Суккот 5772 в Иерусалиме. Фото

Честно говоря, я уже и со счета сбился, сколько раз это происходило: едешь в Иерусалим в ожидании увидеть что-то одно, и Город тебе это что-то честно показывает, но с такой неожиданной точки зрения и под таким преломленным углом восприятия, что ты поначалу теряешься. Иерусалимские метаморфозы. Так получилось и в этот раз.

Сердце ортодоксального иудаизма расположено, конечно, не в стенах Старого города. Там скорее расположен его парадный фасад: Стена плача, степенные и аккуратно отреставрированные улицы еврейского квартала. А сердце, живое, беспрерывно пульсирующее, пропускающее через себя все радости и горести людские – это квартал Меа Шеарим. Я приехал в него в канун праздника Суккот. Что я, человек светский, ожидал увидеть… Наверное какую-то непонятную мне еврейскую экзотику, на понятном языке. Что ожидал, собственно, то и увидел. Только с точностью до наоборот. Язык оказался непонятным, потому что со всех сторон вместо привычного иврита неслись песни и обрывки разговора на очень мною любимом, с точки зрения музыки языка, но абсолютно не понимаемом идише. А вот непонятная еврейская экзотика оказалась окрашена в давно забытые и, одновременно, абсолютно свежие и яркие воспоминания о… предновогоднем елочном базаре.

Точно так же спешили за покупками люди, точно так же продавалась в магазинах блестящая мишура, точно так же шли на базар, крепко держащиеся за отцовские руки дети, и точно так же у них в глазах было затаенное ожидание чуда. Только вместо шапок-ушанок на головах у людей были надеты широкополые черные шляпы. А в цветных украшениях преобладал орнамент иудаики (хотя, как мне сказали знающие люди, если зайти в магазин и порыться в горе целлофановых пакетиков с игрушками и мишурой, то легко можно найти что-нибудь с надписью «Happy Christmas»). Ну и, конечно, базар. Разумеется, никак елок там не было. Только знаменитые «четыре вида растений»: особый вид цитрусовых – этрог; еще не распустившийся побег финиковой пальмы – лулав, «дерево густолиственное» – адас (мирт) и «верба речная» – арава (плакучая ива). Последней я, впрочем, не видел. Ее начинают продавать перед самым Суккотом. Законы, определяющие кошерность растений, настолько сложны, что многие, покупая их, предпочитают посоветоваться с равом. На одной из фотографий вы увидите длинную очередь к раввинам в синагоге. Люди более опытные приходят на рынок с лупами и долго и внимательно проверяют с ее помощью этрог на наличие неправильных точек, лулав – на предмет «распустился – не распустился», адас на предмет трех лепестков выходящих из одного горизонтального кольца.

И, уже выходя с базара, я вдруг поймал себя на том, что глаза невольно ищут привычный с детства, подпрыгивающий в валенках и ватнике на морозе около горы елок, образ бабы Мани. Ощущение, впрочем, быстро прошло. Двери музыкального магазина пели на идиш. Пестрая картинка Города опять привычно рассыпалась на людские лица.

Наш портал в Facebook:

Источник — newsru.co.il

Фото — Дмитрий Брикман, www.dimabrickman.com


Мы в Telegram, подписывайтесь:

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>