Нет святости — не будет и небес: как узнать, жива ли вера, или умерла

Нет святости — не будет и небес: как узнать, жива ли вера, или умерла

Никто не попадёт на небо, если не творил добра на земле. Другими словами – словами из Послания к Евреям 12:14: существует «святость, без которой никто не увидит Господа». Короче: «нет святости – не будет и небес».

Прямо это сказано так: «вера без дел мертва» (Иак. 2:26).

Как исповедание: «вера, а с ней принятие Христа и упование на Него и Его праведность, есть единственное средство для оправдания. Однако в оправданном человеке пребывает не одна вера; она всегда сопровождается всеми другими проявлениями спасающей благодати, и это не мёртвая вера, но вера, действующая любовью» («Вестминстерское Исповедание веры»).

Как повеление: «со страхом и трепетом совершайте (буквально – производите) своё спасение» (Флп. 2:12).

Как иллюстрация: «всякую у Меня ветвь, не приносящую плода, Он отсекает… а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Ин. 15:2, 6).

Как песня: «направляет меня на стези правды ради имени Своего» (Пс. 22:3).

И снова: никто не попадёт на небо, если не творил добра на земле.

Две знакомые ереси

Однако, сказав это, я спешу избежать другой ереси: никто не попадёт на небо благодаря добрым делам.

«Ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф. 2:8-9). «Человек оправдывается не делами закона» (Гал. 2:16). Христова праведность, а не наша, оправдывает совершенно. Мужчина, женщина или ребёнок, поверившие в Того, Кто оправдывает нечестивых, будут названы праведными перед Богом. Его кровь делает нас ближе к Богу; необходимо, чтобы нам была вменена Его праведность. Иными словами, Он, Он, Он, а не мы, чтобы никто не хвалился. И, хотя христианин вступает на узкий путь, будучи исполнен добрых дел, их заранее для него приготовил Бог.

Итак, мы видим, что никто не попадёт на небо, если не будет ходить в вере, производящей добрые дела на земле, — «покорность вере» (Рим. 1:5;14:25) или «вера, действующая любовью» (Гал. 5:6). Но также никто из оказавшихся на небе не будет там благодаря своим добрым делам. Одно еретическое учение утверждает, что вообще не имеет значения, трудитесь ли вы, бежите ли или боретесь; другое – что ваш труд, бег или борьба дают вам право на место перед святым Богом. Первую Иаков называет верой бесов (Иак. 2:19). А вторую Павел – верой прельщённых (Гал. 3:1). Первое заблуждение удобно устроилось среди протестантов, второе – среди католиков. Но я хотел бы обратиться к той разновидности мёртвой веры, которая в большей степени касается меня и моих близких.

Однажды спасённый спасён навсегда

Мёртвая вера (не творящая никаких дел) не обязательно будет безмолвной. Она часто повторяет (даже до злоупотребления) золотые мантры, такие как «спасён однажды — спасён навсегда», так сказать, выставляя драгоценность перед свиным рылом.

Правильно истолкованное, утверждение «однажды спасённый спасён навсегда» означает изумительную истину о том, что, с точки зрения предвечных Божиих высот, Его дети, предопределённые к спасению прежде начала времён, не отпадут – Он приведёт их домой. Он записал их имена в книгу жизни; Его Сын заплатил за совершённые ими грехи; Он запечатлевает их Своим Духом, подавая Его как залог. А Дух непременно приведёт Свой труд к завершению в день Христа Иисуса. Ничто не отлучит настоящих Его детей от любви Божией; Пастырь не потеряет ни одной из Своих овец.

Однако кое-кто выводит из этой точки кривую линию. Вместо того, чтобы с Павлом прийти к выводу: «твёрдое основание Божие стоит, имея печать сию: «познал Господь Своих»; и: «да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа»» (2 Тим. 2:19), кое-кто заключает, что «неотступность святых» уже не обязательна.

Возможно, они представляют себе, что Бог конвейером отправляет души в славу. «Однажды спасённые спасены навсегда», независимо от того, насколько сильно может быть скомпрометирована их жизнь. Таким образом, они противопоставляют важную доктрину оправдания важной доктрине освящения, добытого ценой крови, пота и непосильного труда. По их мнению, первая должна затмить собой вторую. Считается, что нам не нужна святость, потому что однажды спасённый спасён навсегда. И мы с необходимостью приходим к выводу, что в понятие «спасён» они включают и «спасён от необходимости повиноваться».

Носителей мёртвой веры приводят в смущение тексты, говорящие об условиях, которые необходимо выполнить, чтобы наследовать жизнь вечную (и Бог даёт Своим искренним детям силы выполнить эти условия). Они не переносят текстов о том, что нужно пребыть твёрдыми и непоколебимыми в вере, претерпеть до конца, устоять в испытаниях, Духом умерщвлять плоть, со страхом и трепетом совершать своё спасение, усиленно стараться делать твёрдым наше звание и избрание (2 Пет. 1:1-11). Голос их мёртвой веры взывает: «Господи, Господи», тогда как в своей жизни они проявляют неповиновение. С этой их верой я был слишком хорошо знаком. Она ясно представлена в персонаже по имени Краснобай из «Путешествия пилигрима» — анимированного богословского произведения, написанного Буньяном.

По дороге с Краснобаем

В написанной Буньяном аллегории человек по имени Верный обладает действенной верой, Краснобай же – верой бездейственной. По пути они беседуют.

Верный: Друг, куда направляешься? Не к небесной ли стране?

Краснобай: Именно туда.

Краснобай уверен, что направляется в Небесный Град. Более того, он говорит весьма по-христиански, исповедуя отменное реформатское учение:

«В это время [в полезной беседе о Писании] человек познаёт… необходимость возрождения Духом, недостаточность наших дел для спасения, необходимость оправдания Христом и прочее. Кроме того, человек научается покаянию, вере, молитве, терпению в невзгодах и многому другому. Также он узнаёт великие евангельские обетования и утешения, данные для его успокоения. Наконец, он научается опровергать ложные убеждения, отстаивать истину и наставлять несведущего».

Буньян учит, что правильно высказанные догматически верные идеи сами по себе не являются достаточным признаком жизни по вере. Верный, не знакомый с репутацией Краснобая, шепчет своему спутнику Христианину: «какого хорошего товарища мы приобрели! Из него выйдет непременно отличный пилигрим».

В ответ на это Христианин сдержанно улыбается и откровенно говорит:

«Этот господин, которым ты так восхищаешься, может морочить своим языком разом двадцать человек, пока они его не знают… Он в наилучшем виде, когда с чужими, дома же он просто неприятен… Религия не обитает ни в его сердце, ни в доме, ни в разговорах. Всё, что он о ней знает, вертится только у него на языке и служит ему предметом красноречивой болтовни».

Его христианство вертится только у него на языке. Откуда Христианин знает об этом? Я бывал в его семействе и изучал его и в доме, и вне дома». Дерево познаётся по плоду. «Вне дома он «святой», у себя — сатана». Подобно фарисеям, жившим во дни Иисуса, он много говорит, но мало повинуется (Мф. 23:3).

Мы с лёгкостью воображаем, что Бог спас нас потому, что нам известно правильное учение. Но великая религия языка, которую исповедует Краснобай, доказала свою несостоятельность в его любви, в его взаимоотношениях и в его жизни. Он рассуждает об истине, которая никогда его не изменяла. Благодать, о которой он говорит, никогда не приучала его говорить «нет» нечестию и жить благочестивой жизнью (Тит. 2:11-14). Заимствуя выражение Клайва Льюиса, он говорит о новой жизни так, как «может говорить по-гречески попугай филолога». Он повторяет то, что нечаянно услышал, не понимая подлинного смысла сказанного, подобно тому, как попугай, послушав филолога, может повторить слова «charis» и «sōtēria» (греч. — «благодать» и «спасение» — прим. пер.).

Наблюдение Христианина верно относительно многих нынешних Краснобаев: «он говорит о молитве, об обращении, о вере, о духовном возрождении, но он только умеет разговаривать об этом». Какое ужасное состояние.

Вопросы для самоанализа

Похожи ли вы на этого Краснобая? Таким был я, и Бог вывел меня из этого заблуждения. Молюсь, чтобы Он сделал это и с другими, подобными мне. Ведь Краснобай, в конечном счёте, не отважился выйти из Города Разрушения. Он охарактеризовал Христианина и Верного как «склонных к осуждению» и расстался с ними. Его слова зашли дальше, чем вера и послушание, и, в конце концов, он погиб. Он никогда не исследовал себя, чтобы убедиться, что он стоит в вере и по-настоящему возрождён.

Время от времени все мы прямо спрашиваем: возрождён ли я? Говоря о Краснобае, Христианин советует Верному: «просто спроси его (когда он согласится с твоим мнением, что непременно и будет), чувствует ли он эту силу и действие в сердце и в своей жизни?» Некоторые из вопросов, которые обсуждают Верный и Краснобай, могут быть полезны и для нас сегодня.

Ненавидите ли вы свой грех? Не просто говорите о ненависти к нему, подобно лицемерному проповеднику, осуждающему тайный грех, которому он сам же потакает. Новый завет обещает, что христиане с обновлённым сердцем будут ненавидеть свой грех и считать его постыдным: «и вспомните там о путях ваших и обо всех делах ваших, какими вы оскверняли себя, и возгнушаетесь самими собою за все злодеяния ваши, какие вы делали» (Иез. 20:43). Блаженны оплакивающие свой грех (Мф. 5:4). Бог не презрит сердца, сокрушающегося о своих прегрешениях (Пс. 50:19).

Любите ли вы Бога? Слова Павла ясны, как день: «кто не любит Господа Иисуса Христа, анафема» (1 Кор. 16:22). Любите ли вы Его? Желаете ли вы познавать Его? Любите ли вы Его больше отца, матери, супруга, ребёнка? Могли бы вы признаться в том, что Его незыблемая любовь лучше, чем жизнь? Ненавидите ли вы оставшиеся у вас грехи потому лишь, что они направлены против Него, — сокровища вашей души?

Повинуетесь ли вы тому, что знаете? Иисус говорит: «если это знаете, блаженны вы, когда исполняете» (Ин. 13:17). «Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много» (Лк. 12:47). Мы можем воображать, что далеко продвинулись в своей религиозной жизни или в любви ко Христу, потому что знаем всё больше и больше текстов по теме. Но в эти тексты нужно верить, им нужно повиноваться, их нужно любить. Они должны укорениться в нас. Если мы по-настоящему знаем и любим Его, то будем соблюдать Его заповеди (Ин. 14:15; 1 Ин. 2:3).

Что видят другие? Буньян пишет: «действие благодати проявляется в душе того, кто её получил, и видимо для тех, кто с ним в общении». Суждения других христиан не непогрешимы, но они могут помочь нам обнаружить присущие нам слепые пятна (и признаки благодати), которые мы в себе не замечаем.

Идя вперёд по узкому пути, с Книгой в руках и с любовью в сердце, современные Верные и Христиане будут делать добро в этом мире. Они будут это делать потому, что Бог совершает в них хотение и действие по Своему благоволению, производя в них духовные плоды. Фактически, они обязаны делать добро потому, что у них есть Книга обетований, повелевающая, предостерегающая и побуждающая их идти вперёд, к Небесному Граду.

Никто из оказавшихся на небе не будет там благодаря своим добрым делам, и никто не попадёт на небо, если не творил добра на земле. И потому мы в святости продолжаем идти к нашему небесному дому. Ведь Иисус уже сделал нас Своими.

Автор — Грег Морзе / © 2021 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Ольга Крикун для ieshua.org

donate

Последнее пожертвование: 18.02. Спасибо!