Позвольте приёмным детям приходить ко Мне

Позвольте приёмным детям приходить ко Мне

День Отца позволяет нам, приёмным детям, краем глаза увидеть фантазию: более счастливые жизни, более глубокие взаимоотношения, более тёплые воспоминания, дорогие сердцу фотографии, украшающие стены социальных сетей. Семьи, которые по-прежнему вместе, верные папы, сильные папы, здоровые папы, папы, которые не ушли, папы, которые достаточно сильно любили своих жён, чтобы сохранить семьи в целостности. У нас, возможно, нет этого. У нас может быть горечь. Или зависть. Или одиночество.

В День Отца воспоминания о том, что мы приёмные, могут затмить наши фантазии: проповеди о важности отцов, обязательный обед с нашим отцом (или отчимом), шквал фотографий, на которых отмечены отцы и дети, воспоминания о безвременной смерти отца — всё это говорит нам, что мы рассечены на две части.

Одна из работ на эту тему называет эти реальности призраками, сидящими за нашим столом: «Дети привязаны к отсутствующим родителям, взрослые — к прошлым жизням и прошлым бракам. Эти невидимые психологические связи — как призраки за нашим столом… и они играют на самых основных эмоциях — таких эмоциях, как любовь и верность, вина и страх».

День Отца может быть ещё более одиноким в церкви. Настоящая, полная семья, в которой есть все необходимые части, может казаться не только символом статуса, но также и своего рода картой доступа в общину и к тому, чтобы быть её частью.

К счастью, один любящий Отец встречает нас в этом переживании приёмного ребёнка, и Он делает это несколькими способами.

1. Бог распутывает наши эмоциональные узлы.

Когда я рос, я чувствовал вину за то время, которое я проводил со своим отчимом. У меня было ощущение, словно я предавал моего отца, который не женился повторно, словно любое веселье, которое я мог ощутить с новым мужем мамы, заставило бы моего папу ощутить себя неудачником. Я хотел, чтобы он всегда был уверен в моей любви. Даже теперь, после того, как моего отца не стало, у меня по-прежнему есть побуждение почитать его, противясь любой радости в приёмной семье.

stepchildren2

Атмосфера нашей приёмной семьи может быть очень похожа на Дикий Запад, где каждый сын и дочь сражаются каждый сам за себя, защищая своих дорогих сердцу призраков. Где в этом есть место Богу? Бог распутывает наши «смешанные семьи» тремя путями: «Любовь да будет непритворна; отвращайтесь зла, прилепляйтесь к добру» (Послание к Римлянам, 12:9).

Любовь да будет непритворна. Никто не может заменить нам наших биологических отцов. Это место занято навсегда. Но жизнь гораздо сложнее: любовь достаточно сильна, чтобы вырастить новые взаимоотношения в непроверенной почве. Возможно, вы смотрели на поле вашей приёмной семьи десять лет, никогда не сажая на нём семя любви. Оно может не быть похожим на сады, которые есть в других семьях. Вам не нужно заставлять себя чувствовать себя так, словно ваша приёмная семья — это ваша настоящая семья. Вы можете чувствовать себя пальмой в саду из роз, но это не значит, что вы должны подрезать свои ветви так, чтобы выглядеть как розовый куст. Бог всё равно может помочь прекрасным вещам вырасти в плохо сочетающихся мирах — благодать лучше всего даёт рост в несовершенных домах, «домах из лоскутков».

Отвращайтесь от зла. Вам не поможет, если вы будете идеализировать ваших отцов или демонизировать ваших отчимов. Давайте называть ненависть и горечь в наших сердцах злом, так же, как и любую манипуляцию, которую мы могли получить от наших отцов — биологических или иных. У вас может быть ощущение, что ваш гнев — прочный щит, но он может победить и разрушить вас самих.

Прилепляйтесь к добру. Ваши воспоминания могут быть хорошими. Нынешняя любовь вашей матери может быть хорошей. Хороший отчим может быть хорошим даром для вашей матери. Это уникальная и неблагодарная задача, когда мы, приёмные дети, просеиваем обломки нашей импровизированной семьи в поисках добра. Если мы это не делаем, возможно, мы калечим свою способность видеть Божью благость и проявлять благодарность в будущем.

2. Бог стал приёмным ребёнком.

Самое первое, что мы узнаём об Иисусе в Новом Завете — это то, что Он — приёмный ребёнок. Матфей начинает своё повествование с генеалогии Иосифа, который назван не «Отцом Иисуса», но «мужем Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос» (Евангелие от Матфея, 1:16).

Иосиф был праведен, и он ставил честь биологической матери Иисуса и славу Божью выше собственного положения в обществе (Евангелие от Матфея, 1:19-20). Сам Сын Божий вырос с отчимом.

stepchildren3

Однажды, когда Он пришёл в синагогу «в Назарете, где был воспитан» (Евангелие от Луки, 4:16), собрание «дивилось словам благодати, исходившим из уст Его». Они спрашивали об Иисусе: «Не Иосифов ли это сын?» (Евангелие от Луки, 4:22). Приёмный ребёнок знает это чувство — когда отчиму приписывают заслуги за дар, полученный от настоящего отца. Иисус знал неловкие, болезненные черты того, чтобы быть приёмным ребёнком (скорее всего, они были более выраженными два тысячелетия назад). В той ситуации Его выгнали из Его родного города.

Если вы как приёмный ребёнок переживаете множество неловких моментов, знайте, что Иисус тоже пережил Свою долю неловких моментов, Сам являясь приёмным ребёнком. Так же, как и в истории Иисуса, время, когда вы живёте под крышей человека, не являющегося вашим биологическим отцом, не длится вечно.

3. Бог выиграл сражение за наше опекунство.

Когда Бог усыновляет нас, Он не становится нашим «приёмным» Отцом. Он — наш настоящий Отец, который нашёл нас после всех этих лет, проведённых нами с фальшивым отцом. Бог усыновляет нас, забирая нас у нашего похитителя, дьявола. Мы были воспитаны во грехе: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Евангелие от Иоанна, 8:44).

Но при этом: «Дети! вы от Бога, и победили их; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире» (1-е Послание Иоанна, 4:4). Я помню, когда мои родители оказались в сражении за опекунство над моей сестрой и надо мной. Они готовы были перегрызть горло друг другу. Нам был придан «посредник в суде», который был должен представлять нас, как детей, в суде, и отстаивать только наши интересы.

Бог является Отцом, любовь Которого настолько заслуживает доверия, что Он может быть и нашим Отцом и нашим Посредником одновременно, осуждая все притязания, которые дьявол, как наш «отец», имел по отношению к нам. Посреди разрушительных последствий судебных слушаний об опеке Бог не является родителем, действующим против вашей мамы или вашего папы во имя «того, что будет лучше для ребёнка». Он является вашим Отцом, Который на самом деле действует в ваших интересах, приводя вас в Свою совершенную, самодостаточную любовь как Своего настоящего ребёнка.

stepchildren4

4. Бог даёт Своё имя оставленным.

Мне было непривычно, когда фамилия моей мамы стала отличаться от моей. Она больше не была «Максвелл». Складывалось чувство, что она больше не была моей. Я думал: «Теперь она принадлежит всем этим «приёмным» кузинам, дядям, тётям и приёмному отцу». Жить в семье отчима означает, что вы остаётесь один с вашим именем в доме, который не совсем является вашим домом.

Отчимы, обычно, не понимают, как с вами взаимодействовать. Это неловко, но необязательно в этом виновата одна из сторон. Эта неловкость может напоминать вам о том, что вы потеряли — не только вашего отца, но и возможность иметь полную семью. Я провёл всю свою жизнь, всё время пытаясь раздуть искру взаимоотношений, надеясь, что я найду то, что потерял, когда мне было девять лет.

Святой Дух даёт нам, Христианам, эту личностную черту: мы жаждем Божьего отцовства. «Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»» (Послание к Римлянам, 8:15). Когда мы рождаемся свыше как дети Божьи, это рождение свыше является ответом на наши несовершенства (Послание к Галатам, 4:5), на нашу естественную семью, из которой мы произошли (Послание к Ефесянам, 1:5), и даже на нашу смерть (Послание к Римлянам, 8:23).

Бог даёт нам Своё имя, которое будет не умаляться, но расти. Он даёт нам имя, которым мы можем делиться со всей нашей семьёй, даже с теми её членами, которые носят другую фамилию.

5. Бог приходит, чтобы забрать нас.

Все Христиане являются детьми Божьими, которых Бог признал Своими, и мы сидим на ступеньке этого злого века, ожидая, когда нас заберёт наш настоящий Отец — ожидая, когда наш старший Брат приведёт нас в обитель, которую Он приготовил для нас в доме нашего Отца. И это не сказка.

Если вы в этот День Отца являетесь приёмным ребёнком, вы не одиноки. Примерно каждый третий человек становится членом приёмной семьи в какой-то момент своей жизни. Многие из нас смотрят на семьи, которые держатся вместе, как собака на яблочный пирог в витрине кондитерской. Но больше, чем солидарность с нами, у вас есть солидарность с Богом, Приёмным Ребёнком, Который является нашим настоящим Братом, и Который приводит нас назад к нашему настоящему Отцу.

stepchildren5

В этот День Отца возьмите это Слово с собой, Слово от Бога, ставшего приёмным ребёнком:

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я» (Евангелие от Иоанна, 14:1–3).

Бог — наш дом

Приёмные семьи иногда являются прекрасным исправлением наших изломанных историй, и иногда они могут усиливать наше хроническое ощущение непричастности. Мы защищаем наших призраков и драгоценные воспоминания в ущерб возможностей новой семьи, которую мы воспринимаем как неприветливую, растаптывающую остатки нашей близости —те немногие, которые у нас есть. Мы видим, как место, которое невозможно заполнить, теперь пытается заполнить новый человек, как сокровенное внимание теперь уделяется чужаку. Когда моя мама вышла замуж, у меня было ощущение, что наш «дом» был осквернён.

Это не новая история для народа Божьего: «Наследие наше перешло к чужим, домы наши — к иноплеменным» (Плач Иеремии, 5:2). Бог не просит нас делать вид, что трагедии не произошло. Он приходит в это вместе с нами. Бог старается сделать ещё более ясным для нас то, что этот мир не является нашим домом. «Ибо не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего» (Послание к Евреям, 13:14)

И когда Бог является нашим городом и нашим Отцом, мы выходим в этот День Отца не просто как люди, преследуемые призраками, но как те, для кого здесь есть место: «Бог одиноких вводит в дом» (Псалом 67:7).

После горячих дебатов с Фарисеями на тему развода, первой заповедью Иисуса было: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Евангелие от Матфея, 19:14). И это не совпадение. Между Иисусом и Фарисеями не было бы горячих дебатов о разводе, если бы разводы не были распространены в народе. А если разводы были распространены в народе, которому Иисус служил, тогда можно с уверенностью сказать, что многие из детей, которых приводили к Нему для благословения, были приёмными детьми.

Поэтому заповедь Иисуса звучит не в контексте служения только целым семьям или детям, которые являются частью семей, но также и разрушенным семьям, с детьми, у которых будут проблемы с их отцами до конца их жизней. Слова одного Приёмного Ребёнка другим: «Таковых есть Царство Небесное».

Автор — Пол Максвелл / By John Piper. © 2016 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Виталий Рогонский для ieshua.org


Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>