Священник-францисканец Гедиминас Нумгаудис: Я понял, что Бог любит Свой народ

Священник-францисканец Гедиминас Нумгаудис: Я понял, что Бог любит Свой народ

С 8 по 12 октября 2018 года в Киеве проходил Пасторский ретрит Киевской Еврейской Мессианской Общины. Для читателей портала ieshua.org мы подготовили несколько интервью с участниками ретрита — епископами, пасторами и служителями мессианских общин и церквей.

Гедиминас Нумгаудис — священник-францисканец, настоятель прихода в небольшом литовском городке Пакутувенаи.

— Гедиминас, как давно вы — францисканец, служитель и священник?

— Меня рукоположили в 1994 году — с этого года я и служу как священник в этой деревне. Но постоянно проживать там начал в 2001 году. Я посещаю людей по домам, в больницах. Служу им, стараюсь приблизить их к Господу.

— Как вышло так, что вас заинтересовали евреи и Израиль?

— После рукоположения меня назначали ответственным за молодежь в городе Кретинге. Я работал с молодежью, искал разные новые формы евангелизации, способы подружиться с молодежью. Я создал музыкальную студию, чтобы ребята могли учиться музыке и прославлению. Потом создал студию драмы — театральную студию — и через театр мы старались знакомиться и общаться со студентами университета, помогая им познать себя, познать Бога глубже, помочь им вникнуть в темы веры.

И в 1996 году мы пригласили одну женщину, чтобы она научила нас танцевать еврейские танцы. Мы ставили в театральной группе такую мистерию — решили показать обряд еврейского Пасхального Седера. Я хотел лучше понять, что значит хлебопреломление, Святая Месса, причастие — откуда корни этой традиции. Чтобы лучше понять, что я сам делаю, я хотел понять, что евреи делают — что для них это значит и что должно значить для нас. Я искал этой связи, и через эту театральную мистерию мы провели весь обряд Седера — мы показывали людям, как евреи празднуют Пасху. И через это у многих наших студентов появилась симпатия к еврейскому народу, мы поняли, что мы тесно связаны духовными связями. И хотя есть отрицание и умалчивание некое — мы просто забыли о своих корнях, и многих вещей потому не понимаем, свой смысл придаем им. И именно поэтому начинаются всякие традиции и учения, из-за которых потом приходится воевать друг с другом…

Но, на самом деле, всё началось еще раньше. С 14 лет я попал в подпольную группу, называвшуюся «Друзья Евхаристии», и мы хотя бы 15 минут в день должны были в молитвах вспоминать своих друзей из группы. Мы объединялись, принимая причастие и молясь друг за друга. Это движение распространилось по всей Литве. Им руководили разные сестры-монахини. Всё это происходило в подполье и посреди преследований — некоторые сидели в тюрьме за участие в этом движении…

gediminas2

У нас была учительница, пожилая сестра-монахиня, — она учила нас истории еврейского народа. Она это называла «история Божьего народа». И она нам рассказывала всю Библию, потому что книг у нас, конечно же, не было. Она пересказывала все эти еврейские истории из Библии. Когда мне было 16 лет, мы решили сделать себе «Библию в картинках». У нас не было такой книги, а так как мы были молодые, любили картинки, — а я любил рисовать, — так я нарисовал черной тушью 200 картин, изобразив на них разные библейские сюжеты. Сестры писали текст, а я иллюстрировал его картинками — и мы сделали такую книгу.

Именно тогда я несколько лет слышал историю еврейского народа, который связан с нами верой. И Иешуа, Иисус, — Он из этого народа. И вот так, понемногу эта симпатия и любовь во мне возрастала. Я понял, что Бог любит Свой народ. Он говорит, что Ему обидно за неверность народа. Что Он страдает из-за этого. И я понял, что если я люблю Бога, я должен любить то, что Он любит. И если Он страдает из-за чего-то — также и я должен из-за этого страдать, мне тоже должно быть больно, если я Его люблю. Если я с Ним, в Нём — как я могу быть равнодушен к тому, что Его ранило?..

И я всегда понемногу смотрел какие-то книги про евреев, про прославление и музыку. Мне всегда это было интересно. И Бог благословил мою мечту, и я с 1998 года начал ездить в Израиль. Сейчас дважды в году я сопровождаю группы паломников, отправляющихся в Израиль. Я сопровождаю эти группы как священник — провожу конференции, читаю отрывки из Библии в тех местах, которые напоминают, что, по христианской, францисканской традиции, «где-то вот здесь Иисус жарил рыбу, готовил завтра для своих друзей, которые рыбачили…» Вот такая евангелизация. И людей очень сильно касаются такие духовные размышления по текстам Писания. Люди могут познать Иисуса в Израиле. И, конечно, я говорю о Божьем народе, о пророчествах и так далее.

Конечно, сегодня нам очень помогает интернет. Именно в интернете, в 2012 году, я нашел мессианских евреев. В 2016 году исполнилась еще одна моя мечта — я долго мечтал о том, чтобы пригласить кого-нибудь из мессианских евреев к себе. И остановился на Киевской Еврейской Мессианской Общине. Как говорится, влюбился в проповеди Бориса Сауловича — через него многие вещи мне открывались.

И вдруг меня приглашают братья поехать в Киев — там умер один наш брат-францисканец, епископ, и нужно кому-то представлять литовских францисканцев. И они решили отправить туда меня. Я с радостью купил билеты и отправился на похороны. Помолился с братьями там, и после похорон навестил офис общины — встретился с Борисом Грисенко и Андреем Луговским. Мы познакомились, и я пригласил их в Литву. Они согласились приехать — и так началась эта дружба.

И в июле этого года в Литве мы вместе со служителями КЕМО провели молитвенный ретрит.

gediminas3

— Гедиминас, когда сегодня вы наблюдаете за мессианским движением, — и не только наблюдаете, но и принимаете участие, — и видите евреев, открывающих для себя Иешуа как своего Мессию — что вы чувствуете, что думаете?

— Я радуюсь, что исполняется мечта Божья и воля Его. Мне радостно от этого. И, конечно, через мессианских евреев я еще глубже понимаю произошедшую трагедию теории замещения, всё это разделение — сколько ущерба это принесло и к каким страшным последствиям привело… Холокост… Очень больно, особенно за Литву, ведь несколько столетий мы жили достаточно дружно с евреями. Евреи внесли большой вклад в литовскую культуру и жизнь, и очень жалко, что так страшно кончилась эта дружба… Как эту рану излечить?..

Я понял, что последствия этого должны быть — и они есть. И мне начали открываться эти страшные последствия, из которых нам не выбраться без покаяния. И не будет исцеления без покаяния, без признания того, что это страшное преступление — что мы ранили сердце, зеницу ока Божьего. И что мы должны извиняться перед Богом за эти ужасные вещи, за своих родственников, за людей из своего народа, которые участвовали в этом — не просто убивая, но издеваясь, грабя, предавая и радуясь этому…

Сегодня я говорю так: если вы оправдываете это или умалчиваете, не хотите об этом говорить — не становитесь ли вы тем самым участниками этих преступлений?

Подписывайтесь:

И мне в этом покаянии помогают мессианские евреи-братья — я учусь, как каяться перед Богом в этих вещах. Многие литовцы говорят: «Мы хотим это делать. Мы хотим молиться на местах убиения и просить прощения. Но с чего начать? Как? Какими молитвами? Что можно сказать перед Богом?» И когда приезжают братья и сестры, мы делаем такие молитвенные походы на места расстрелов — и люди учатся молиться и каяться, и начинаются новые процессы, хорошие процессы примирения.

Вот этому я тоже очень рад — больше свободы, больше радости появляется в общинах.

Интервьюер — Алекс Фишман

Последнее пожертвование: 8.11 (Эстония)





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>