Дебра Голдстоун: После поисков Бога в индуизме и буддизме мой муж поразил меня своим открытием!

Дебра Голдстоун: После поисков Бога в индуизме и буддизме мой муж поразил меня своим открытием!

Причиной того, что я дошла до этой точки в своей жизни, к этому разочарованию, я думаю, было то, что я выросла в доме, который снаружи выглядел очень, очень хорошим — мы жили в красивом доме с прекрасными соседями и у нас были все необходимые материальные блага — и тем не менее, за закрытой дверью он был очень, очень пустым и заставлял тебя чувствовать себя незащищённым. И я просто решила, что должна доказать существование лучшей жизни.

Я выросла в Нью-Йорке в еврейской семье, мы посещали синагогу по большим праздникам, у меня были члены семьи, которые посещали синагогу каждую пятницу, каждый Шаббат, и в моём доме, хотя мы и праздновали праздники, было такое понимание, что истории, стоящие за этими праздниками, — это сказки. И что действительно что-то изменило в моей жизни, так это молитва, которой научила меня моя мама, когда я была ещё маленькой: «Сейчас я укладываюсь спать, я молю Тебя, Господь, хранить мою душу, и если я умру до того, как проснусь, я молю Тебя, Господь, забери мою душу.» И когда моя мама научила меня этой молитве, я действительно знала, что существует Бог. И это оставалось со мной, это провело меня через детство, через мою юность — я знала, что когда я молилась этой молитвой, был Бог, там высоко, Который слышал меня.

Мои мама и папа очень сильно любили меня, я всегда, всегда знала об этом, но я также росла в доме, где было много напряжённости. С того времени, как я была маленькой девочкой, я жила с угрозой развода, постоянно висящей над моей головой. Иногда мои родители не разговаривали друг с другом днями, и я была посланником между ними. Было много испорченных взаимоотношений — мои мама и бабушка ненавидели друг друга, моя мама и брат не любили друг друга, и я росла с этим, просто чувствуя незащищённость.

К тому времени, когда я поступила в колледж, я была очень, очень озлобленной бунтаркой. Я подсела на ЛСД, курила травку, я много раз лгала, чтобы прикрыть свою вину и чтобы меня не поймали, и мне нравилось шокировать людей своим внешним видом, тем, как я одевалась, я любила внимание. При этом, даже в 19 лет и будучи в колледже, я всё ещё молилась той молитвой, которой меня маленькую научила мама, и это привело меня к настоящему поиску ответа на вопрос: кто же этот Бог? И вывело меня на путь изучения индуизма, буддизма, трансцендентальной медитации. Я преклонялась перед индийским гуру, я пела мантры, и просто искала чего-то во всех этих направлениях.

Это было то время в моей жизни, когда я встретила Майкла, он тоже был евреем. И у нас однажды была беседа, мы говорили о наших надеждах, наших мечтах, наших страхах, наших мыслях, о Боге, и мы просто были поражены в конце этих трёх часов тем, насколько мы были похожи, и мы оба знали после того разговора, что мы — родственные души и должны быть вместе.

Ну и месяц спустя Майкл пришёл ко мне и рассказал, что он поверил в Иисуса, и я была опустошена, потому что подумала: «О нет, фанатик Иисуса? Это не хорошо.» Я имею ввиду, после того, как я выросла в доме, где имя Иисуса никогда не упоминалось, на самом деле, если мы произносили Его имя, это было равносильно произнесению проклятия, и после этого нужно было промыть рот с мылом. Я выросла в доме, где мою маму учили, когда она была ребёнком, что это вина Иисуса в том, что евреев убивали и преследовали веками, и что Гитлер был христианином.

Это была просто ужасная новость для меня, потому что я знала, что не смогу принять то, что он сделал. Я не могла отрицать перемены, которые видела в жизни Майкла за этот один короткий месяц, но мне было совсем не интересно слышать то, что он хотел сказать об Иисусе. Но потом однажды он пришёл ко мне и сказал: «Деб, ты не против, если я просто что-то прочитаю вслух тебе из Нового Завета?» И я подумала: «Ок».

Вы должны понять, вот я, 20-летняя, выросшая в Нью-Йорке, и ни разу не слышавшая и не читавшая ничего из Нового Завета за всю мою жизнь, и я понятия не имела о том, что Иисус был евреем, я не имела понятия о том, что Его называли Мессией, которого мой еврейский народ ждал все эти годы… на самом деле, я думала, что Иисус был католиком. Я выросла возле католической церкви, и там был Он на кресте, и я думала, что Он — католик.

debragoldstone2

Но я сказала: «Конечно, ты можешь прочитать мне вслух.» Итак, он открыл Евангелие от Иоанна, 8 главу, историю о том, как фарисеи привели женщину, взятую в прелюбодеянии, к Иисусу.

«Тут книжники и фарисеи привели к Нему женщину, взятую в прелюбодеянии, и, поставив ее посреди, сказали Ему: Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?»

И когда он читал это мне, я сидела на краю своего кресла. Я понятия не имела, какой конец у этой истории.

«Говорили же это, искушая Его, чтобы найти что-нибудь к обвинению Его. Но Иисус, наклонившись низко, писал перстом на земле… Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень.»

Когда Майкл прочитал мне то, что сказал Иисус, что-то открылось во мне, я просто начала плакать. К тому времени я читала о Будде и Кришне, и всех этих других богах где-то там, но когда он произнёс эти слова Иисуса, я знала, это было чудо, будто бы Бог открыл мои глаза и я увидела, что этот Иисус — не такой, как все эти другие боги, о которых я читала. Что это должны быть слова самого Бога, в том одном стихе, вся любовь, всё сострадание и вся милость Божья была заключена в них, и я просто начала плакать.

И поскольку мои глаза были открыты, я тут же почувствовала огромный конфликт внутри себя: как я, еврейка, могу принять этого Иисуса? И я помню, как просто закрыла свои глаза и молилась, и говорила: «Боже, если Иисус — действительно Мессия, Ты должен мне это доказать», потому что я знала, что ставки для меня были очень высоки. Хотя я была озлобленной и бунтаркой, всё ещё была некоторая часть меня, которая не хотела разочаровывать моих родителей и всю семью. И я знаю, что Бог действительно доказал мне, что я была на правильном пути.

Буквально на следующий день меня пригласили на собрание, и напротив меня сидел маленький мальчик, около пяти лет, с мамой. И человек, который вёл собрание, спросил, нужно ли за кого-то помолиться, и эта мама подняла руку, и сказала, что её маленький мальчик глухой на правое ухо. Человек подошёл к этому мальчику и положил свою руку на его ухо, и просто помолился об исцелении во имя Иисуса, чтобы этот маленький мальчик начал слышать, и прямо здесь передо мною я увидела, как этот маленький мальчик стал слышать. И когда я увидела это, и что это было сделано во имя Иисуса, это было всё, что мне было нужно.

debragoldstone3

Неделю спустя, я набралась смелости позвонить своей маме и рассказать ей новость о том, что я поверила в Иисуса, и это был тяжёлый разговор. Моя мама была расстроена, она была в ярости и очень разочарована во мне, и очень сильно ненавидела Майкла, потому что она знала, что хотя он и был евреем, он был ответственным за то, что познакомил меня с Иисусом.

Итак, это был очень, очень тяжёлый разговор, и она закончила тем, что назначила встречу с раввином для меня и Майкла в надежде, что раввин сможет убедить нас не верить больше в Иисуса. И в результате этой встречи с раввином, он сказал моей маме после этого, что уверен, что мы на грани нервного срыва, что мы в секте, и что мы — потенциальные нацисты. Что только добавило расстройства моей маме, потому что, если это сказал раввин, это должно быть правдой. Это очень, очень её расстроило.

Три месяца спустя мы с Майклом поженились, и, к сожалению, наши родители не пришли на нашу свадьбу, потому что нас женил пастор. Но вскоре после того, как мы поженились — мы жили на другом конце страны — и вскоре после свадьбы я позвонила маме и хотела её подбодрить, потому что я была так счастлива, и я позвонила рассказать ей, каким чудесным был Майкл, как он меня любит, что он обращается со мной как с принцессой, и я надеялась, что это улучшит её самочувствие. Но вместо этого она сказала что-то вроде: «Почему бы тебе просто не развестись с ним и не вернуться домой, и не жить со мной?»

И когда она это сказала мне, я была настолько злой на неё, я просто бросила трубку, и пришла к Майклу, я была злой, меня трясло, и я сказала: «Ты знаешь, что моя мама сказала только что мне? Она ненавидит тебя, она ненавидит наш брак, я не хочу, чтобы она была в нашей жизни, она плохо относится к нам, я не хочу больше иметь с ней ничего общего — она ненавидит тебя и ненавидит наш брак.» Он выслушал меня и сказал: «Деб, позвони своей маме ещё раз и извинись за то, что повесила трубку. Мы будем любить твою маму, мы будем любить её. А теперь позвони ей и извинись.»

Бог провёл большую работу по очистке нас — двух хиппи-наркоманов, и Он научил нас, как быть ответственными, что является не таким и простым заданием для безответственных хиппи, и прошли годы, у нас есть двое детей, мы вырастили их в познании Господа. Мы начали бизнес, и живём очень… у нас очень счастливый дом и хорошая семья. Всё, чего я всегда хотела, будучи маленькой девочкой в своем доме, этим всем Бог благословил меня в моей собственной семье. Наши дети женаты и служат Богу, и у нас есть внуки, которых мы обожаем.

И наилучшее в этом всём, в этой истории, то, что моя мама, которая однажды много лет назад возненавидела Майкла, теперь Майкл, вероятно, наряду с моим сыном, — для неё наилучший из мужчин, ходящих по земле, и я знаю, что это результат того, что мы годами просто любили её, очень очень сильно, и Бог благословил это.

Подписаться на ieshua.org: 



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>