Слаба ли кротость?

Слаба ли кротость?

Кротость многими читается, как проявление слабости. Но так ли слаба кротость?

Когда задумываешься о слове «пастор», на ум приходят образы сильных, уверенных, умных. Понятие «нежный» мало кому в голову забредает при игре в ассоциации на данную тему. Героев своих мы обычно чтим не за кротость, а за победы силы, упорства и ловкости. И преуспевают наши герои, скорее, в спеси, нежели чем в кротости.

Мне всегда казалось, что я человек мягкий, даже нежный. Читая Новый завет и списки добродетелей, присущих хорошим христианам, я никогда не замечал слова о доброте и кротости. Когда во мне бурлили гормоны, я молился против похоти. Я боролся с собственной гордостью. Гнал от себя позывы лени. Это были мои «три смертных греха», трехглавый монстр, которому я противостал решительно и смело. И пока я усмирял этого трехглавого Цербера, маленький, невидимый грешок выскочил из темниц моего сердца, чтобы напасть на меня исподтишка, со спины, откуда я подвоха не ожидал. Имен у этого маленького монстра много: жесткость, суровость, властность – и это только некоторые из них. Зверек этот уж точно совсем не кроток и не мягок.

Как я о нем узнал? Мой драгоценный брат во Христе нашел в себе смелость сказать, что иногда я чересчур резок и пугающе груб. Насколько груб, что со мной страшно. Мой смелый брат даже не решался служить со мной в братском Совете церкви по этой самой причине. Эти слова сразили меня наповал. Я поверить не мог. Но, несмотря на мое неверие, у меня хватило ума, чтобы признать, что мой брат во Христе со всей мудростью и благочестием желал добра мне и церкви, которую мы оба любили.

Грех обманул меня

В тему пришлось углубиться. Я попросил брата рассказать о сказанном мне двум представителям братского Совета, которым он доверяет. И вот мы вчетвером сели разговаривать и молиться. Он рассказал о своих опасениях. По ходу своего рассказа он смиренно признался и в своих слабостях тоже. И чем больше он рассказывал, тем лучше я начинал осознавать, каким образом моя манера общаться унижает собеседников. Я вдруг увидел, что очень часто при самом минимальном руководстве с моей стороны, я требую от людей максимальных результатов. Меня осенило: при том, что похоть, гордость и лень были под моим неустанным контролем, моя грубость распоясалась не на шутку.

Я все в толк не мог взять, как так получилось, что этот свой грех я так долго не замечал. Ведь и молился я регулярно, и Слово Божье читал каждый день. Да что там читал – я проповедовал каждую неделю. Я был избран нашей поместной общиной, чтобы говорить о грехах всего собрания, а свой грех беспечно упустил из виду. Как такое могло произойти?

Если отвечать коротко: я не знаю, мой грех обманул меня. Богослов девятнадцатого века ответ на этот вопрос облек в более понятные слова: «Когда ум человека находится под влиянием греха, правильные мысли и мотивы забываются». И он прав. Я убедил себя в том, что моя строгость (это такое мягкое слово я придумал для описания своей грубости) – это неотъемлемая часть моего стиля руководства.

На протяжении многих недель Господь напоминал мне, что освящение – это длительный процесс, даже если ты пастор. Благодаря своему смелому брату во Христе я стал лучше понимать написанное в Послании к евреям 3:13: «Но наставляйте друг друга каждый день, доколе можно говорить: «ныне», чтобы кто из вас не ожесточился, обольстившись грехом». Его обличение заставило меня заново исследовать мое сердце.

Писание укрепило меня

Еще одна важная деталь: обличение заставило меня читать Писание свежим взглядом. Например, я представлял себе Моисея смелым лидером, поборовшим свои комплексы, чтобы вывести Божий народ из Египта. И это так. Моисей был отчаянно бесстрашным защитником справедливости. Но не только это можно о нем сказать. Усмиряя своих демонов я вдруг начал понимать, что Моисей был человеком, чей характер менялся и трансформировался по влиянием Божьей славы. И Библия называет Моисея «человеком кротчайшим из всех людей на земле» (Числа 12:3).

Раньше, размышляя о плодах Святого Духа, я постился ради радости, веры и воздержания. Но теперь я вдруг увидел, как кротость взывает ко мне из Писания, заставляя меня молиться об этом конкретном плоде Духа (Гал. 5:22-23).

Раньше, каждый раз читая 1 послание Петра 5, где говорится о ролях руководителей в церкви я замечал лишь, что они должны быть слугами пастве, не для «гнусной корысти». Но сегодня я начинаю видеть отчетливо, что пастыри должны «служить, не господствуя над наследием [Божиим], но подавая пример стаду», которое вверено им (1 Петра 5:3).

Сколько раз я прочитал 1 послание Тимофею 3, где расписаны качества, необходимые для епископа. Помните их? Верность жене, трезвость, целомудренность. На них я и сосредоточил свое основное внимание. Теперь же я не могу читать этот отрывок, не слыша, как ко мне взывают слова «не бийца … , но тих, миролюбив».

Нашей церкви не нужен кроткий пастор

Руководить церковью, даже если в братском Совете есть несколько прекрасных старейшин, не так уж и легко. Хорошему пастору нужно приготовиться к шквалу критики. Положение просто обязывает. Более того, от пастора зачастую требуется не только знать, какой должна быть церковь, но и видение, уверенность, воля и непреклонность, чтобы довести церковь до поставленной цели. Неудивительно, что наше затуманенное грехом сознание не позволяет нам увидеть добродетель в кротости, которая, как нам кажется, ни на йоту не приблизит нас к желаемому пункту назначения. И правда, кому нужен кроткий президент, кроткий генерал армии или кроткий директор корпорации? Размышляя так, мы приходим к заключению, что и церкви кроткий пастор ни к чему.

Но церковь-то – это не государство, не армия, не компания. Если бы Бог хотел, чтобы церковью управляли политики, генералы и бизнесмены, он бы намекнул нам, что это должно быть так. Но по Своей мудрости Он доверил будущее церкви старейшинам, чей отличительной особенностью является личное признание собственной слабости: «Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была [приписываема] Богу, а не нам» (2 Кор. 4:7). Если уж Иисус спас мир, уничижив себя до раба (Флп. 2:7), то уж и всякому старейшине не зазорно последовать его примеру.

Будучи женатым мужчиной я очень ценю слова одного служителя о кротости в браке: «Кротость ничего общего не имеет с пассивностью или слабостью. Кротость – это сила, управляемая любовью. В браке кротость не означает слабость или ранимость, это, скорее, такое посвящение своей супруге или супругу, которое побуждает тебя пожертвовать собой ради любви». И для пасторства эти слова тоже подходят.

Кротость – это не слабость. Пастор, живущий ощущением, что ему нужно пересилить собственными дарами свою церковь ради достижения великих целей, не совсем понимает силу Евангелия. Пастор, убежденный, что ему нужно быть самым проницательным, самым резким, самым волевым и самым доминирующим, упустил из виду простую духовную истину: Бог с удовольствием использует самых кротких, потому что абсолютно ясно, что именно такие полностью полагаются на Него. Все это не значит, что хороший пастор должен быть тихоней, бояться руководить, не доверять своему суждению. Совсем нет! Но это точно означает, что хороший пастор – «скор на слышание, медлен на слова, медлен на гнев» (Иакова 1:19).

До эталонов кротости мне все еще как от Земли до Луны. Но я знаю о своей слабости быть чересчур грубым и жестким. И это знание помогает мне быть чуть-чуть лучше в общение с моей женой, детьми и прихожанами. Однажды мое служение подойдет к концу. Люди соберутся на моих похоронах, где будут, надеюсь, больше говорить об Иисусе, а не обо мне. Но, когда речь зайдет о памяти, о том, каким я был, мне бы хотелось, чтобы обо мне сказали, что я был эталоном кротости.

На пути к кротости

Смею вас уверить, никто из нас не кроток или мягок в той степени, в которой нам следует быть. Что делать, если вдруг оказалось, что в этой области у вас проблема?

Найдите кого-нибудь, кто скажет вам правду и скажет ее непременно с любовью. Спросите такого человека: «А я мягок в общении?» Мне это очень помогло понять, что в данном вопросе мне требуется рост. Разумеется, знать – совершенно не значит сделать. Но для начала и это совсем не плохо.

Вспомните и поразмышляйте над отрывками из Писания: Притчи 15:4, Ев. от Матфея 5:5, Послание к Галатам 5:23, Послание к Ефесянам 4:1-3, Послание к Колоссянам 3:12, 1 послание Тимофею 6:11, Послание Иакова 1:21. И даже в большей степени поразмышляйте о характере Христа, в который, по словам апостола Павла, каждый христианин преображается, становясь подобием образа Христова, от славы в славу (2 Кор. 3:18). Ведь значит это и что мы учимся походить на Него в той части, что касается Его кротости (2 Кор 10:1, Мф. 11:29). Трудно читать такие отрывки и не возжелать еще больше возрастать в кротости.

Наш портал в Facebook:

Подумайте о том, что в вас видят окружающие. Не воспринимаются ли ваши слова, тон, манера общения окружающими вас людьми, как резкие, бесчувственные и грубые. Если так, то, видимо, стоит переосмыслить вашим способы общения с людьми. Отчасти, проявление любви – это и способность донести до человека, что вам он не безразличен. Иногда недостаток кротости и мягкости в общении – это упущенная возможность выразить ваши настоящие чувства по отношению к собеседнику.

Вознесите Богу молитву о даровании вам кротости. Нет никаких сомнений, Богу будет приятно на эту молитву ответить. Его любовь к Своим овцам, несомненно, больше вашей любви, и из любви к своим детям Он даст кротость тем Его несовершенным пастырям, кто жаждет всем сердцем кротости Христовой.

Арон Меников / hristiane.ru

Подписывайтесь на наш канал в Telegram - @ieshuaorg

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>