пели дальше: “Голос жениха и голос невесты…” Корин плачет в объятиях отца.

israel-culture4 israel-culture5

Целоваться или не целоваться

Конечно, свадьба — это большая дилемма. Она из Тель-Авива и хочет надеть современное платье. Но это оскорбит семью Хили. Они нашли компромисс, и она надела скромное платье во время церемонии и переоделась позже, позволив религиозным гостям уйти, если они захотят. Это было хождение по натянутому культурному канату.

Последняя проблема заключалась в том, будут ли они целоваться, когда раввин провозгласит их мужем и женой, или нет. Корин была ошеломлена тем, что это запрещено. Это было уж слишком для девушки, которая мечтала о свадьбе всю свою жизнь — только не это! Хили склонился и сказал: “Никто ещё не умирал от поцелуя. Никто не будет кричать ‘гевалт’ (слово на идиш, обозначающее сигнал тревоги или шок)”.

В конце они поцеловались.

Очень захватывающе было посмотреть на израильскую жизнь и культуру. Хотелось бы, чтобы были английские субтитры. Но если хотите посмотреть на иврите, вот ссылка: mako.co.il

Автор — Рон Кантор / messiahsmandate.org
Перевод — Анна Иващенко для ieshua.org


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>