Сэм Надлер: Какие хитрые и подлые люди… Они вставили часть своей Библии в мою!

Сэм Надлер: Какие хитрые и подлые люди... Они вставили часть своей Библии в мою!

Меня зовут Шмуэль Элиезер бен Мойше Надлер. Я вырос в Нью-Йорке, потому, простите меня, но я всё ещё учу английский.

Когда я рос, у меня было множество вопросов. Как мы можем верить в Бога, который позволил такому ужасу как Холокост произойти с нашим народом?

Ребе, очень приятный, милый и вежливый человек, сказал мне: “Шмуэль, единственное, что я могу сказать тебе, это то, что я говорю себе самому: тот, кто верит, не сомневается, а тот, кто сомневается, не может по-настоящему верить.”

Подписывайтесь на наш канал в Youtube

Ну, это мне нисколько не помогло. И так я превратился из очень религиозного человека в довольно мятежного, в каком-то смысле.

Я попал в ряды американской армии во Вьетнам. Во время Тетского наступления нас атаковали. Там творился такой ужас, что ты вынужден был быть или на наркотиках, или пьяным. Командир моего подразделения, – он думал, что он похож на Джона Уэйна со своим виски во фляге, – напился виски и отключился прямо перед началом битвы. Некоторые сержанты были крайне перевозбуждены, они были сломлены, плакали в бункерах. Знаете, говорят, что в окопах не бывает атеистов.

И даже несмотря на то, что я был твёрдо уверен, что нет никакого Бога, что это всё идиотизм, знаете, опиум для народа, но из-за всего того ужаса, который всегда имеет место на войне, мне, судя по всему, было интересно услышать какую-то благую весть, даже там во Вьетнаме. И пришёл капеллан, и всё, что он сказал, было: “Я убираюсь отсюда, но желаю вам удачи! Кто-то из вас наверняка не доживет до утра”. Я подумал: “И это религиозный человек?..”

Прибывали подкрепления и войска периодически передислоцировались, и потому мы спали под открытым небом. И всё это время нас атаковали, в нас летели ракеты… И я помню, как сказал дежурному офицеру: “Послушайте, пускай они поспят в сарае, потому что так у них будет хоть какая-то защита”. И офицер сказал: “Нет, запрещено спать в сарае, там хранятся карты местности…” На следующее утро, всё что осталось от этих ребят – лужи крови, мокрое место… И всё, о чём я мог думать, это была душевная боль. Война – это ужасно. Просто ужасно.

SamNadler2

Я был, как бы это повежливее сказать на английском, незарегистрированным фармацевтом, то есть продавцом наркотиков, не очень кошерное занятие.

Я столкнулся с людьми, у которых хватило наглости проповедовать этого Мессию Иисуса на улицах Сан-Франциско. Я немного успокоился, потому что они очень много улыбались. Я не считал, что люди должны так много улыбаться. Кто может быть настолько счастлив?! Но однажды вечером один из них осмелился попытаться рассказать мне, что мне надо поверить в Иисуса. Я очень возмутился! Позвольте мне объяснить, почему.

Я подумал: “О, Боже мой, они хотят, чтобы я перешёл на сторону нашего врага!” Вышло так, что он сказал, что он – еврей. Моё сердце был разбито. Я подумал: “Еврей, который верит в это, – он, должно быть, самый тупой еврей из всех живущих. Какой еврей поверит в такое учение, в такую глупость?”

Он пригласил меня на то, что он называл “Изучение Библии”. Я думал, что, возможно, речь об археологических находках из Библии, что они будут изучать их с разных сторон… Я не мог понять, что же это может быть. Я пошёл туда, чтобы посмеяться над ними. Я думал, что это будет моё вечернее развлечение.

И вот я добрался туда, и там была группа с виду совершенно обычных людей. У каждого была Библия. Я подумал, что это довольно интересно, что каждый был с Библией. Но они воспринимали всё так серьёзно. Они что, думают, что это любовные письма Бога к ним?

И отрывок, который они рассматривали, был из пророков, – 53 глава Исаии. В традиционном иудаизме мы не изучаем 53 главу Исаии, этот отрывок пропускается раввинами. Они хотели, чтобы я высказал своё мнение по поводу того, о ком говорит пророк. Дайте мне минутку, позвольте мне взглянуть на это!

Когда я читал это, и там говорилось о ком-то… Там говорилось: “Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас.” Там говорилось, что “Он отторгнут от земли живых; за преступления народа Моего претерпел казнь.” Какие странные слова для наших Писаний!

И я дошёл до последнего стиха в этой главе, – хотя Он был отторгнут, там говорилось, что Он “с сильными будет делить добычу, за то, что предал душу Свою на смерть” за мой народ, за меня… Как Он мог… Я думал, что Он умер, а тут Он… До меня дошло, что Он… возможно, Он вернулся к жизни…

В тот момент мне стало ясно, о чём говорит эта глава Писания. Похоже в ней говорится о Сами-Знаете-Ком, об этом Иисусе. Это было ясно, как белый день! Какие же это хитрые и подлые люди. Они вставили часть своей Библии в то, что должно быть моей Библией. Кучка идиотов! Они думают, что смогут обмануть настоящих евреев.

SamNadler3

И потом, когда они сказали: “Так о ком же, как ты думаешь, здесь говорится?” Я посмотрел на них и сказал: “Я не знаю, я не думаю, что кто-то может наверняка утверждать, ведь Библия – это такая тайна, никто никогда не сможет её понять!” Они выглядели очень разочарованно, и они сказали: “Хорошо, мы будем молиться за тебя”. Я сказал: “У вас мало шансов! Что же это за Бог, который захочет отвечать на молитвы за таких, как я?” “Где этот Бог был во время Холокоста?” – сказал я им.

В то время я всё больше и больше думал об этом. О, Боже мой, это, похоже, наш Мессия! Я пришёл к такой мысли. Я помню, как сказал: “Окей, Бог, если у Тебя есть для нас Мессия, хорошо, но пожалуйста, кто угодно, кроме этого Иисуса!”

Я жил в очень плохом месте, где люди принимали наркотики, но ко мне в голову приходили некоторые мысли. Я каким-то образом понял, что наркотики открывают меня для духа, но это был неправильный дух, и что идет духовная война за мою душу, но я на стороне проигрывающих.

Я не понял, как я опустился на колени и воззвал к Иисусу, прося Его спасти меня. Я проснулся на следующее утро. Каким-то образом я знал, что моя жизнь стала другой. Я не был уверен во всех подробностях, но что-то в моём сердце… Я действительно верил, что Иисус – Господь, наш Мессия. Я не был уверен, что мне делать, я не знал, куда мне идти. С кем можно поговорить о таких вещах в этом мире?

Неподалеку было кафе, на стенах которого были изображения Иисуса. Я действительно не знал, что делает человека верующим, потому я подумал, что там наверняка мне что-то подскажут. Я пошёл туда. Было очень раннее утро, я не знал, что мне делать. Они только открывались, ну, знаете, менеджер открывал дверь. Я сказал: “Эй, послушайте! Иисус спас меня вчера вечером! Что мне теперь делать?” Парень сказал: “Я не знаю. Может, хотите позавтракать?”

Потом я вспомнил, что давным-давно я был на этой, не могу вспомнить, как они называли это, библейской штуке, но, может, они знают, что мне делать? Я сомневался, вспомнят ли они меня вообще, но, тем не менее, я позвонил им и сказал: “Послушайте, меня зовут Сэм Надлер, я приходил на ваши библейские дела как-то давно, но, послушайте, Иисус спас меня вчера вечером, что мне делать теперь?” Они были так счастливы. Они молились за меня каждый день.

Сегодня, когда люди спрашивают меня: “Как ты можешь верить в Бога в свете Холокоста?” Вместе с нами страдает и Он, и быть Его народом – значит быть, в какой-то мере, Его оголенными нервными окончаниями. Во всех этих ситуациях Он страдает, Он скорбит, Он плачет о наших болях и проблемах, не говоря уже о чем-то вроде Холокоста.

Но Он, да будет благословенно Его имя, – наш Мессия, Он любит нелюбимых, Он прощает непрощённых, и, кроме того, Он умер ужасной, жестокой, мучительной смертью через распятие – Он понимает боль Холокоста, Он знает, что значит пройти через личный Холокост. Это то, что Он вкладывает и в наши сердца.

Подписывайтесь на наш канал в Youtube

Последнее: 07.09 (Украина). Спасибо!