Не давай ему встать на колени: пять способов, как сатана угашает молитву

Не давай ему встать на колени: пять способов, как сатана угашает молитву

Дорогой Грязнозлоб!

С превеликим сожалением я прочёл твоё последнее письмо. Я корпел над ним почти целый день, но так и не нашёл в нём ни малейшего признака рациональных рассуждений. Твоё письмо – сплошные кашель и чихание. И ты всё же додумался отправить это, я прав? В следующий раз, когда захочешь навести порядок в карманах своего разума, делай это при помощи своих сверстников, а не вышестоящего лица.

Должен признаться, что осилил лишь половину того небольшого трактата, который ты называешь письмом. И единственное, что в нём заслуживает внимания, это отрывок, в котором говорится о решении твоего человека «уделять больше времени молитве». Это отвратительно, и я надеюсь, ради твоего же блага, что в этом случае ты не стал следовать стандартному протоколу.

Когда дело касается любого другого занятия, мы забавляемся, отпуская на время поводья. Так, мы позволяем подопечным испробовать новые уровни воздержания, дисциплины, чистоты и тому подобного. И радость, которую они испытывают, посчитав себя окончательно свободными, лишь увеличивает нашу потеху, когда, к их ужасу и отчаянию, мы снова ловим их за старыми привычками. И это не просто развлечение, ведь последнее состояние оказывается хуже предыдущего. Вихрь неудач ослабляет их волю и желание отвоёвывать прежние позиции, и вскоре они уже не пытаются убежать даже и тогда, когда дверь открыта настежь. Благодаря их новым начинаниям, концовки становятся ещё более горькими.

Но с молитвой мы не шутим, никогда. Разве ты забыл Того, Кто стоит по другую сторону и слушает?

Не давай своей жертве молиться

Это же должно быть до боли очевидно.

Разве позволил бы ты находящемуся в окружении и в осаде, но ещё не покорённому войску, отправить хотя бы одно письмо с просьбой о подкреплении? Разве не стал бы ты преследовать их гонца, пускать стрелы ему в спину, и разве не сжёг бы ты это письмо? Плохо уже то, что наш злейший Враг действительно хочет им помочь (эти сведения я получил из надёжных источников). Нет, единственная возможная политика преисподней – это отсутствие связи с Врагом. Как можно скорее заставь его замолчать. Несколько рекомендаций.

1. Отвлекай его, когда он в уединении.

Этот первый шаг почти слишком прост, чтобы называться хитростью: покажи ему то, что вокруг него.

Когда у него появится время, чтобы сесть и понаблюдать, что случается не так часто, покажи ему абсолютно всё. Причём, чем докучливее это будет, тем лучше. Пусть он услышит, как где-то на его улице противный мистер Снудл лает на белку. Пусть увидит почтальона, нагло расхаживающего по его двору. Пусть заметит облупившуюся краску на подоконнике, маленькую трещинку на вентиляторе на потолке, игрушки, которые непослушные дети разбросали на ковре.

И, когда его внимание будет рассеяно, быстро заверши дело, указав на то, что ему срочно нужно сделать – например, вымыть посуду или пропылесосить. Разумеется, стоит убедить его, что это лишь временное отклонение от маршрута, которое даст возможность в дальнейшем лучше сосредоточиться. Когда же он переделает все дела, отправь его куда-нибудь.

2. Напомни ему о делах благочестия, которые нужно сделать.

Так вот, не бойся (и здесь моё перо с трудом подчиняется мне) обращаться даже и к «благочестивым отвлечениям». Надеюсь, прочитав это, ты наконец начнёшь понимать, как ненавистно нам время, которое он проводит на коленях. Ведь именно там начинается всё самое ужасное. Сделай так, чтобы он смог сказать то, что сказал один из их генералов:

Вы даже и не поверите, сколько хороших вещей, а отнюдь не грехов, удерживают меня от молитвы. Грех не мешает мне молиться, молиться мне мешает праведность: к примеру, ответы на благочестивые письма или просмотр ещё одной актуальной новости, чтобы знать, о чём нужно молиться… Не зло, но хорошие вещи удерживают нас от молитвы.

Так что, наводи его на мысль о миллионе добрых дел, которые он мог бы в это время сделать, но учти, делать это можно лишь в случае самой крайней необходимости. Скажи ему, что другу могло бы быть полезным ободряющее сообщение, что было бы неплохо расчистить подъездную дорожку для пожилого человека, живущего этажом выше. Возможно, ему следовало бы позвонить и узнать, как дела у той сестры, переживающей трудности. В своё время мы разрушим эти намерения.

То, о чём я пишу, – непосредственный разговор с Врагом, – является первоочередной задачей. Ведь без подпитки они не так уж далеко продвинутся.

3. Напомни ему о том, как мало он молился.

Может быть, ты по своей наивности предполагаешь, что это нецелесообразно – зачем напоминать голодному, что он съел недостаточно хлеба? Но, рассуждая так, ты теряешь благоприятную возможность. Если он вознамерится скулить, распростёршись на полу перед Врагом, подобно спаниелю, далее события могут развиваться в двух направлениях: его могут покормить, и тогда он снова и снова станет возвращаться на пир – тогда мы его потеряем, – либо мы испортим хлеб у него во рту, вызвав чувство вины.

Вместо того, чтобы позволить ему начать с того места, где он находится, – так сказать, по одному приёму пищи за раз, – укажи ему на все сферы, в которых он не соответствует тому, каким ему к этому времени следовало бы быть.

Так, когда он наконец начнёт ходатайствовать за свою сестру, спроси: «Почему же ты так долго ждал?». Если он начнёт молиться о наших людях, чтобы они последовали за Врагом, спроси: «Почему до настоящего времени тебя не волновало их положение?». Если начнёт свою молитву с этих отвратительных слов, которым Он научил их: «Отец мой», пусть это обращение превратится в обвинение ещё прежде, чем он закончит: «Разве другие сыновья столь же слабы в молитве? Десять минут, проведённых в молитве, – это, по-моему, слишком мало для того, кто так долго является христианином».

Если ты станешь неуклонно скармливать ему чувство вины, то его молитва обратится внутрь. Она станет взглядом в зеркало, на собственные несовершенства, а не на Врага с Его мнимыми совершенствами. Пусть молитва для твоего человека станет напоминанием обо всём, чего у него нет, а не общением со всем, что есть у Врага. Придави его чувством вины, и вскоре он сможет вернуться к прежнему ничем не обременённому, свободному от вины голодному состоянию.

4. Напомни ему, что он волен не воспринимать молитву всерьёз.

Обозначь любую сложившуюся привычку, связанную с молитвой, как законничество. Планируешь провести в молитве тридцать минут в день? – Это закон, а не благодать. Также обязательно спроси его, где в Библии написано, что по утрам он должен вставать в 6:30. Убеди его, что всякий, кто говорит ему, что он должен проводить время в общении с Врагом, попросту не знает, какую свободу дарует Враг. Скажи, что он абсолютно свободен для того, чтобы не молиться Врагу. Само собой, говоря это, мы подразумеваем, что он свободен оказаться неинформированным, невооружённым и беззащитным перед нами.

Пусть он регулярно проверяет соцсети, регулярно смотрит телепередачи, регулярно играет в фрисби и ходит на концерты, регулярно выгуливает собаку, ест, спит и играет на саксофоне. Но сама мысль о том, что он мог бы регулярно молиться, пусть станет для него «упованием на дела». Не давай ему молиться, и он непременно станет нашей жертвой.

5. Напомни ему о завтрашнем дне.

В конце концов, он много трудится. У него две работы, а также он задействован во многих видах христианской деятельности. Так на что же рассчитывает Враг?

Сам Сын Врага безуспешно пытался побудить Своих дремлющих учеников встать на молитвенную стражу в ту ночь, когда всё изменилось. Но они слишком устали, чтобы «бодрствовать и молиться, чтобы не впасть в искушение». Возможно, их дух и был бодр, но плоть была немощна. И, когда их веки смежились, мы начали облизываться. Мы убаюкивали их словами: «в любом случае, вы можете помолиться завтра утром».

Немного поспят, немного подремлют, немного поотключают будильник, и мы неожиданно нападём на них как вор в ночи.

Вводи их в искушение

Надеюсь, теперь ты понимаешь, насколько это серьёзно, раз уж Сам Враг учит их молиться о том, чтобы не впасть в искушение. Более того, Он повелевает им ежедневно молиться этими ужасными словами: «не введи нас во искушение». Не стоит позволять им это делать. Пусть они будут перегружены делами и обессилены, пусть отодвигают молитву на самый конец дня, так чтобы от неё не осталось почти ничего, кроме полуосознанного стона или вздоха.

Ни в коем случае не позволяй им по-настоящему поверить, что Бог есть, и тем более, что Он ищущим Его воздаёт, даруя им Самого себя.

Твой весьма искушённый дядюшка,
Гнус

Автор – Грег Морзе / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Ольга Крикун для ieshua.org

Последнее: 07.09 (Украина). Спасибо!