Вино царя Соломона

Вино царя Соломона

Когда-то, тридцать столетий назад, изготовили в Иерусалиме большой керамический кувшин и нанесли на него надпись. Интересно, что надпись была сделана еще до обжига: видимо, в гончарной мастерской в те далекие времена работал грамотный человек. Потом кувшин разбился, а его осколки пару веков спустя строители приспособили для каменной кладки. Черепок этот недавно обнаружили израильские археологи во главе с доктором Эйлат Мазар, которая ведет раскопки в одном из самых интересных мест города — между Городом Давида, где находился царский дворец и крепость древнего Иерусалима, и Храмовой горой. На черепке можно разглядеть пять хорошо сохранившихся букв и еще несколько менее отчетливых.

Надписей времен Первого Храма найдено не так уж мало. По большей части они относятся к относительно поздней эпохе — IX-VII векам до н.э., ко времени двух царств, Израильского и Иудейского, и великих пророков. Например, древнейшая иерусалимская надпись времен царя Хизкиягу была найдена в подземном водоводе, прорытом по его указанию.

Однако наибольший интерес — и наиболее жаркие споры — ученых вызывает более ранняя эпоха объединенной монархии, когда, согласно Писанию, Израильским царством правил Давид, а затем Шломо. До сих пор в научной среде существует школа минималистов — ученых, которые ведут отсчет истории еврейского народа с VIII века до н.э., а рассказ о царе Шломо считают лишь благочестивой сказкой.

Археологические открытия последних лет наносят все новые удары по теории минималистов. Например, древний город, который профессор Еврейского университета Иерусалима Йосеф Гарфинкель нашел при раскопках в Хирбет-Кейяфе, близ Бейт-Шемеша, однозначно свидетельствует о существовании в Иудее в X или даже XI веке до н.э. мощного государства. И все же нам нужны дополнительные подтверждения того, что объединенное Израильское царство, в соответствии с библейскими описаниями, не только существовало и процветало, но и отличалось развитой культурой.

Однако не только поэтому так важны для нас древнейшие тексты. В те времена евреи, хананеи и финикийцы пользовались разными вариантами одного и того же алфавита. Окончательное формирование еврейского алфавита произошло лет на двести позже. Потом, в вавилонском плену, евреи перешли на арамейский алфавит, которым мы и пользуемся по сей день, а древний еврейский унаследовали самаритяне. Поэтому каждый раз, когда в Иудее находят древний текст, датируемый XI-X вв. до н.э., разгорается спор относительно того, на каком языке он написан — на иврите или на одном из родственных ему языков других народов, населявших страну.

Дополнительная трудность заключается в том, что в эти века еще не установилось направление письма: тексты могли писаться в обе стороны. Только через пару столетий евреи окончательно стали писать справа налево.

Какая же надпись была выведена на этом замечательном кувшине? Расшифровать ее пыталось множество ученых в Израиле и за рубежом — на сегодняшний день имеется уже около десятка вариантов ее прочтения. Часть исследователей старается просто распознать буквы, не берясь за расшифровку их значения. Куда интереснее те версии, которые предлагают и трактовку смысла текста.

Так, профессор Аарон Демский из Бар-Иланского университета и ряд других ученых читают эту надпись слева направо: h-m-r l-h-n-n, то есть «вино от Ханана» (корень h-m-r относительно редко, но используется в Танахе для обозначения вина). Демский указывает, что «сыны Ханана» — это клан, упоминающийся в Писании в качестве управителей района Бейт-Шемеша во времена царя Шломо. Таким образом, в его понимании этот кувшин, вероятно, был прислан в Иерусалим наместником района Бейт-Шемеша в качестве налога или дара.

Профессор Гершон Галиль из Хайфы, наоборот, предлагает прочесть текст справа налево: m y-y-n h-l-q m, «яин халак». Это известный также из других семитских языков термин, означающий дешевое, низкого качества вино. Первая буква «м», считает Галиль, — это окончание числительного (как, например, в слове эсрим — «двадцать» или шлошим — «тридцать»), которое указывает на дату изготовления вина. Последняя буква «м» означает, по всей видимости, предлог «из», за которым должно было следовать название места изготовления напитка. Получается, что на кувшине было написано примерно следующее: «Простое вино из такого-то места, урожай такого-то года».

Гершон Галиль предполагает также, что такая большая дубовая бочка дешевого вина наверняка не была предназначена для царского стола. Возможно, что это вино было завезено для нужд рабочих, занятых в грандиозных проектах царя Шломо — строительстве Храма и царского дворца, а также расширении Иерусалима в сторону Храмовой горы.

Так или иначе, очевидно, что евреи Иерусалима в те далекие времена (когда Гомер еще не родился, Рим не был основан, а про Европу и говорить нечего) уже пользовались письменностью для повседневных нужд.

А также любили «делать лехаим». Чего и вам желаю!

 Иллюстрации: фото Урии Тадмор, рис. Ады Ярдени, с благодарностью д-ру Эйлат Мазар.

Материал подготовил Меир Антопольский

jewish.ru

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>