Иосиф Рабинович: Средство для исцеления ужаленных змеями

Иосиф Рабинович: Средство для исцеления ужаленных змеями

Речь, произнесенная И. Д. Рабиновичем 16 июня 1890 года, в молитвенном доме Израильтян Нового Завета «Вифлеем» в Кишиневе.

Возлюбленные братья мои, чада Израилевы!

Сегодня, как и каждую субботу, Господь дал вам возможность собраться и толковать о слове и деле, сотворенном Израилю в пустыне; по выходе из Египта и, поныне, по истечении более 3000 лет, служащем для нашего обращения. Не правда ли, вы удивляетесь, каким образом может иметь теперь, через 30 слишком веков, для нас значение прочтенный сегодня отдел из Пятикнижия (Числа 21:4-9). Этот отдел был вами, конечно, достаточно изучен в детстве; из-за него вам, вероятно, немало пинков досталось от усердного меламеда. Точный смысл этого места и значение его в Ветхом Завете остались вам, однако, непонятными, ибо вы изучали Библию в духе талмудистов, остановившихся на одной внешней и обрядовой стороне, а не в духе Христа, освещающего в Библии все то, что устанавливает внутреннюю связь человека с Богом. И действительно, в то время, когда Талмуд нагромождает об одних «трефных» запретах столько фолиантов, что целой дюжине верблюдов не снести их, Божественный Учитель ясно указывает нам те пути, которые ознаменовали избавление Израиля от рабства, и теперь еще должны каждому из нас в отдельности содействовать в смысле сбрасывания оков «земного Египта» и достижения «царства Божьего».

Да, любезные братья, если вы не знаете, что сегодняшний текст относится и к вам, кишиневским евреям, — то я это считаю слепотой, духовной немощью.

Этот текст, друзья, можете изучить только посредством духа Христова. А знаете ли вы, что такое Христов дух? Это вера в то Слово, Которое сотворило небо и землю, нашло себе откровение в Моисее и пророках и наконец, воплотилось в Иисусе Назарянине из колена Давидова.

Больно думать о том ничтожном значении, которое евреи теперь придают изучению Библии. Святоши-ханжи ограничиваются тем, что по пятницам пробормочут недельный отдел Пятикнижия, а все свое время посвящают талмудической казуистике. Цивилизованные же евреи скорее знакомы с произведениями Гейне и Берне, чем с Моисеем и пророками, и считают как бы ниже своего достоинства толковать о библейских темах.

Когда медицина и фармация находились в первобытном состоянии и знахарство, с которым мы сталкиваемся среди нас и в настоящее время, особенно процветало, торговля лекарственными веществами считалась далеко не почтенной профессией и ею занимались, торгуя на базарах и площадях, дряхлые старцы, ни к какому труду неспособные. И действительно, на лекарства почти никакого спроса не было, так как все преимущественнее обращались к знахарям. Когда же впоследствии, с развитием естественных наук, медицина и фармация стали усовершенствоваться и нанесли жестокий удар таинственному знахарству и торговля лекарственными веществами получила совсем иную организацию: эта торговля очутилась уже не в руках убогих старцев и не на базарных прилавках, а в руках бойких и получивших специальное образование аптекарей. То же самое повторяется и с вами. Пока среди вас господствует талмудическое знахарство, вы все думаете, что Библия должна достаться в удел беспомощных и близких к гробовой доске старцев. Я вам говорю, однако, что с распространением просвещения и ценность Библии, несомненно, увеличится. И высокообразованный человек, любящий и стремящийся к истине, должен признать в Библии не обыкновенное произведение, заключающее на страницах своих только историю еврейского народа, а вечную книгу, открывающую всякому блуждающему человеку путь к вечной жизни. В последнее время мы и замечаем, как знаменитые ученые почитают Библию и занимаются всесторонним её исследованием.

Библия

Значит, слишком ценна та книга, которая теперь лежит пред нами, если ею так дорожат. Давайте же внимательнее исследовать сегодняшний текст и остановиться на проводимых в нем высоких истинах, служащих для нас вразумлением от Самого Господа.

В интересующем нас тексте рассказывается, как евреи отправились от горы Ор путем Чермного моря, чтобы миновать землю Едома, как стал народ малодушествовать и говорить против Бога и Моисея; как Господь наслал на народ змей, которые жалили его, и умерло множество народа из Израильтян. Мы пока не идем далее и не задаемся вопросом, каким образом народ исцелился от змеиного укуса. Я остановлюсь на внутреннем смысле этого рассказа и постараюсь выяснить вам, что каждое слово Библии заключает в себе не «дух мира сего», а «дух Божий», и что если Господь дарует нам «духовные очи» и здравый рассудок, то Он этим же возлагает на нас обязанность присматриваться к Его творениям и исследовать все то, что скрыто в глубине Его откровения.

Из предшествующей главы 20-й мы знаем, что царь Едома не позволил Израилю пройти чрез его пределы, вследствие чего Израиль и остановился у горы Ор; что в то же время умер Аарон; что смерть эта была для Израиля страшным ударом и что весь дом Израилев оплакивал эту потерю тридцать дней. Далее мы видим, что смерть Аарона и поражение, нанесенное Израилю царем Едома, выступившим против него «с многочисленным народом и с сильной рукою» и заставившим его уйти в сторону от этой страны, ввергли израильский народ в ужас и отчаяние, и отчаяние это достигло таких колоссальных размеров, что он совершенно забыл, сколько любви Господь выказал Израилю на всем пути от Раамсеса до Ора и сколько чудес Он сотворил, разделив морскую пучину, послав ему манну небесную и извлекши для него воду из камня. В лице Аарона дети Израиля потеряли даровитого ходатая — прежде пред Фараоном и мощного вождя — потом в пустыне, где он изготовил даже для них золотого тельца. И вот им казалось, что без него они и шагу дальше не сделают, ибо рассчитывать на то, что Моисей введет их в обетованную землю они не могли, видя неудачу его дипломатической миссии в Едоме и имея основание полагать, что такие неудачи повторятся и в других языческих странах. Таким образом, Израиль, не уверовавший и не уповавший на своего Господа — Избавителя, впал в малодушие и позволил себе обратиться к Богу и Моисею со следующей речью: зачем вывели вы нас из Египта, чтобы умереть нам в пустыне, потому что нет ни хлеба, ни воды, а душе нашей опротивела эта тощая пища.

Прошу вас заметить, друзья, что в цитируемом мною месте три раза говорится об «Израиле» и четыре раза о «народе». Из Святого Писания мы знаем, что только истинное общение с Яхве посредством веры и упования дает право на именование себя Израилем; народом же называются все, видящие в Боге не более как одну силу природы. Вот почему в первых трех стихах 21-й главы мы читаем: 1) «И услышал ханаанский царь Арада, что Израиль идет дорогою от Афарима, и вступили в сражение с израильтянами»: 2) И дал Израиль обет Господу. 3) И услышал Господь голос Израиля. В следующих же четырех стихах, относящихся к малодушной речи против Бога и Моисея, мы находим уже следующие выражения: 1) И стал малодушествовать народ в пути. 2) И говорил народ против Бога и против Моисея. 3) И послал Господь на народ змей «сарафов», которые жалили народ. 4) И пришел народ к Моисею.

змеи в пустыне

Для отпавшего от Господа человека — чудеса и любовь Его являются камнями преткновения; он их не понимает и принимает даже за вредную тяжесть. И отпавший от Господа народ стал смотреть на все чудеса Божьи, как на нечто вредное: небесная манна, избавившая его от необходимости трудиться в поте лица, вызвала только большую лень и стремление жить в рабстве. Таковой оказалась логика только что освобожденного народа. Понятно, что такая змеиная логика и необыкновенная строптивость должны вести человека к гибели. Но Святое Писание показывает нам, что милость Господня неисчерпаема: в такой ужасный момент, когда в стане израильском появились жестоковыйность и самоуверенность, эти две страшные силы, которые успели породить достаточно раздора и смут, — Всевышний сжалился над народом своим и послал змей «сарафов» для истребления «множества» самоуверенных и жестоковыйных и для предотвращения дальнейшего распространения заразы среди чистых в помыслах своих и считающих одного Господа источником истинной мудрости. Достойно замечания, что наказание вполне соответствовало преступлению и что постигшая Израиля кара значительно отличается от тех кар, которым подвергся языческий мир. Дело в том, что мир этот, связывающий свое существование с силами природы, был наказан тем, что из обыкновенного жизненного его строя выделились явления необыкновенные, как потоп, египетские казни и пр. Израиль же, призванный к существованию необыкновенным путем, был обречен на то, чтобы из области этого необыкновенного перейти в область обыкновенного. И вот, раз «Израиль» пожелал стать «народом» и жить вне Бога, он должен был испытать на себе змеиное жало и все прочие ужасы странствования в пустыне.

Теперь перейдем к великим словам апостола Павла: «А кого Он предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил» (Рим. 8:30)

Множество израильтян, принадлежащих к змеиному отродью, погибло; остальные же, чистые духом, сейчас сознали, какая пропасть образовалась между ними и Яхве, и вот они пришли к Моисею с сокрушенным сердцем, и со словами: «согрешили мы!», просили его заступничества пред Господом и молитвы об удалении от них змей. И Моисей, доблестный слуга Божий, видя раскаяние Израиля, сейчас помолился о народе.

Обратите же наше внимание, друзья, на то отрадное указание, которое мы тут же находим в Святом Писании. Господь Бог наш прямо идет навстречу чистым побуждениям смертного человека, при малейших усилиях последнего вырваться из омута греха. Вот почему молитва Моисея скоро была услышана. «И сказал Господь Моисею: сделай себе сарафа (заметьте не «нахаш» — змея) и утверди его на шест, и будет, каждый ужаленный, взглянув на него останется жить». И так, раскаяние и молитва о прощении грехов помогают несомненно, когда человек обращает свой взор к утвержденному на шест, по велению Бога, «сарафу».

К несчастью, слабое по плоти человечество не может сразу обнять и осуществить волю Бога, действуя медленно и постепенно. И Моисею трудно было уяснить себе вполне веление Господа. Поэтому-то он сделал не того сарафа, которого Яхве пожелал утвердить на вековечные времена для постоянного исцеления всех ужаленных, а медного змея, обеспечившего жизнь лишь тогдашним жертвам пустынных гадов.

Моисей и медный змей

Не думайте, братья, что я говорю о мифе. Во второй книге Царей (18:4) мы находим следы сделанного Моисеем змея и из этого места мы можем заключить, что еще через семь столетий сохранился этот змей, разбитый благочестивым царем Иудейским Езекией, «потому что до самых тех дней сыны Израилевы кадили ему и называли его Нехуштан», что доказывает, что «змей» этот послужил даже к упрочению какого-то особого языческого культа.

То, что трудно было, однако, постигнуть и Моисею как рабу грядущего завета, вполне обнаружилось в Иисусе из Назарета, олицетворившем этот завет и знавшем хорошо, что Бог избрал Его быть «Сарафом» и поведать об этом тем, кто в состоянии уразуметь откровение Господа.

Не многим отличалось духовное состояние Израиля, и отношение его к Яхве, при жизни Иисуса, до разрушения Второго Храма, от прежнего его положения, во время его столкновения с Едомом. Тогда он должен был уступить грубой силе и отступить от страны, негостеприимно закрывшей пред ним двери; и теперь такая же сила повела к тому, что он вынужден был терпеть господство римлян на своей же территории. Тогда его поразила смерть Аарона и он считал эту потерю страшным духовным уроном; теперь его не меньше беспокоили падение режима первосвященников, грозившая опасность для храма и понятная тревога за существование свое. Тогда он говорил против Бога и Моисея, ища свою самостоятельность в египетском иге и предпочитая манне небесной хлеб рабства; теперь он тоже стремился к Фарисейской казуистике, как к оплоту мнимой свободы и согласился лучше быть рабом этого уродливого строя, чем черпать Божье откровение из слов Моисея и пророков. Как тогда, так и теперь, обычные в пустыне жизни змеи, в роде зла, ненависти, зависти, гнева и пр., жалили народ и постепенно убивали истинный дух израильский в его сердце. Тогда явился к Иисусу единственный, призванный Богом фарисей Никодим и, признав грехи народа, искал спасения в Мессии. Средство к спасению сейчас же нашлось у Божественного Учителя, Который тут же показал еврейскому ученому, что средство это имеется в читаемом нами сегодня отделе Пятикнижия и, что если Фарисеи об этом не знают, то объясняется оно тем, что они плохо обращаются со словом Божьим.

«И как Моисей — сказал Иисус иудейскому начальнику — вознес змею в пустыне, так должно вознесено быть Сыну человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:14-15).

Теперь только, возлюбленные братья, мы понимаем, кто этот сараф, которого Господь велел утвердить на шест, дабы все ужаленные змеями мира сего могли взирать на него с верою и упованием и унаследовать вечную жизнь. Это — Иисус Христос, Сын Божий, утвержденный на шесте на Голгофе; Он и есть Тот «в Сарафе», Которого пророк Исаия видел у престола Господа Саваофа и Который с горящим углем прикоснулся к устам его и сказал: «беззаконие твое удалено, и грех твой прощен» (Исаия, 6:1-7). Об этом «Сарафе» и свидетельствует апостол Павел, «взирая на начальника и совершителя веры, Иисуса, Который вместо предлежавшей Ему радости претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссиял одесную престола Божия» (Евр. 12:2)

Христос и медный змей

Как важны и поучительны для нас, Израильтян Нового Завета, призванных Всевышним во спасение, слова апостола Павла: «не станем искушать Христа, как некоторые из них искушали и погибли от змей» (1 Кор. 10:9). Апостол открывает нам этим нечто новое, чего мы собственными глазами не могли замечать в Библии.

Дарованное Богом народу Израильскому средство, для исцеления ужаленных змеями пустыни, было вами не принято как следует. Многие усомнились в целебном свойстве этого средства и пытались уяснить себе путем разума причину столь чудотворного действия медного змея. Они, понятно, ни до чего путного додуматься не могли; яд же тем временем действовал, и многие погибли только благодаря неуместному скептицизму.

И так, братья, не искушайте силы Божьей в сарафе на шесте, — в Иисусе на кресте. Не пытайтесь рассудком познать могучие действия животворящего креста в смысле прощения грехов и дарования вечной жизни. Предайтесь беззаветной вере в силу Христа; смело и уверенно взирайте на распятого вашими предками, дабы окружающие вас змеи, как обман, хитрость взаимная вражда и пр., не истребили вас совершенно.

Вы не должны, конечно, увлекаться одной внешностью «сарафа», как это делали отцы ваши в течении 700 лет с медным змеем, поклоняясь не внутреннему его значению, а лишь металлу, легко понять, разбитому богобоязненным царем Езекией.

Пусть христианство для вас не послужит средством для вторжения в общественную жизнь. С твердой верою уповайте на Христа, нашего истинного Мессию. Пусть каждый из вас умерщвляет в себе старого иудея со всеми его кознями и переродится совершенно силою веры в Того, Кто отдал себя в жертву за спасение всего человечества. Пусть для вас начнется новая жизнь, и да укрепит вас непоколебимая вера в воскресение Иисуса Христа, сидящего одесную престола Божия, пока все, что на небе, на земле и под землею не покорится Ему. Аминь.

Из книги «Речи Иосифа Рабиновича», Кишинев, 2014г.

Источник: Книга И.Н. Аксельруда «Движение к христианству среди евреев в Кишиневе. Речи вождя этого движения», Кишинев, 1893г.

Выдержки из книги предоставлены Кишиневской еврейской Мессианской общиной Бней Брит Хадаша

Последнее: 25.09 (Украина). Спасибо!