Некогда атеист, а теперь мессианский еврей

Некогда атеист, а теперь мессианский еврей

Rory White

“Я посмотрел в небо и объявил о своём атеизме… но кому я это говорил?”

Он впитал сложные ритмы шестидесятых, оставивших его наркозависимым, наполненным пустотой и болью. Но потом он встретился со Славой Божьей в настолько сильном сиянии света, что не мог устоять — и его жизнь изменилась бесповоротно и навсегда.

“Когда я первый раз услышал о Холокосте, для меня это было непонятно,” — говорит Рори Уайт, выросший в еврейской семье в Лос-Анджелесе. Его раннее детство прошло в послевоенной Германии из-за работы отца, исследователя радиации. Он вспоминает, как играл в воронках от взрывов бомб, покрывающих поля до самого горизонта. “Они были заполнены водой, и мы ловили головастиков на их дне,” — говорит он.

После возвращения семьи в Штаты и бар-мицвы в 13 лет, он вскоре ударился в агностицизм и атеизм. Будучи заядлым читателем, чем очень выделялся среди сверстников, он поглощал Альдоса Хаксли и Бертранда Рассела, чья книга “Почему я не христианин” оставила в нём глубокий след.

Сочувствующая натура Уайта не могла не вступить в борьбу с кажущимся равнодушием Бога. “Я помню, как посмотрел в небо и объявил: я атеист,” — вспоминает он.

“Но кому я это говорил?” Часть гнева Уайта происходила из того, что по его мнению Бог, кажется, позволяет слишком много страданий в мире. В старших классах он написал сочинение о том, что Библия — это пример пропаганды, подобной коммунистической или нацистской.

Учитель, оказавшийся христианином, поставил тройку с минусом, что взбесило молодого человека. Он провел несколько часов после уроков в споре с учителем, пока тот не устал от самой ссоры.

“Хорошо, Рори, я думаю, в конце концов, ты прав. Это не вопрос интеллектуальной логики, это вопрос веры. Я не могу уговорить тебя в этом вопросе”, — сказал он. — “Я не могу осуждать тебя за то, что у тебя нет веры. Поэтому я изменю твою оценку на пять с минусом”.

Милосердный поступок учителя затронул Уайта, когда он уходил после разговора. “Я ругался с ним, а он любил меня, — отметил Уайт. — Его акт смирения, смешанного с искренностью, произвел на меня впечатление”.

White-Rory2

Изучение буддизма

В 16 лет Уайт пришел к выводу, что Бога нет, но в разгар нарастания чувства пустоты он попробовал найти “духовность”, изучая буддизм. “Буддизм может быть довольно привлекательным для сознания агностика, атеиста, или ученого,” — говорит он. Для Уайта это стало жизнеспособной альтернативой веры в Бога, даже несмотря на то, что оно включало в себя духовные опасности от непредвиденных духовных воздействий.

В 1968-ом он выиграл стипендию Рейгана для учебы в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе на кафедре востоковедения, а позже переключился на искусство. После перевода он закончил кафедру искусствоведения в Калифорнийском университете в Санта-Круз, который был эпицентром контркультурного движения. Несмотря на свою бунтарскую натуру, Уайт разочаровался в контркультуре.

“Я чувствовал себя более опустошенным и изолированным. Я обратился к наркотикам, чтобы найти счастье, которое мне раньше давало моё искусство. Наркотики были ужасными”, — признаёт он, потому он обратился к алкоголю.

К своему 25-летию Уайт чувствовал себя разрушенной личностью. В 1975-ом его дом сгорел до тла и он потерял свои картины. Вкус пятидесятиградусного канадского виски Юкон Джек лишь усиливал чувство утраты, тогда как жизнь его катилась под откос.

Подруга Уайта, обвинённая в убийстве, попала в тюрьму. Он посетил её однажды и был впечатлён обретённой ею верой в Бога и видимыми преобразованиями, которые вера принесла в её жизнь.

Когда Уайт увидел её в тюрьме, он был поражён иронией. “У неё было намного больше, чем у меня, и она была в тюрьме”, — думал он. Она казалась более богатой и свободной в своём заключении, чем он в своей свободе.

Когда Уайт вернулся домой после визита в тюрьму, он посмотрел на небо ещё раз. “Бог, я не знаю, кто Ты и реален ли Ты, но я сделаю, что ты хочешь — даже стану юродивым Христа ради”. В его перекрученном сознании он воспринимал “помешанных на Иисусе” человеческими существами после лоботомии. В тот момент смирения и капитуляции Уайт нашёл спасение во Христе.

Он принял своё первое причастие Юкон Джеком и пошёл спать.

Шли недели и месяцы, и его потребление алкоголя резко упало. Одни близкие друзья в Кармеле предложили ему пожить год в их доме и присмотреть за ним, но после того, как он продал свою квартиру и переехал к ним, начало новой работы друга было отложено. И они внезапно отказались от своего предложения.

Уайт оказался нежеланным гостем в доме своих лучших друзей. Будучи довольно привередливыми, они осуждали его за то, что он оставлял слишком много песка в душе, не говоря о других расхождениях в стиле жизни и домоводстве. “Я не мог угодить им, — говорит он. — Я почувствовал сильное давление на меня”.

Однажды на кухне произошла стычка. Во время этой ссоры Бог дал Уайту свежее откровение. “Я увидел, сколь незначительно я могу полагаться сам на себя. Я даже не могу полагаться на моих лучших друзей”. Он внезапно осознал, что единственный, на кого он может положиться, — это Бог.

Это минутное откровение принесло внезапную радость, которая разрушила напряженную атмосферу разногласий. Друзья Уайта были озадачены внезапной сменой выражения его лица. И поскольку он широко улыбался, они решили, что у него психотический срыв.

Уайт вышел за двери без объяснений. “Вернись, вернись,” — уговаривали они его, беспокоясь о его душевном состоянии.

White-Rory4

Мощное откровение

То, что случилось дальше, представляло собой невообразимую по силе встречу с обретенным им Господом и Спасителем. “Бог открыл небеса и явил свою славу и святость”, — вспоминает Уайт. Святость Бога в её ошеломляющем сиянии толкнула его на землю с силой, подобной, наверное, встрече Савла по дороге в Дамаск.

“Вся эта святость, словно свет, толкнула меня на землю, — говорит он. — Это было как взрыв водородной бомбы прямо передо мной”.

“Что случилось? — пытался узнать друг Уайта. — Вставай”.

“Ты видишь это? — спрашивал Уайт. — Это святость Бога”.

Его друг просто продолжал смотреть на него, не зная, что и думать.

Уайт был поражён вездесущностью и всемогуществом Бога. “Я знал, что всё в Его руках. Я думал, мои молекулы испарятся и взорвутся, что я должен испариться. Я впервые осознал грех и то, что я им был”.

“Я знал, что заслуживаю погибнуть и отправиться в ад, потому что во мне не было ничего, подобного Его святости. Она была любящей, чистой, мощной, и абсолютно за гранью нашего понимания. По сравнению с ней я был грязным пятном на Вселенной”.

Несмотря на осознание своих серьезных недостатков, было ещё одно важное откровение — он был новым творением Христа. “Я был введён в Царство Его дорогого Сына.”

Божий абсолютный контроль над Вселенной был очень утешительным. “Это было так ясно, то, как Он держит всё в своей власти, — отмечает Уайт. — Мы словно мурашки, бегающие кругами на ладони. Всё, тяготившее меня, исчезло, когда я осознал, что всё в Его руках. Я не мог себе больше представить переживания”.

Тем временем друг Уайта продолжал переживать о его психической устойчивости. “Я славил Бога, а мой друг волновался”, — говорит он.

Уайт встал и направился к роще около дома. Когда он дошел туда, то упал на колени и начал поклоняться так, будто он уже был на Небесах.

White-Rory-smiling

Признание ребенком

Шестилетняя дочка его друзей, Холли, шла за ним от самого дома. “Холли, вернись назад, — кричал её отец. — Рори нехорошо”.

Она продолжала неуклонно идти к Уайту. У неё была улыбка на лице. Казалось, свет был везде. Даже деревья сияли светом, по словам Уайта.

“Рори, я не боюсь, — сказал она. — Я просто рада, что ты узнал Господа”.

Когда она говорила, Уайт думал, что она — “помазанник Божий” и что именно через таких “малышей” Бог устраивает Себе хвалу.

На протяжении нескольких лет после этого яркого случая Уайт изучал Писание, библейский иврит, посещал баптистскую и харизматическую церкви. Он считает себя мессианским евреем.

“Я отдал свою жизнь помощи бедным и отверженным, — говорит он. — И я покончил с делами, ведущими к СПИДу, до начала всеобщей эпидемии”. Он перестал употреблять алкоголь и наркотики 33 года назад, и до сих пор придерживается трезвого образа жизни.

Он живет в Лос-Анджелесе, где занимается масляной живописью, рисунком, гравюрой, фотографией, пишет и занимается защитой социальной справедливости с помощью искусства.

Он основал “Lamp Art Project” и управлял им, помогал бездомным в программе “Master’s level studio” в сердце Скид Роу (район Лос-Анджелеса, известный многочисленными бездомными — прим. переводчика).

“Я сделал больше 100 тысяч фотографий в Скид Роу, учился масляной живописи и создавал собственные масляные картины и рисунки в тот период”, — говорит он.

Его искусство и работу, включая “Lamp Community” и “Lamp Art Project” можно увидеть как минимум в трёх фильмах: “Humble Beauty”, часовом документальном фильме об искусстве в Скид Роу, производства “Stone Harbor Productions”, его работы были концептуально использованы в серии “The Soloist” производства “Dreamworks/Paramount”, и активно используются в документальном фильме “Ashes and Roses” производства “Seajay Films Foundation”.

Автор — Mark Ellis / blog.godreports.com
Перевод — Анна Иващенко для ieshua.org

Последнее пожертвование: 21.11. Спасибо!