Интервью у Бориса Сауловича Грисенко, о Лозаннском конгрессе, ЮАР

- Борис Саулович, шалом! Очень хотелось бы, чтобы вы рассказали о Лозаннском конгрессе в Кейптауне, в ЮАР, на который Вы были приглашены недавно.

Это был третий Лозаннский конгресс, первый проходил в Лозанне, в 1974-м году, второй был в Маниле — в 1989-м. Это мировой форум по евангелизации.
Участники из разных деноминаций, в основном участники из евангельских церквей, большей частью — из баптистских.

Я считаю, что в целом, — это очень сильное общение христианских служителей, в основном туда должны были съехаться лидеры ряда деноминаций, церквей, университетов и семинарий. Общение было сконцентрировано, в первую очередь, на том, как сделать благовестие более эффективным и как достичь не достигнутые народы и как достичь те слои населения, которые достаточно закрыты для Евангелия.

Можно говорить о разных сторонах этого конгресса. Он шел восемь дней, в буквальном смысле, с утра до позднего вечера. Около 5 тысяч делегатов, практически из всех стран мира.
Отмечу некоторые, с моей точки зрения, важные положительные стороны.
Итак, первое — каждый, кто приехал туда, мог увидеть, насколько грандиозным является Тело Мессии. Оно составлено из всех народов, всех рас, национальностей и т.д. Можно было увидеть разнообразие цветов кожи, разрезов глаз, всех внешних отличий — такое разнообразие, могло показаться, что вы на генеральной ассамблее Организации Объединенных Наций.

Конгресс выгодно отличался от генеральной ассамблеи ООН, потому что здесь было единство, которого не может быть, в принципе, там.

Здесь это единство было построено на общей вере в Единого Бога Израиля и Его Мессию — Иешуа, и на том, что все согласны, что главная цель — это не только нам спастись, но и помочь спастись как можно большему количеству людей. То есть, это не эгоистические, а альтруистические цели. И, конечно, это определяло атмосферу, это определяло, я бы даже сказал, тон и мимику людей — здесь не обязательно было по-голливудски улыбаться, но улыбок было много, здесь не обязательно было выглядеть так или иначе, но можно было просто ходить по аудиториям и коридорам этого огромного конгресс-холла и получать удовольствие от наблюдения разных людей. Можно было познакомиться, с кем вы хотели. Но, вот это уже было затруднительно, потому что организаторы сделали очень интересную вещь — у всех были бейджики, на бейджике было имя, фамилия, в некоторых случаях — явно организаторы были в затруднении, поэтому вместо фамилии они писали имя, и наоборот. Это уже потом сами обладателей бейджиков говорили, потому что бывают такие имена и фамилии..

Дальше, под этим была написана страна — и всё. У организаторов были такие же бейджики, но была особая пометка. И еще, на некоторых бейджиках была особая пометка — которая значила, что этих людей нельзя фотографировать.

- Почему?

Потому что они живут и служат в таких странах, где они могут просто пострадать из-за этого.

- То есть, такая система бейджиков давала полное равноправие?

Ты не мог, если с кем-то знакомился, даже приблизительно понять, кто этот человек, в плане служения. С одной стороны, это удивительно и уникально, и это подчеркивало, что все мы равны перед Богом, и все мы одинаково любимы. С другой стороны, это создавало некоторые неудобства — если я хочу познакомиться, скажем, с руководителем миссии или пастором, работающим в некоторой области или стране — мне очень трудно сориентироваться.
Если мне нужно было увидеть каких-то мессианских деятелей — в этом смысле помогало то, что на некоторых из них были кипы.

— А вот такой вопрос по мессианским деятелям. Обсуждался ли еврейский мессианский вопрос, и вообще все движение в этом направлении на конгрессе? Как в Израиле, так и например, в СНГ, в частности?

Да, обсуждался. Я могу сказать, что еврейскому вопросу было уделено очень мало внимания на этом конгрессе. Я думаю, здесь несколько причин. Первое — особенности теологии тех, кто представлял организационный комитет Лозаннского конгресса. Второе — их желание, если можно так выразиться, не раздражать служителей из мусульманских стран.

- Для которых это больной вопрос?

Для которых это больной вопрос, и которых там было очень большое количество. Это две основные причины.
Кроме второго дня конгресса, был только один день, когда еврейскому благовестию было уделено более или менее серьезное внимание, конечно же, не в основном зале, где проходили общие сессии — утром две, и вечером одна. И не среди четырех или пяти больших сессий, которые проходили начиная с обеденного времени, после утренних общих сессий.

Один день было уделено внимание еврейскому евангелизму, среди десяти, одновременно идущих, сессий, которые проходили после более крупных и важных сессий. Во все остальные дни еврейской теме находилось место только среди 40 одновременно идущих сессий, которые, фактически, были еще менее важными чем предыдущие.

С моей точки зрения, конечно, этот уровень внимания не совсем соответствует Слову Божьему, мягко говоря. С другой стороны — я понимаю причины, я просто для себя здесь сделал отметку, и старался извлечь максимум полезного из того, что там происходило.

Естественно, я был на всех еврейских сессиях в те дни. Могу сказать, что уровень обсуждения был, если мы говорим о профессионализме, о подготовке — достаточно высоким. Если мы говорим о том, какие практические плоды были у тех кто говорил — то с моей точки зрения, недостаточно высокий. Первый день, когда была наибольшая важность темы, с темой еврейского благовестия выступал какой-то профессор или руководитель мессианской теологической семинарии из Соединенных Штатов, который, ясное дело, был великолепно подготовлен, он пользовался техническими средствами для показа аудитории. Старался за короткое время изложить как можно больше информации — очень интересно излагал.

Основная мысль такая — мы все знаем, что Евангелие — это благая весть. И на этом конгрессе постоянно звучит, что мы должны так представить благую весть для всех народов, чтобы представители этих народов восприняли ее как добрую, благую, на самом деле хорошую, весть для себя. Он кратко проанализировал, как Церковь представляла Евангелие для евреев, и вывод был однозначный — евреи на протяжении многих веков были исключением, Церковь будто-бы старалась сделать благую весть для евреев максимально недоброй. Блестящее изложение, он просто доказательно, по всем основным пунктам говорил — когда евреи слышали Евангелие, как оно подавалось исторической Церковью и как до сих пор подается многими христианами — это звучало так для них, что они, евреи, хуже всех; Евангелие лишает их всех, абсолютно всех еврейских особенностей — если они примут Евангелие, они должны отказаться от всего еврейского, отречься от своего народа, потому что у еврейского народа нет будущего, Израиль все потерял и ничего не получит, и даже Земля Обетованная больше не обетована евреям, и вообще лучше должна называться не «Израиль», а «Палестина» и так далее.

И он говорил, что, конечно, мы не должны оправдывать отступничество большинства еврейского народа, но мы должны с библейских евангельских позиций пересмотреть такое искаженное «Евангелие» для евреев, которую можно было воспринимать как благую только в издевательском, саркастическом плане. И мы должны, действительно, вспомнить основание благовестия, которое было предложено самим Йешуа, и затем апостолами, и утверждено как в Танахе, так и в Новом Завете. При этом — очень сильная доказательная база по Писанию, он качественно показывал, как это все раскрывалось в Новом Завете. Было видно, что Новый завет не отвергает еврейство, а, наоборот, раскрывает.

В целом, это было очень полезная, грамотная, библейски доказанная сессия.

— А на этой еврейской сессии также присутствовали церковные лидеры и служители?

Да, присутствовали, но я могу сказать, что всех, кто был на той сессии, в зале на человек 300 — было от силы человек шестьдесят.

Эти цифры помогают понять, какое место еврейская тема занимала, с точки зрения не только организаторов, но и основных участников, среди которых, повторю — были представители разных деноминаций — помимо баптистов были представители Англиканской церкви, лютеранских церквей, коптской египетской церкви, эфиопской церкви, было много пятидесятников и даже некоторое количество харизматов, хотя они были в явном меньшинстве.

Для подавляющего большинства участников конгресса этот еврейский вопрос вообще не является вопросом.

- То есть, он для них как бы понятен…

Он их особо не волнует. Я так думаю, что подавляющее большинство даже не вникало в него никогда серьезно. Просто, возможно, приняв некое традиционное, для их церквей, определенное представление — ставят на нем точку, идут и занимаются насущными, общецерковными вопросами, среди которых еврейского нет.

Я хочу выделить также еще одну, малую сессию, которая, с моей точки зрения, была великолепно подготовлена и здорово проведена. У меня давно было желание в таком плане рассматривать некоторые особенности еврейского служения, и когда я прочел, что среди этих 40 сессий будет одна, название ее такое — «сравнение ученичества мессианских евреев и бывших мусульман«, я просто загорелся.

- Это интересно, да.

Я хочу сказать, это была одна из самых интересных сессий, но сейчас я не буду пока о ней рассказывать. Что касается тех мессианских деятелей, которые были представлены на этом конгрессе, я хочу сказать, что почти все они — либо выходцы из достаточно консервативных  протестанских церквей Америки, либо представители соответствующего направления в мессианском движении. Слава Богу за всех них! Но мы прекрасно знаем, что далеко не только таковые представляют еврейское мессианское служение.

Две миссионерские еврейские организации — они, фактически, превалировали в проведении этих встреч. Это миссия «Chosen People» и миссия «Евреи за Иисуса«. Эти две замечательные мессианские организации, но в то же время очень американские (и в хорошем и не очень смыслах),  с американским мышлением, американским подходом, определяли все в еврейском блоке этого конгресса. Эту особенность нужно просто понимать.

В той сессии с диалогом, которая была посвящена еврейскому евангелизму в странах галута, диаспоры — обзору еврейского благовестия в Восточной Европе и во всех странах бывшего Советского Союза вместе было выделено 5 минут. Причем, эти 5 минут вел Владимир Пикман, мессианский пастор из Берлина. И, просто из-за хорошего отношения он выделил мне 1 минуту на мессианское движение в странах бывшего Советского Союза.

Но, опять таки, все это связано с тем, скажем, третьестепенным отношением к еврейскому вопросу, которое есть у организаторов Лозаннского конгресса.

Я уделил подробное внимание этим, не совсем позитивным, моментам. Но я еще скажу о сильных и позитивных.

Среди разных положительных сторон этого конгресса такие важные вещи, как здравый разбор искажений Евангелия в последние десятилетия, самых основных, наиболее распространенных. И среди них — так называемого, Евангелия супер-процветания. Был очень здравый разбор и на основной сессии, и в одной из других больших сессий. Говорилось о разных сторонах, о причинах этого, о последствиях. Особенно много говорилось о разрушительных последствиях этого искаженного евангелия для Африки. Последствия очень серьезны… Ну, мы знаем это по Украине…

- То есть, не только нас это зацепило?

Да, все то, что мы испытали здесь, уже многие испытали до нас, и продолжают испытываться. И говорилось о том, что одна из причин успеха вот этого, так сказать, евангелия супер-процветания, заключается в отсутствии нормального богословия труда, соответствующего Библии. Люди, которые не любят работать, не любят трудиться, не любят по-настоящему прикладывать усилия, когда слышат, что «приходи к нам, будь с нами, давай нам деньги — и тогда Бог сделает тебя богатым!» — бывает, ломятся толпами в такие церкви, где это постоянно проповедуются. Жертвуют, действительно жертвуют. Иногда только делают вид, что жертвуют. Ничего не делают, или мало что делают и ждут, что Бог просто автоматически должен сделать их богатыми. Обязательно богатыми, в любом случае — богатыми. То есть, ожидают, что за их небольшие деньги Бог даст им большие деньги. Купить богатство по дешевке, сделав Бога, так сказать, своим должником, которому некуда деться, потому что мы его связали нашей формулой успеха.
Вот об этом там очень четко и хорошо говорилось. Интересно, что там выступали африканские пастыря, которые разоблачали это губительное последствие для многих стран и церквей.

Также, что интересно, там не было такого, знаете, лжехаризматического акцента только на успехе. Когда освещали разные вопросы, то освещали как успехи, как победы, так и неудачи. Говорили о причинах поражений.

То есть, это была очень хорошая, с моей точки зрения, положительная сторона. Не было этой крайности супер-позитивного исповедания, то есть, была честность. Были подобраны очень хорошие свидетельства, великолепные свидетельства, раскрывавшие разные стороны благовестия и плодов благовестия в современном мире. Была очень хорошая организация, которой следует поучиться.

В общем, вот такое особенное время, и хотя я первый раз был на таком конгрессе — но, я думаю, что я буду продолжать извлекать уроки из этого события и в дальнейшем. Когда будут подготовлены материалы этого конгресса на русском языке, я думаю, нужно обратиться к ним и, по крайней мере, ознакомиться с ними, что я рекомендую всем.

И, еще один момент. В то время, когда было прославление и поклонение — там были разные группы из разных стран и континентов, с разной культурой музыкальной, делали это. Но, я считаю это правильным, особенно много было африканского прославления и поклонения. И, что интересно, некоторые люди, которые говорят — «зачем нам танцы? зачем нам такое, уж сильное живое, прославление?» в отношении еврейских общин, они говорили — «ну, ладно… африканцам это можно«. И теперь есть хороший аргумент — если это можно африканцам, то тем более это можно евреям, с которых такое прославление и начиналось.
Я был сильно затронут во время такого, африканского, настоящего африканского, прославления.

Что еще хочу отметить — хочу отметить рассказ, свидетельство и выводы одной женщины из Индии, которая с мужем, они сами бывшие мусульмане и служат мусульманам. Удивительное свидетельство, которое меня приятно поразило.

Наш портал в Facebook:

Она рассказала, что они делают служение для бывших мусульман максимально приемлемым для той культуры, в которой эти мусульмане воспитывались и жили. Она показывала фотографии, слайды их собраний — и вы знаете, собрания выглядят как мечеть, до деталей. А почему бы и нет?
Она говорила, что «мы стараемся взять из мусульманской культуры все, что никак не противоречит Писанию, и с помощью этого помогать мусульманам раскрываться для истины Евангелия, а не для западной культуры». Великолепное свидетельство, отличный разбор и хороший пример. И я обратил внимание, что многие люди поддерживали это. У меня не было возможности это проверить, но я думаю, что многие из тех, кто отрицают за еврейскими мессианскими общинами право делать служение, поклонение еврейским, так чтобы это никак не противоречило Новому Завету, многие из тех, кто отрицают такое право за еврейскими мессианскими общинами, они согласились с правом бывших мусульман делать так, по отношению к бывшим мусульманам…
И это еще одно подтверждение того, что иной раз истинные мотивы отвержения еврейского мессианского служения — они лежат не на поверхности, и они не связаны с заботой о единстве Тела, с заботой о взаимной любви и о верности Евангелию. А они связаны с различными формами отвержения еврейства, как такового.

Можно еще было выделять другие хорошие вещи, я думаю, я еще в будущем скажу о некоторых моментах, которые меня приятно удивили на этом конгрессе.

- Спасибо большое, Борис Саулович!

Мы в Telegram, подписывайтесь:

Подписаться на ieshua.org: 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>