Руслан Романюк: Шторм как прообраз греха

Руслан Романюк: Шторм как прообраз греха

Вчера вечером я молился и вспомнил одну очень интересную аналогию, которую раскрыл для себя в прошлом году, когда мы поехали с семьёй на неделю к морю. В последние два-три дня нашего отдыха поднялись достаточно сильные волны, даже по оценке местных жителей. Я обратил внимание на то, как некоторые люди (а было видно, что они опытные) отнеслись к этому с опаской. Хотя сначала волны были небольшие, но они с каждым часом усиливались. При этом сильного ветра не было, была прекрасная погода, солнце, и на пляже всё было по-прежнему.

Мы с детьми не могли отказать себе в удовольствии покупаться в волнах, мы ныряли, кувыркались, это было занимательно и интересно. Хотя у меня уже есть некоторый опыт. Лет 15 тому назад мы ездили отдыхать с семьёй в Крым и попали в серьёзный шторм — мы были в паре метров от берега, волны утягивали нас в море, и я для себя сделал серьёзные выводы. И в этом году, когда мы были уже со своими детьми, я понимал опасность того, что происходит. Мой сын, а ему на то время было уже 16 лет — бравый, молодой парень, его сильно притягивало море и эти волны — и он говорил: «Папа, давай! Ничего страшного! Давай поныряем! Это так прикольно!» А потом начало происходить то, чего я и ожидал: на каком-то этапе волны начали утягивать нас в море. Я поймал этот момент, вывел детей на берег, и даже если мы и заходили в море после этого, то исследовали предварительно берег и купались только в мелких местах, недалеко от берега, и следили за тем, чтобы не было приямков, потому что шторм со временем вымывает в некоторых местах ямы, в которых образуется сильное обратное течение.

Наблюдая за людьми, я обратил внимание на несколько десятков ребят, которые начали браво бросаться в шторм, причём заходить в таких местах, где есть эти ямы. И волны начали утягивать людей в море. Прибежали спасатели, начали вытягивать людей. Достали одного человека — это никак не повлияло на остальных. Потом другого, третьего, потом один утонул на наших глазах. Это было сильным потрясением и для меня, и для детей, мы молились за этого человека, молились за тех, кого доставали из моря, кого удавалось спасти. И вот, два дня с утра до вечера мы наблюдали эту картину. Я наблюдал за работой спасателей, старался быть возле них, насколько это возможно, ходил по береговой линии, молился с детьми…

Повторюсь, что на берегу была примерно та же картина, что и в предыдущие дни: не было ветра, который всё сносит, и волны, на первый взгляд, не казались такими уж опасными. Мы пробовали купаться сами, безопасно, близко от берега, но в этот раз, в отличие от того случая 15 лет назад, я осознанно и более размеренно увидел механизм шторма. И в процессе этих наблюдений и размышлений у меня появились определённые аналогии шторма с грехом, которыми я хотел бы поделиться с вами.

1. Вначале грех манит и даёт ощущение превосходства

Во-первых, эти волны, которые накатывают на тебя — это интересно и захватывающе. Волна прокатывается, идёт следующая волна, ты в неё ныряешь, кувыркаешься, тебе очень радостно, у тебя эйфория. И я увидел такую аналогию: грех сначала манит, он приятен, и он даёт ощущение превосходства.

Когда мы купаемся в этих волнах, у нас складывается такое впечатление, что мы как будто покорители этих волн, что мы контролируем ситуацию, что мы можем в любой момент остановиться, что мы контролируем расстояние до берега. У нас появляется чувство вседозволенности, будто мы в любой момент можем повернуть события в нужное нам русло.

В Писании сказано, что «дьявол ходит как рыкающий лев, ища, кого поглотить». Было бы легко и просто, если бы мы видели подступающий к нам грех или попытки дьявола вернуть нас в прошлую жизнь. Нет, он ходит, как рыкающий лев, то есть, он опасный, он хищный, он может нас украсть, но он также часто приходит к нам в обличье ангела в светлых одеждах. Мы не всегда распознаём его, и в этом его коварство.

«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел». (Быт. 3:6)

Сначала она увидела — грех воздействует на наше первоочередное восприятие. И когда она увидела, где-то на второй план отошло всё то, о чём предупреждал Господь.

«Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид». (Притч. 23:31-32)

Сейчас мы смотрим на поступок Евы или на ситуацию с алкоголем с позиции прошедшего времени и мы даём им негативную оценку, потому что мы понимаем, где таится опасность, понимаем, чем это всё закончится.

В прошлый раз, 15 лет назад, мы приехали в Крым с другом, который не умел плавать. И он полез со мной в море в шторм. Я хорошо плаваю, хорошо чувствую себя на воде с ранних лет, и я в какой-то степени нёс за него ответственность. Мы были в паре метров от берега. Мы не исследовали дно и попали в эту западню, в яму, где сильное обратное течение. Жёны были в нескольких метрах от нас на берегу. Они кричали, звали на помощь, а спасатели говорили, что сильный шторм и они не полезут в воду. Я вытянул его на берег, мы справились с той ситуацией, но было очень страшно.

И в этот раз, спустя такое количество времени, я вспомнил те события, и всякий раз, когда я нахожусь в море, я пытаюсь исследовать дно, следить за погодой, чтобы не попасть опять в такую ситуацию. Но эти волны, которые накатывали и создавали магическое ощущение вседозволенности, впечатление контроля над ситуацией, они настолько манили, так хотелось позаигрывать с ними. Потому я отметил для себя (Бог мне дал увидеть это), что грех манит, и он, на первый взгляд, приятен. «Увидела жена, что дерево приятно…» Также и Давид гулял по крыше, увидел с крыши дома, как купалась Вирсавия, увидел, какая она красивая, и он не остановил эти мысли.

2. Грех сбивает с ног

Следующее, что я для себя отметил, — это то, что грех сбивает с ног. На тебя накатывается волна, и тебе кажется, что ты держишься, а она сбивает тебя с ног и утягивает. Волна прошла, тебя утянуло дальше в море, дальше на глубину, и, соответственно, дальше от возвращения обратно. Но тебе кажется, что ты упал, встал, и ничего страшного.

«Посему, кто думает, что он стоит, берегись, чтобы не упасть». (1 Кор. 10:12)

Если нам (или человеку, которому мы служим), удаётся распознать это состояние, когда нас одолевает уверенность в том, что мы уже одни из армии «300 спартанцев» или часть «9 роты», непоколебимы, непобедимы и так далее, то это должно послужить нам звоночком, что может быть беда. Нет ничего страшного и постыдного в том, чтобы признать свою слабость перед искушениями и попросить о помощи, во-первых, у Господа, а во-вторых, у братьев и сестёр. Но опасность в том, что мы считаем себя сильными, способными устоять, когда стучится искушение. Я люблю Псалом 72:

«Как благ Бог к Израилю, к чистым сердцем! А я — едва не пошатнулись ноги мои, едва не поскользнулись стопы мои, — я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых». (Пс. 72:1-3)

Он завидовал безумным, видя их благоденствие. Слава Богу, Господь его спас, как написано, «когда он вошёл во святилище». Но до какого-то момента он едва не поскользнулся, и наблюдение за нечестивыми и размышление над тем, почему они обогащаются, едва не повергло его в падение. Какой мы можем сделать вывод? Грех сбивает с ног.

3. Грех затягивает и дезориентирует

Как я уже говорил, когда волна сбивает, приходит обратное, нижнее течение, которое тебя утягивает на глубину, но ты этого не понимаешь.

«Глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное, и ты будешь, как спящий среди моря и как спящий на верху мачты.» (Притч. 23:33)

Грех затягивает, и ты начинаешь вести себя неадекватно. Грех дезориентирует. Когда тебя утянуло, и ты поднялся, ты видишь только следующую волну, тем более, стоит сильный шум и грохот вол. И в какой-то момент ты уже не можешь адекватно оценить расстояние до берега и свои силы и возможности вернуться. Ты уже среди моря, но ты как спящий, и ты не понимаешь, что происходит. Тебя утягивает всё дальше и дальше, теряется почва под ногами, и ты уже не можешь нащупать дно, чтобы хотя бы сделать передышку. У тебя начинается паника.

Знаете, как это происходит в жизни? Ты чувствуешь, что тебя утянуло, ты начинаешь понимать, что уже надо применять силы для того, чтобы вернуться, но большая часть твоих сил уходит на то, чтобы сражаться с этим сильным обратным течением.

У меня был случай однажды, когда я был на море, и совсем не штормило, были лёгкие волны. В последний день перед отъездом мы пошли утром на пляж, и я подумал: «Сейчас до буйков доплыву и обратно». Доплыл до буйков, а обратно вернуться не могу, и я понимаю, что я гребу, но на одном месте. Это было обратное течение, и, зная этот опыт, наискосок поплыл на соседний пляж – мне удалось не прямо, а по кривой добраться до соседнего пляжа. Слава Богу, я тогда трезво оценил ситуацию.

Я наблюдал за людьми, которых тогда, год назад, вытягивали спасатели: у многих людей начиналась паника, когда они не видели берега, не чувствовали дна и видели только волны. Пока у тебя ещё есть сознание, где берег, ты пытаешься плыть в правильном направлении, или если у тебя есть мудрость в том, как плыть по кривой, – но в любом случае плыть, оставаться на плаву. Но многие, чувствуя эту панику, гребут к берегу и тратят силы. Я видел, как спасатели рекомендовали тонущим людям распределить силы так, чтобы человек как можно дольше оставался на воде, пока спасатель за ним не поплывёт.

4. В конце концов грех становится противным, и его цель – смерть

Следующее, что я заметил: когда у тебя нет возможности нащупать дно, стать на ноги и перевести дыхание, у тебя паника, ты гребёшь, тратишь силы, и ты начинаешь хлебать солёную воду. А солёная вода, как мы знаем, это не пресная вода. И тебе этот грех становится противным, всё, что с тобой происходит, наконец становится тебе противным. Ты уже и рад бы из этого выкарабкаться, но ты понимаешь, что чем больше ты пьёшь этой солёной воды, тем больше ты теряешь сил. Я нашёл такое сравнение в Писании:

«Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю. Если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех.» (Рим. 7:19)

Это известная глава, которая описывает действие закона греха. «Уже не я делаю, но живущий во мне грех» — я не хочу пить эту солёную воду, я не хочу тонуть, я не хочу удаляться от берега, но я уже просто не могу по-другому. И что я могу поделать? «Бедный я человек! Кто избавит меня от сего тела смерти?» Что я наделал? Зачем я заигрывал с этим грехом? Эта вода попадает мне вовнутрь, обезвоживает меня, утяжеляет меня, она делает меня менее способным сражаться с тем, что со мной происходит. Я не хочу пить эту солёную воду, но я не могу уже по-другому. Потому что нет сил даже на то, чтобы вовремя сомкнуть рот перед накрывающей тебя следующей волной. И окончательное, последнее действие — это смерть:

«Какой же плод вы имели тогда? Такие дела, каких ныне сами стыдитесь, потому что конец их — смерть.» (Рим. 6:21)

Конец действия всякого греха, если мы становимся неспособными сражаться с ним, — смерть. Нам нужно усвоить это: у него нет другой цели. У дьявола, который искушает нас грехом и пытается утянуть нас на глубину, нет цели просто поиграть с нами и вернуть нас в руки Божьи. Заигрывать с грехом — это большая опасность для нас. И это уже, наверное, 50% успеха врага, если мы считаем, что мы можем обыграть его в заигрывании с грехом. Он отец лжи, и мы не сможем его обмануть, перехитрить, переиграть. Только наш крик о помощи, только наше осознание того, что мы в торбе, в трубе, в шторме, в проблеме — только это может помочь и дать право Богу напрямую, через наших братьев и сестёр, через наставников вытянуть нас оттуда.

Одно время я читал свидетельства людей, которые занимались сильным и явным колдовством. На каком-то этапе им пришлось договариваться с врагом. Сначала это было как: «Есть белая и чёрная магия. Вот, белая хорошая – мы попробуем, мы хотим помочь людям…» Потом на каком-то этапе все они говорили: «Мы поняли, кому мы служим». И пришлось договариваться с ним, потому что он говорил во всех случаях: «Если ты не будешь служить мне, я тебя убью».

Я знаю, что некоторые думают: «Я прохожу искушение, испытание грехом, а потом выйду из этого и буду более сильным, я буду уже знать, как этот грех действует на человека, и я смогу этим послужить другим». Это обман! Бог не поднимает нас духовно, искушая нас грехом. Мы можем проходить искушения, мы можем побеждать в этих искушениях, благодаря нашему крику о помощи, но это не Божий механизм нашего духовного взросления и закалки — проводить нас через грех. Через различные испытания и трудности — да, через наказания от Бога — да. Как написано:

«Бог не искушается злом и Сам не искушает никого». (Иак. 1:13)

Спасатели

Итак, мы разобрали действие греха. Но в этом всём рассказе были ещё спасатели. Слава Богу, эти спасатели, которых я видел в прошлом году, были не теми спасателями, которых звали наши жёны 15 лет назад. Когда мы смотрим фильмы про спасателей Малибу — это всё красивая картинка с экрана, на самом деле всё не так просто. Я наблюдал за работой спасателей: их прибегало человек 10-15, они приносили с собой лебёдку с тросом, а в конце троса был пластиковый поддон, на который ложился один пловец и плыл за утопающим. Все остальные спасатели были на берегу, крепко держали эту катушку. Часть спасателей держит, часть — отпускает трос и следит. И тот, кто плывёт на поддоне, всё время подёргивает, чтобы они чувствовали его, потому что его не видно за волнами. Суть спасения была в том, что спасатель подплывал к утопающему, хватал его, обвязывал ремнём вокруг себя, сам держался за поддон и трос, а все его тянули к берегу. И только таким образом можно было вытянуть утопающего человека.

За два дня они вытянули 15 человек. И работа по спасению каждого человека — это как отдельный проект. Конечно, люди на берегу помогали им, держали катушку, помогали тянуть, благодарили их за это потом. Но, честно вам скажу, я по-новому оценил их работу. Это бесстрашные ребята, которые отчаянно и смело бросались в эту пучину волн. Спасатели молодцы, слава Богу за них!

В моей аналогии я увидел спасателей как наших братьев, сестёр, и прежде всего, духовных наставников.

«Итак заклинаю тебя пред Богом и Господом нашим Иисусом Христом, Который будет судить живых и мёртвых в явление Его и Царствие Его: проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием». (2 Тим. 4:1-2)

Иногда мы думаем: «Я сейчас помолюсь, подберу подходящий момент…» Бывают такие хорошие братья и сёстры, которых ты не хочешь обидеть, но тебе как наставнику Дух Святой что-то открывает, ты замечаешь какие-то вещи, ты не хочешь обидеть, унизить человека, и ты подбираешь слова, ищешь момент, когда бы ему помягче сказать. А в это время он уже, возможно, полным ходом напивается этой солёной воды. И потому раби Шауль говорит не столько уделять внимание тому, чтобы различать, время сейчас говорить или не время, но тому, чтобы «настаивать во время и не во время» — настаивать на том, что «брат (или сестра), ты должен быть чистым, ты должен быть святым, ты должен быть непорочным». Преодолевай свои служительские страхи в том, что этот брат перестанет тебя уважать, потому что ты говоришь с ним о неприятных вещах. Настой, спасай его, тяни! Ты в его жизни можешь выступить в роли спасателя.

Также если твой наставник делает тебе замечание, и на твой взгляд то, в чём тебе делают замечание, не имеет места в твоей жизни, подумай! В моей жизни было несколько ярких уроков, когда мой ребе делал мне замечание в некоторых ситуациях, и я думал: «Да нет этого, но из уважения к нему не буду говорить, что он ошибается». Но однажды я задумался, а что если это правда? Я верю, что это Дух Святой сделал эту мысль громкой. И я начал присматриваться к своей жизни и заметил некоторые моменты, от которых действительно надо избавляться и в которых надо каяться. Мне это сильно помогло. И с тех пор я прошу других: Если вам делают замечание, не торопитесь оправдываться, что это не так. Может, кто-то, вопреки всему, во время и не во время, наставляет, обличает со всяким долготерпением и назиданием. Дайте возможность спасателям действовать в вашей жизни!

«Если же ходим во свете, подобно как Он во свете, то имеем общение друг с другом, и Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха». (1 Ин. 1:7)

Если мы не имеем общения друг с другом — а здесь использовано слово кайнония, обмен жизнью, когда мы признаёмся друг другу во всём, что нас тревожит, с чем мы сражаемся, что у нас не получается — если у нас нет такого общения, друзья: вопрос: Ходим ли мы во свете? Или же тьма уже оккупировала какую-то часть нашего сердца и не пускает туда никого? Надо ходить во свете и надо иметь настоящее общение друг с другом, надо иметь верных близких друзей, братьев, сестёр, надо обязательно иметь кого-то духовно старше себя, кто мог бы, исходя из своей духовной позиции и опыта, оценить твоё состояние, твои суждения, твоё отношение к тому или иному делу. И когда мы ходим во свете, и когда у нас есть эта кайнония, кровь Иешуа очищает нас от всякого греха.

Автор – Руслан Романюк, раввин Винницкой Еврейской Мессианской Общины / ШомерТВ

Последнее: 23.10. Спасибо!