Упрямая вера кантонистов

Генерал-лейтенант В. Гейман из еврейских кантонистов, командир армейского корпуса. Граф М.С. Воронцов назвал его «храбрейшим из офицеров Кавказкой армии»

Генерал-лейтенант В. Гейман из еврейских кантонистов, командир армейского корпуса. Граф М.С. Воронцов назвал его «храбрейшим из офицеров Кавказкой армии»

В течение всей первой половины XIX века (1805-1856) кантонистами в Российской империи назывались малолетние и несовершеннолетние сыновья нижних чинов (солдат и унтер-офицеров), которые со дня рождения принадлежали к военному ведомству. Начало этому явлению положил еще Петр I, который в 1721 году учредил гарнизонные школы для солдатских детей.

Своего расцвета система кантонистов достигла при Николае I, именно тогда она распространилась и на евреев. Именно этот монарх в 1827 году издал указ, обязывающий брать евреев в рекруты с 12 лет. Представителей других конфессий в царской России не отправляли служить в столь юном возрасте, и ни с кем не обращались столь жестоко. Годы пребывания в кантонистах до достижения 18-летнего возраста не засчитывались в срок военной службы, продолжительность которой составляла 25 лет. Норма набора евреев-рекрутов относительно всего еврейского населения была выше, чем у христиан.

«Главная польза, которую следует извлечь из воинской повинности евреев, заключается в том, чтобы заставить их переменить вероисповедание», — писал в неофициальной записке Николай I. Солдатам-евреям запрещалось говорить на идиш, их заставляли изучать православную религию, у них отбирали тфилин, цицес, молитвенники. Призывной возраст не случайно наступал в 12 лет: таким образом мальчики лишались возможности пройти в 13 лет бар-мицву.

Так в 19 веке началась настоящая охота на детей. Руководство кагалов (еврейских общин) оказалось перед моральной дилеммой: за недобор рекрутов их ждало наказание, но отдавать в солдатчину малолетних детей тоже было очень тяжело. Нередко кагалы сдавали сирот, детей вдов, мальчиков 7-8 лет, которых записывали 12-летними.Тогда же появились так называемые ловцы (или «хаперы» на идиш) — люди, которые заманивали детей из других общин, сельскохозяйственных колоний, освобожденных от набора казенных еврейских училищ и иешив.

Однажды осенним утром хаперы ворвались в дом, где жил семилетний Израиль Ицкович. Несмотря на отчаянные крики матери, хаперы схватили мальчика и увели с собой. Семья Ицкович перебралась в Полоцк Витебской губернии в 1853 году. Зная о неспокойной обстановке в еврейских местечках и о похищении детей, мать Израиля отправила его 12-летнего брата и девятилетнюю сестру в безопасное место. Она не могла представить, что забрать в рекруты могут даже семилетнего ребенка.

Мальчиков отвезли на рекрутский пункт, где передали под начало командира. Детям выдали обмундирование: нижнее белье, шинель, тулуп, сапоги (зачастую не подходящие по размеру) и ранец. Спустя две недели детей-рекрутов прикомандировали к батальону и отправили на службу. В тот день они должны были попрощаться со своими семьями; многие из них видели родных в последний раз. Во время перегона детей оставляли на ночлег в неотапливаемых избах с земляным полом. Тех, кто плакал и жаловался, офицеры нещадно избивали. Пунктом назначения был Архангельск. Из-за невыносимых условий и побоев мальчики-солдаты умирали в дороге. В июне 1854 года поредевший батальон наконец прибыл в Архангельск.

Там жизнь Израиля превратилась в сущий ад. Сержант, командовавший взводом Ицковича, был крещеным евреем по имени Евграф Гулевич. На первом же смотре Гулевич пообещал своим подопечным, что «пока он жив, никто не выйдет из его батальона евреем». Каждый вечер Гулевич заставлял детей становится на колени возле его койки и по нескольку часов убеждал их оставить веру отцов и креститься в православие. Непокорных оставляли стоять на коленях всю ночь. Еврейских детей избивали так, что многие умирали от побоев. Гулевич называл их «пархатыми жидами». Тем же, кто крестился, полагались некоторые поблажки.

Младшие дети, измученные и психологически сломленные, обычно соглашались отречься от иудаизма. Израиль Ицкович выстоял, однако его и других мальчиков, не давших согласия перейти в православие, все равно крестили насильно.

В 1854 году часть, в которой служил Ицкович, была отправлена в Петербург. Солдаты должны были принять участие в смотре войск, который посетил сам император. По традиции, царь спрашивал солдат, как им служится. Кантонисты взяли на себя смелость пожаловаться на принудительное крещение. Эта дерзость могла стоить им жизни. Действительно, Николай I разгневался и приказал арестовть роту, а позже прогнать сквозь строй из трех тысяч человек, что было равносильно смертному приговору.

Кантонистов спасла смерть Николая I в феврале 1855 года. К власти пришел относительно либеральный Александр II, который отменил наказание для большей части роты — кроме тех, кто лично выступил с жалобами. Но и для них прогон сквозь строй был заменен ссылкой в Сибирь.

Новый командир Ицковича, капитан Окулов, оказался намного человечнее. Солдат стали лучше кормить, побои прекратились. С огромным трудом, несмотря на сопротивление и угрозы начальства, к концу срока службы Ицкович добился права вернуться в иудаизм.

Ицкович вышел в отставку в 1873 году, спустя 20 лет после того, как его маленьким мальчиком увезли из дома. Эпоха Российской империи завершилась, затем прекратил существование Советский Союз. Многие потомки кантонистов и сегодня гордятся своим еврейством. Упрямая вера Ицковича оказалась сильнее всех невзгод!

Наш портал в Facebook:

 

Материал подготовила Яна Савельева

jewish.ru

Подписывайтесь на наш канал в Telegram - @ieshuaorg

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>