Можете ли вы покаяться, если вас поймали? Три признака печали ради Бога

Можете ли вы покаяться, если вас поймали? Три признака печали ради Бога

Последние годы мы с печалью наблюдали то, как некоторые известные христиане впадали в грех, теряя в результате служение. Часто, за откровением об их двойной жизни следовало публичное выражение сожаления.

Сложно удержаться от цинизма при оценке чистоты мотивов таких актов покаяния. К тому же, разве истинно раскаивающийся христианин не покается и не расскажет истину о своём грехе прежде, чем будет пойман? Но если мы будем откровенны, я думаю, что больше всего в этих случаях нас беспокоит то, насколько нам знакомы все эти ощущения, сопровождающие поспешные извинения в попытке смягчить последствия греха. В книге наших собственных правил игры это одна из самых потрёпанных страниц.

Возможно ли вообще истинное раскаяние, когда нас поймали во время преступления?

Хотя современные события могут приводить нас в уныние, в Писаниях есть значительное число примеров, когда истинное покаяние следовало за внезапным разоблачением греха. Только после того, как Авигея смело и публично выступила против Давида, он осознал, что позволил гордости довести его почти до убийства (1 Цар.25:23-35). Позже Давид оставался слеп по отношению к своим ужасным грехам против Вирсавии и её мужа Урии, пока пророк Нафан не поднял руку и не указал на Давида со словами: «Ты — тот человек», (2 Цар.12:7). За обоими обличениями последовало истинное покаяние Давида. Подобным образом, город Ниневия выразил свою печаль и сожаление только после того, как Бог послал Иону публично воззвать против грехов этого города, однако сам Иисус похвалил покаяние Ниневии (Мтф.12:41).

Покаяние, следующее за унизительным разоблачением греха, может показаться натянутым и даже фальшивым. Но факт остаётся фактом: в качестве одного из способов разоблачения греха и приведения к покаянию Бог использует людей. И вопрос теперь уже не в том, возможно ли истинное покаяние после того, как вас поймали, но в том, как выглядит истинное покаяние.

Истинное покаяние принимает полную ответственность

Покаяние исходит из сердца, и истинно раскаивающееся сердце отворачивается от греха полностью, а не частично. Подумайте над следующим вопросом: когда вас обличают в грехах, пытаетесь ли вы признать как можно меньший их объём, или же вы исповедуете их все? В своём Первом Послании Апостол Иоанн пишет: «Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы» (1 Ин.1:5). Когда какой-то брат начинает нести свет в тёмный уголок вашей жизни, какова ваша реакция — быстро исповедаться перед ним или погасить этот фонарик? Или же вы осознаёте, что находитесь в ситуации, где или всё, или ничего? Раскаивающееся сердце хватается за такую возможность, чтобы полностью выйти в свет.

Во время обличения часто возникает искушение поиграть в юриста. Мы оправдываем себя, пытаясь разделить вину с другими. Например, когда Самуил обличал Саула за непослушание Божьему повелению уничтожить весь лагерь Амаликитян, Саул начал перекладывать вину: «Я послушал гласа Господа… Народ же из добычи, из овец и волов, взял…» (1 Цар.15:20-21).

Когда мы пытаемся защищаться и оправдываться, этим самым мы выдаём своё неверие в истину Евангелия. «…а если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцем, Иисуса Христа, праведника» (1 Ин.2:1). В Божьем зале суда грешники стараются оправдаться на основании технический деталей и формальностей, сравнивая себя с другими или с помощью собственной праведности. Однако раскаивающийся грешник признаёт свою вину по всем пунктам обвинения, уповая на то, что Иисус Христос как адвокат обеспечит прощение на основании Его праведности, а не нашей. Грешник также признаёт, что его грехи причинили вред другим, и умоляет Христа о милосердии и исцелении для тех, кто пострадал.

Когда вас обличают в грехе в вашей жизни, каков ваш ответ? «Да, я сделал это» или «Да, но…»? Вы сразу же будете знать, готовы ли вы принять полную ответственность.

Истинное покаяние отказывается от контроля

Нераскаянное сердце — опытный политик, оно жаждет встать впереди проблемы, чтобы иметь возможность управлять изложением фактов. Паника, смущение, стыд и вина могут затуманивать наше суждение. Та же гордость, которая ослепляла нас и не давала нам увидеть опасности греха, хочет держать всё под контролем во время процесса покаяния.

Именно поэтому истинное покаяние демонстрирует готовность отпустить нити управления и признать истину: у меня нет возможности выбирать последствия моего греха. Мы видим пример такого отношения, когда снова смотрим на Давида, который, услышав от пророка Нафана о последствиях своего греха, не пытался торговаться, но просто признал: «Согрешил я пред Господом» (2 Цар.12:13).

Мы часто хотим управлять нашим освящением, но это так не работает. Грех, который Бог стремится уничтожить и искоренить из нас, это тот же самый грех, который пронзил гвоздями Его Сына. Он смертелен. Когда Бог показывает супруге или супругу, другу или члену церкви ваш грех, причина может быть в том, что вы не относитесь к вашему греху с должной серьёзностью. Вы нуждаетесь в помощи. В этот момент истинное покаяние говорит: «Знаете, вы правы. Я согрешил. Как вы считаете, что я должен делать?»

Освящение — это командная работа. Насколько глубока милость Божья, и какую свободу даёт любовь Христа, чтобы доверить заботу о наших душах другим людям, не равнодушным и незаинтересованным, но братьям и сёстрам, которые стремятся любить нас безусловно! Бог будет использовать других людей для искоренения ветхого человека, если мы готовы отказаться от управления.

Истинное покаяние дорожит наказанием

Третий признак покаяния в верующем — правильное понимание Божьего наказания. Писания напоминают нам: «Ибо Господь, кого любит, того наказывает; бьёт же всякого сына, которого принимает» (Евр.12:6). Верующий, сердце которого сокрушено, не будет искать способ избежать наказания Господня, но будет ценить его как дар от Отца.

Автор Послания к Евреям не пытается сгладить углы: «наказание в настоящее время кажется не радостью, а печалью» (Евр.12:11). Однако раскаивающееся сердце доверяет, что позже это наказание «наученным через него доставляет мирный плод праведности» (Евр.12:11). В зависимости от тяжести грешного поведения, наказание может означать потерю взаимоотношений, карьеры, пасторства. Оно даже может включать в себя тюремный срок. Раскаивающееся сердце принимает даже такие болезненные последствия как милость от Бога, Который этим самым Своим наказанием избавляет нас от вечного гнева (1 Кор.11:32).

Наказание определённо означает воздаяние за прошлые проступки, но оно также может означать обучение и подготовку для будущей праведности. Это означает привлечение помощи братьев и сестёр, которым со всей серьёзностью дано наставление «наблюдать, чтобы кто не лишился благодати Божией» (Евр.12:15). Поместная церковь, супруг или супруга и друзья очень важны, так как они помогают предпринимать конкретные шаги для предотвращения искушения грехом в будущем. Опять же, это может означать сложные перемены в жизни или суровые меры. Например, осуждённый сексуальный преступник никогда не сможет вступить на церковную территорию без сопровождения другого члена церкви, но раскаивающийся верующий принимает такое наказание как дар от Бога.

Дух Божий действует таким образом, чтобы взращивать смирение, взаимозависимость и единство в Теле Христа. Пока вы, возможно, помогаете брату в одной сфере, где он слаб, он помогает вам в другой. Сегодня он обличает вас в вашем грехе, но, возможно, вы будете тем, кто завтра обличит его в его грехе. Таким образом, Дух подкрепляет церковь через истинное покаяние, чтобы она «созидала сама себя в любви», и чтобы вы «носили бремена друг другу, и таким образом исполняли закон Христов» (Еф.4:16; Гал.6:2).

Автор – Чед Эшби / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Виталий Рогонский для ieshua.org

Чед Эшби является пастором церкви College Street Baptist Church в городе Ньюберри, штат Южная Каролина, где он живет со своей женой и тремя сыновьями. Он также закончил Южно-Баптистскую Богословскую Семинарию в городе Луисвилль, штат Кентукки, и ведет блог After Math на сайте chadashby.com

Последнее: 1.08 (Украина). Спасибо!