Приемлемый грех

Приемлемый грех

Он – везде: в обществе и церквях. И мы о нем стараемся не говорить.

Большинство современных христиан, задай им вопрос о грехе, скажут, что все грехи одинаково плохи. Они равны в глазах Бога, и нет шкалы, по которой что-то хуже, а что-то лучше. Что маленькая ложь во благо и убийство – одинаковые грехи, за которые Христу пришлось претерпеть крестные муки на Голгофе. Но это все в теории, а на практике совравшего немного священника вряд ли лишат сана. А вот за убийство точно лишат.

На практике есть грехи, которые общество готово принять. И даже церковь. Есть один грешок, наводнивший наше общество и церкви настолько, что мы перестали его замечать. И грех этот в постоянном желании получить больше, чем нам на самом деле нужно. Можно и поточнее выразиться, библейской терминологией, она не такая толерантная и пушистая. Грех этот – чревоугодие, а в простонародье – обжорство.

Когда я думаю про обжорство, вспоминаю свое желание съесть не меньше дюжины эклеров и запить их горячим шоколадом. Или свою предрасположенность закидывать картофельные чипсы в желудок, который уже давно не голоден. Многие из нас смотрят на грех чревоугодия и думают: «У меня этой проблемы нет» или «Ну, и что такого? Тоже мне грех». В любой церкви найдется какое-то количество тучных людей, которые привыкли «переедать» и которых мало кто посчитает недуховными или отступниками за их пристрастие к еде.

Но обжорство – это не просто страсть к еде. Если посмотреть на оригинальные формулировки библейского термина и его контекст, чревоугодие становится не такой уж чужой проблемой для нас.

Говоря простым языком, чревоугодие – это зависимость, страсть души к избыткам. Оно происходит, когда вкус становится важнее голода, желание важнее нужды. И в обществе потребления становится трудно определить, что считать заслуженным трофеем, а что избыточным потаканием своим слабостям. В таком ключе даже самые подтянутые из нас могут оказаться настоящими чревоугодниками. Любой из нас.

Страсть к излишествам произрастает из неудовлетворенности. Я не доволен своей порцией. Будь то порция на тарелке, в постели или на банковском счете. Мне нужна порция посолиднее. Но поскольку каждая порция – это ограниченная часть ограниченного мира, я стремлюсь удовлетворить желание, которое с каждой полученной порцией будет только расти, и удовлетворения не достичь никак.

Об этом, кстати, говорится в 3-й главе книги Бытия. Что за грех в райском саду был, если не грех страсти к излишествам? Адам с Евой получили в наследие красоты сада и блаженный вкус райских плодов, без привкуса стыда. Но рай был даже не в том. Рай назывался таковым, потому что Бог был рядом, ходил с ними и разговаривал. И все же Адам с Евой сочли данное им недостаточным. Порция рая показалось им маловатой, и они, а мы уже знаем последствия их действий, потянулись за большим.

Мы, как и они, существа жаждущие. Мы стремимся утолить неутолимую жажду, которая с каждым глотком становится еще сильнее. Наши аппетиты смерти подобны, как говорится об этом в книге Притч (27:20). Мы в постоянном поиске того, что утолит нашу жажду. Но жажда не проходит. И в этом основа нашего чревоугодия. Жажда движет нашей страстью к излишествам.

обжорство

Тем не менее – жажду большего не всегда следует считать злом. Просто этой жажде следует течь в правильном направлении. Нам нужна жажда Бога, жажда святости. Наши ненасытные души могут обратиться и найти радость в благости, которая открывается в Божьем присутствии. Есть только один неисчерпаемый источник утоления нашей жажды.

Вкус Его благодати достаточен, чтобы привести в порядок ненасытные устремления. Если запретный плод кажется сладким, то благодать слаще стократ.

И вот еще вам странный эффект: чем больше мы пьем из неисчерпаемого источника Божьей любви, тем больше меняются наши предпочтения и вкусы. Сладкие воды благодати с каждой каплей будут исцелять наши ненасытные души.

В погоне за пищей, не способной утолить нашу жажду, наш чувства и вкусы притупились. Мы перестали различать наш реальный голод, утоляя лишь свои страсти. И лишь возвращение к источнику воды живой способно вернуть нам истинные вкусовые предпочтения.

В Псалме 33:9 говорится: «Вкусите, и увидите, как благ Господь!» Мне кажется, что Павел правильно понимал этот стих, когда свидетельствовал людям в Листре о Боге, дающим пищу и веселье человеку, чтобы тот обратил свое сердце от суеты и насытился Богом (Деяния 14:15-17).

Итак, если Бог утверждает, что Его благость вкусить и увидеть (а я бы еще добавил, что она слышна и даже осязаема), у данного утверждения есть, как минимум, два следствия.  Во-первых, у каждого земного удовольствия есть главное предназначение – указывать на удовлетворение всех наших нужд в Боге. Мои восхищения рассветом не должны заканчиваться взглядом на пылающий солнцем горизонт, а должны продолжиться хвалой Богу, этот рассвет сотворившему. Во-вторых, если наша страсть к большему может пойти в неправильном русле, то, очевидно, может и в правильном тоже.

Считать ли нашу страсть к большему грехом? Все зависит от того, является ли это стремление души к тленному или нетленному. Стремимся ли мы «тучнеть» в познании Бога? Радуемся ли мы шансу провести несколько лишних минут в молитве, спрятавшись от всего мира ради еще одного глотка из божественного источника? Когда последний раз мы оторваться от Библии не могли, удивляясь медовым ароматам древних истин? Если в Библии сосредоточена вся нетленная благость, то зачем мы растрачиваем свою жизни у тленных столов?

Мы, христиане, настолько сильно привыкли сдерживать себя в своем наслаждении Богом, что уже даже и забыли, как такое наслаждение может выглядеть. Для многих из нас наслаждение в Боге стало такой же редкостью, как и пустой желудок. Почему мы не можем дать своим душам единственный источник, способный утолить жажду раз и навсегда? Почему мы гонимся за третьесортными вкусами мирских удовольствий: едой, сексом и деньгами?

Если бы мы только перестали душить свое «чревоугодие», а направили его в правильное русло. Если бы мы только вкушали благость Бога, предлагающего нам ту самую жизнь с избытком, а не питались у скудных столов этого мира.

Как сказал Джордж Макдональд: «Иногда я закрываю глаза, потом открываю… и все – забыл». Мой голод часто утоляем не там. Мне кажется, что я хочу чего-то тленного, но на самом деле я ищу вечного утоления своего голода. И чтобы об этом не забывать, нам нужно каждый день вкушать благости Бога. Итак, давайте питаться правильно.

Джейсон Тодд / hristiane.ru

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>