Конец христианства в четырёх стенах

Конец христианства в четырёх стенах

Будет здорово, когда мы снова сможем собираться в наших церковных зданиях, свободно и без ограничений, чтобы поклоняться, молиться и слышать учение по Слову Божьему. Но также замечательно и то, что мы вынуждены мыслить нестандартно, выходя за рамки — а именно, выходя за рамки четырёх стен наших зданий.

Дело в том, что люди, которых мы желаем достигнуть, живут за пределами наших стен, и вместо того, чтобы ожидать, что они придут к нам, мы должны сделать всё возможное, чтобы прийти к ним.

Также верно и то, что менталитет церкви «в четырёх стенах» присущ христианству зрителей, когда мы показываемся раз в неделю, чтобы насладиться великолепным представлением. Какое прославление! Какое служение! И всё. «Миряне» бездельничают, а «духовенство» выступает, а после этого у нас хороший семейный обед и продолжение нашей нормальной жизни.

Это не является верой или практикой Нового Завета. Это не жизнь по Евангелию. Это не церковь, а скорее посещение церкви. Это не то, за что умер Иисус.

Мы призваны быть Телом, и каждый член Тела играет важную роль. И все мы как последователи Иисуса призваны участвовать в Великом Поручении, будь то в молитве, в благовестии, в финансовых пожертвованиях или во всём вышеперечисленном.

Мы должны жить этим, дышать этим и думать об этом как о важной части нашей миссии здесь на земле: мы здесь для того, чтобы быть учениками и делать учеников.

И сейчас в условиях непрекращающихся вызовов пандемии у нас есть величайшая возможность сделать серьёзную перезагрузку, задать некоторые глубокие вопросы и сказать: «Вот я, Господи! Пошли меня и используй меня».

До того, как я пришёл к вере в конце 1971 года, я употреблял различные наркотики, начиная от марихуаны и до героина (и не только). Я также играл на барабанах в рок-группе и любил ходить на рок-концерты, и это всё предполагало полное погружение. И потому я полностью погрузился в наркотики и рок-сцену, отдав своё тело и разум музыке и наркотикам, в буквальном смысле без остатка.

Затем, по великой милости Божьей и совершенно без моей инициативы, я был приведён к Господу и пережил радикальное рождение свыше, когда мне было 16 лет. В тот момент всё изменилось, и в моя жизнь была спасена от разрушения. Больше никаких наркотиков. Никакого декаданса. Никакой плотской жизни. Моя жизнь была чистой, и я жил для Бога.

И всё же чего-то не хватало. Мне было необходимо большее посвящение своей жизни Господу. Как я сказал себе однажды: «Я могу жить чистой, но пустой жизнью, а могу отдать себя Богу так же, как отдавал себя рок-музыке и наркотикам».

После этого всё снова кардинально изменилось, потому что я почти каждый свободный час проводил на коленях в молитве. Или в изучении Писания. Или в заучивании мест Писания. К лету 1973 года, когда мне было всего 18 лет, я перечитал Библию от корки до корки 5 раз и заучил более 4 тысяч стихов. (Моя привычка последнего полугодия — заучивать по 20 стихов в день.) И как же я любил проводить время в Божьем присутствии в молитве!

Также у меня была привычка делиться своей верой с новым человеком каждый день, и я посещал церковные собрания пять дней в неделю.

Это было для меня обычной жизнью, и даже по сей день, с радикально иным графиком жизни, отношение моего сердца остаётся тем же.

Именно на фоне этого я написал в своём дневнике в октябре 1999 года: «Как же я ненавижу религию белых воротничков! Как же я ненавижу коммерциализацию! Как же я ненавижу христианство в четырёх стенах! Как же я ненавижу веру без огня, профессиональность без страсти, верования без бремени. Как же близко моему сердцу мышление полного ‘вложения себя в дело’» — даже ссылаясь здесь на то, как безбожные рок-звёзды погружались с головой в свою музыку.

Почему мы не погрузились полностью в Господа? Если мы могли быть такими ревностными к тому, что разрушало, почему мы так осторожны с тем, что даёт жизнь? И почему бы нам не отправиться в наш мир — каким бы ни был наш ‘мир’ — и не делиться смело нашей верой?

Кетрин Бут, соучредительницу Армии Спасения, раздражала идея ожидания того, когда люди придут в наши церковные здания. И, не заботясь о политкорректности, она призывала своих последователей идти и искать нуждающихся. Она говорила: «Снимите повязку, которой обвязал их глаза сатана; стучите, вбивайте и возжигайте огнём Святого Духа свои слова в их бедных, очерствелых, потемневших сердцах, пока они не начнут понимать, что они В ОПАСНОСТИ, что что-то не так. Идите к ним».

Действительно, идите к ним. Да, с мудростью. Да, с чуткостью. Да, с состраданием. Да, с терпением. Но в любом случае, идите к ним.

Я слышу сообщения о масштабных евангелизациях, которые проводятся посреди городских протестов в США. Есть также сообщения о том, что на калифорнийских пляжах вспыхивает нечто похожее на новое «Движение Иисуса». Мой слух говорит: «Пришло время!»

Давайте же вторгнемся в наше общество с благой вестью о прощении и преображении через крест. Пускай наши светильники сияют для наших ближних, предлагая надежду и новый путь жизни. И давайте использовать четыре стены наших зданий как командные пункты для операций, а не как музеи и памятники. Если не сейчас, то когда?

Я полностью за то, чтобы приглашать людей посещать наши церковные собрания, чтобы пережить прикосновение и преображение. Но насколько же лучше для нас нести послание, куда бы мы ни пошли.

Возможно, прямо сейчас Дух говорит: «Иди! Я посылаю тебя».

Автор – Майкл Браун / askdrbrown.org
Перевод – Анна Иващенко для ieshua.org

Последнее: 23.10. Спасибо!