Ты не такой уж особенный: слава обычного христианства

Ты не такой уж особенный: слава обычного христианства

У меня был преподаватель в семинарии, у которого был дар смирять студентов первого курса. Ему нравилось показывать им, что они никакие не особенные, независимо от того, что им говорили учителя воскресных школ и люди в домашних церквях. Фактически, этот профессор был настолько эффективен в том, чтобы смирять и принижать новых семинаристов, что он даже приобрел известность.

Он провоцировал людей и раскалывал их на два лагеря. У него были хулители как в кампусе, так и за его пределами. Некоторым он казался дерзким и упрямым. Однако, были и те, кто горячо его любил. Не потому, что он проходил по тонкой грани между высокомерием и целенаправленной провокацией, а потому, что благодаря ему эти люди были чудесным образом разбужены.

Сначала их ранили его уколы, это было больно. Дезориентировало. Но даже при том, что это мучило, оскорбляло и причиняло боль сначала, в результате они смирялись и принимали неприятную правду. Шокирующие слова профессора оказывались ранениями друга. Он был прав. Они не были такими уж особенными – не так, как склонны о себе думать студенты семинарии (и большинство людей).

Ты (не) особенный

Многие из нас с самого раннего детства слышали одно и то же – как постоянный рефрен детских книг, хор наших родителей (а особенно бабушек и дедушек) и, вероятно, то, что мы слышали в воскресной школе. По сути, это сводилось к одному – ты особенный.

Конечно, в этом есть доля правды. Вы действительно особенные – как люди, и особенно как искупленные – таким образом, который предвещает славу Божью. По отношению к животному царству Бог сделал наш человеческий род особенным, создал его по Своему образу. Даже ангелы восхищаются благодатью, которую мы получили во Христе (1 Петра 1:12). И во Христе, без сомнения, вы являетесь особенными для Бога – будучи избранными до основания мира, а затем особенным образом искупленные жертвой Христа за два тысячелетия до рождения. И вы втройне особенные благодаря возрождающей работе Святого Духа.

Иисус умер за Своих друзей (Иоанна 15:13), овец (Иоанна 10:14–15), Свою невесту (Ефесянам 5:25). Он возлюбил церковь особой любовью и отдал Себя за нее. «Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом» (Ефесянам 2:4–5). Во Христе вы не просто любимы, а любимы очень сильно.

На человеческом уровне дети на самом деле являются особенными для своих родителей, бабушек и дедушек. Мы соглашаемся с этим. Так Бог задумал.

Кроме того, стоит признать, что определенной группе неуверенных в себе людей и святых порой очень трудно поверить, что они особенные. Они уже так сильно побиты и измучены жизнью в этом мире или, возможно, они просто используют низкую самооценку как удобное оправдание, чтобы потворствовать греху. Быть человеком и притом быть живым – уже удивительно само по себе. Называться сыном живого Бога, будучи присоединенным к Его Сыну только по вере, – это невероятно. Быть избранным Богом, прежде чем ты сделал что-то хорошее или плохое! Что это за чудесная любовь?

Но, о, как нам свойственно, как первокурсникам, позволить такой уникальности и несравнимости прийти нам в голову – чтобы перекрутить ее, чтобы она служила плоти, а не Духу.

Не такой уж особенный

В то время, как грешники размышляют о своей собственной уникальности, мы обычно не сравниваем себя с животными или ангелами и не думаем о том, что значит быть во Христе, или о нашей особой уникальности по отношению к семье и друзьям. Чаще мы думаем, что мы особенные по сравнению с другими – из-за наших качеств. Дары, достижения и способности – все то, что удовлетворяет нашу собственную славу.

И в этот момент нам нужно услышать ясный, а иногда и решительный голос, говорящий с любовью: «Ты не такой уж и особенный». Ты не являешься исключением из основных законов и таинств человеческого общества, и как христианин ты не исключение из обычных средств и образцов христианской жизни. Ты не намного лучше простых смертных людей в мире, и особенно в церкви. Ты не являешься чем-то исключительным, как, возможно, тебе бы хотелось о себе думать. Ты не особенный в том смысле, что обычное, повседневное, нормальное христианство больше тебе не нужно из-за твоих качеств. Ты не настолько особенный. У тебя нет специального маршрута на небо или особого пути через труды и ловушки этого мира.

Только подумай об Иисусе. Он – действительно особенный Сын Отца. Если бы кто и мог ссылаться на особую привилегию, то это был бы божественный Сын. И тем не менее. И тем не менее! Он не цеплялся за свое равенство с Богом как за корыстную привилегию и не просил освобождения от Своего поручения. Он не просил избавить Его от бедности, страданий и даже пыток. Он стал «послушным до смерти, даже смерти на кресте» (Филиппийцам 2:6–8).

Утверждаем ли мы, что являемся Его учениками, но при этом считаем себя более великими, чем наш Учитель?

Неудобная уникальность

Как же нам различить, верно ли мы присваиваем уникальность? Одним из таких тестов будет то, говорим ли мы себе, что мы особенные так, чтобы это звучало легко и удобно нашей плоти. Добьюсь ли я своего, потому что я особенный? Должны ли другие следовать моему примеру, при том, что я не буду добиваться их доверия, ведь я такой особенный?

Иначе говоря, это можно сформулировать и так: люблю ли я уникальность человечества и принадлежность ко Христу только, когда это относится ко мне, но не тогда, когда она не относится к тем, кого мне труднее всего вытерпеть?

И это приводит нас к одному из величайших показателей смирения: как мы видим церковь. Не ту, большую вселенскую Церковь с большой буквы, которую часто гораздо легче любить. Но твою церковь. Поместную, куда тебя поместил Бог. Как мы смотрим на людей, которых Бог избрал, чтобы они появлялись в нашей жизни впервые , а потом снова и снова в нашей реальной жизни. Эти лица. Эта церковь. Со всеми недостатками, разочарованиями и неудобствами, о которых ты узнаешь все больше и больше.

Когда ты размышляешь о христианах из плоти и крови, которых ты знаешь, и с которыми еженедельно поклоняешься и сидишь за одним столом, думаешь ли ты о себе как о ком-то особом, отличающемся от них? Или ты особенный вместе с ними?

Действительно принадлежать Его телу

Поместные церкви – это коллективы, которые чудесным образом умеют смирять. Один из основных способов, которыми Бог грубо обтачивает наши души, поддерживает их в форме и подготавливает к тому, чтобы радостно принимать под Свою смиряющую руку, когда она опускается – и часто вызывает те самые конфликты, которые являются Его смиряющей работой – через настоящую принадлежность к определенному несовершенному поместному собранию единоверцев. Стань по-настоящему её частью. Прилепись на самом деле. Как одна из таких же овец. (К пасторам это также относится. Смиренные думают о себе, прежде всего, как об овцах, а не о пастухах. Они радуются не тому, что бесы подчиняются им в великих делах служения, но тому, что их имена записаны на небесах – Луки 10:20.)

Среди других благословений, есть один дар, который предлагает нам неприятная, часто трудная жизнь поместной церкви, если мы позволим ей это сделать, – это регулярное напоминание о том, что мы не такие особенные, как бы изощренно мы бы не пытались говорить себе обратное. Мы действительно особенные для Бога с этими людьми, но не по сравнению с ними.

И что напоминает нам земная и будничная жизнь поместной церкви, так это то, как хорошо быть нормальным и помнить, для нашего же блага, что ни один христианин не освобождается от обычного христианства: от покаяния, веры в Христа для прощения грехов, от ежеминутной помощи Его Духа, насыщения нашей жизни Словом Божьим, от ежедневной возможности слушать Его в молитве и от подлинной принадлежности к Его телу в поместной церкви.

Хорошо быть нормальным

Братья и сестры, давайте повторять себе столько, сколько нужно, чтобы мы действительно особенные, и в то же время не такие уж особенные – не так, как это было бы удобно нашей плоти.

И давайте отметим, что вместе с церковью Иисуса мы действительно особенные. Вы особенные – «вы» во множественном числе. Иисус возлюбил церковь и отдал Себя за нее. Он отдал жизнь за этих овец. Благодаря вере в Иисуса мы присоединились к Нему, а не каждый по отдельности. И в Нём мы также присоединились к Его народу, Его невесте, Его пастве. Он возлюбил нас (во множественном числе) Своей особой, избирающей и эффективной любовью.

Мы торжествуем в этой уникальности и умираем для искушения греха думать о себе как о ком-то особом, что наполняет наши сердца тщеславием.

Автор – Дэвид Мэтис / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Оксана Бёрнс для ieshua.org

Последнее: 25.09 (Украина). Спасибо!