Бог и правительство

Бог и правительство

Чему Иисус, а именно один конкретный случай с Ним, может научить нас о Боге и правительстве? Больше, чем мы могли бы подумать. Вот известная история из Евангелия от Марка:

«И посылают к Нему некоторых из фарисеев и иродиан, чтобы уловить Его в слове. Они же, придя, говорят Ему: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице, но истинно пути Божию учишь. Позволительно ли давать подать кесарю или нет? давать ли нам или не давать? Но Он, зная их лицемерие, сказал им: что искушаете Меня? принесите Мне динарий, чтобы Мне видеть его. Они принесли. Тогда говорит им: чье это изображение и надпись? Они сказали Ему: кесаревы. Иисус сказал им в ответ: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу. И дивились Ему». (Мк. 12:13-17)

Это третий конфликт Иисуса с Синедрионом в Храме и близ него. И это второй раз, когда они пытались уловить Его. В конце 11 главы первосвященники, книжники и старейшины народа спорили с Иисусом по поводу Его власти. Избежав этой уловки, Иисус рассказал о них притчу, что заставило их ещё больше Его ненавидеть. И вот, они снова пришли, чтобы попытаться втянуть Иисуса в неприятности. Когда не знаешь, что делать, спроси Его о политике.

«Законно ли платить налоги Кесарю?»

Их вопрос не был искренним. Скорее, ситуация была похожа на то, как в «Возвращении джедая» адмирал Акбар сказал: «Это ловушка!» Если бы Иисус сказал: «Платите налоги», тогда бы Он стал непопулярным в народе. Они были возмущены ежегодным подушным налогом. Они ненавидели римлян. Они считали идолопоклонством платить налоги, подчиняться Риму и делать что угодно, что способствовало бы процветанию Рима. Народ с презрением относился к налогу. Но, с другой стороны, если бы Он сказал: «Не платите налоги», у Него были бы проблемы с Римом. Они уничтожили бы Его как революционера. Это была проигрышная ситуация в любом случае. Скажи Он одно — и фарисеи тут как тут, готовые разжечь толпу и настроить её против Него. А поддержка толпы — это единственное, что сдерживало Синедрион от ареста Иисуса. Но скажи Он другое — появятся иродиане, готовые рассказать об этом властям, которые арестуют Его.

Но Иисус — мастер избегать ловушек. Он – Мессианская мышка, которая умудряется схватить сыр и выжить. И Он попросил их показать динарий.

Динарий равнялся дневной плате рабочего в Иудее. Это как стодолларовая купюра в США. Он попросил показать монету. Нам известно, как выглядела эта монета. Люди находили такие монеты. Динарий был серебряной монетой с изображением головы Цезаря Тиберия. Он был римским императором в 14-37 годах н.э., что соответствует хронологическому периоду Евангелий. С одной стороны монеты было изображение императора со словами (точнее аббревиатурой фразы): «Tiberius Caesar Divi Augusti Filius Augustus» (Тиберий Цезарь Август, сын Божественного Августа). А на другой стороне была надпись: «Pontifex Maximus» (Первосвященник). Вы можете понять, почему евреи ненавидели этот налог. Он не только предназначался Риму, но и на самой монете было богохульство. Она славила Цезаря как божество.

Посмотрите, что делает Иисус. Он просит посмотреть на монету и спрашивает, чей образ, чьё изображение на ней. Очевидно, все видели, что за лицо на монете, потому они ответили: «Кесаря». Что побудило Иисуса произнести одну из Своих самых известных фраз: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу».

Этот ёмкий ответ говорит больше, чем вы могли бы подумать. Это одно предложение даёт начало христианскому взгляду на политику и религию. Это основополагающее утверждение для христианского восприятия вопросов церкви и государства, вопросов Бога и правительства. У этого ответа есть как минимум шесть следствий — шесть утверждений о Боге и правительстве.

1. Будьте хорошими гражданами, даже если вы считаете правительство плохим

Через несколько дней после этого инцидента римляне убьют Иисуса. В 70 году н.э. они разрушат Храм. В последующие годы они убьют апостолов и тысячи других христиан. До Иисуса Рим подавил несколько иудейских восстаний. Рим был правителем, а Иудея — вассальным государством. Римляне не были нацистами. Они сделали много хорошего и добились огромных успехов. Они не занимались постоянным преследованием евреев, но они делали это, когда им было необходимо. Они обманывали, когда могли. Можно с уверенностью сказать, что независимо от того, насколько вы любите или не любите американскую политику (и политиков!) или насколько глупым и несправедливым вы считаете правительство, Рим был хуже. И тем не менее, Иисус сказал платить им налоги. На монете было лицо Цезаря. Он имел право брать налоги. Так что, давайте динарий.

2. Верность Богу и верность вашей стране не являются несовместимыми по своей сути

Иногда христиане говорят, что не нужно быть преданным своей стране, что любовь к своей стране — это всегда плохо. Но Иисус показывает, что возможно чтить Бога и чтить Цезаря.

Это особенно очевидно, если вы немного знакомы с еврейской историей. Налог, о котором говорится в 12 главе Евангелия от Марка, — это подушный налог или налог, взимаемый при переписи. Он был впервые введён в 6 году н.э., незадолго до начала служения Иисуса. Когда он был установлен, человек по имени Иуда Галилеянин поднял восстание. Какова была его мотивация? Позже Иосиф Флавий пишет, что «он назвал трусами своих соотечественников за то, что они были готовы платить дань римлянам и терпят смертных правителей вместо Бога». Понимаете, Иуда и зелоты считали, что верность Богу и верность любому земному правительству абсолютно несовместимы. По их мнению, если Бог — ваш Царь, то у вас не может быть никакого земного царя. Единственный вариант — теократия.

Но Иисус не был с этим согласен. Сказав людям: «Отдавайте кесарево кесарю», Он говорил о том, что у вас есть обязанности перед правительством, которые не посягают на ваши главные обязанности перед Богом. Можно с чистой совестью отдавать честь властям более низкого уровня, потому что они установлены более высокой властью.

Если вы прочитаете всё, что в Новом Завете говорится о руководящих органах в таких текстах, как Римлянам 13 и 1 Петра 2, вы увидите, что нормальная ситуация — это совместимость лояльности. Церковь — это не государство, а государство — это не Бог, но это не значит, что церковь всегда должна быть против государства. Кальвин сказал об этом стихе так: «В нём проводится чёткое различие между духовным и гражданским управлением, чтобы мы знали, что внешнее подчинение не мешает нам иметь внутри себя совесть, свободную в глазах Бога… Одним словом, Христос заявляет, что нет никакого нарушения власти Бога или какого-то урона Его служению, если, в отношении внешнего правительства, евреи подчиняются римлянам». В общем, можно быть хорошим христианином и хорошим американцем (или хорошим канадцем, или хорошим кенийцем, или кем угодно). Патриотизм — это не плохо. Петь национальный гимн и испытывать при этом волнение — это не плохо. Верность Богу и верность своей стране не являются по своей сути несовместимыми.

3. Допустимо некоторое разделение церкви и государства

Церковь и государство занимают пересекающиеся области, и правительство всегда в конечном итоге подотчётно Богу. Но если мы можем отдавать одно кесарю, а другое — Богу, то возможны случаи, когда они не являются одним и тем же, и когда есть некоторое разделение между сферой организованной религии и сферой правительства (посмотрите, например, на концепцию «два царства и два царя» Эндрю Мервилла).

Я говорю «некоторое», потому что есть множество сложных вопросов, которые нельзя решить с помощью Марка 12:17. С одной стороны, мы не должны делать вид, что гражданское законодательство каким-то образом отделено от всех моральных и религиозных категорий. Это невозможно сделать. Если вы запрещаете убийство, вы законодательно регламентируете мораль. Я не говорю, что христиане не должны использовать свои убеждения в государственной политике. Но с другой стороны, на основании этого отрывка, похоже, что у Иисуса не было такого видения государства, которое подразумевало бы, что оно должно регулироваться во всём Божьими законами. Иисус не был теономистом.

В своей книге «Christ and Culture Revisited» Д. А. Карсон утверждает, что государство и религия (как организованный институт) занимают «различные, хотя и пересекающиеся сферы». Это не значит, что Христос — не Господь всего, но это значит, что Он правит различными сферами по-разному. В конце концов, в Ин. 18:36 Иисус сказал: «Царство Моё не от мира сего». Только в конце века сего мы сможем сказать: «Царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его» (Откр. 11:15). Мы больше похожи на израильтян в Вавилоне, поддерживающих царство внутри царства, чем на израильтян в земле обетованной, где Божьи законы и законы государства были одним и тем же. В этом заключается основная причина ошибочности теономии. Мы – не Израиль в земле обетованной, мы – израильтяне как странники и пришельцы в этом мире.

Это одно из больших различий между исламом и христианством, и ещё неизвестно, сможет ли чистый ислам работать в западных странах. Я вспоминаю анекдот Д. А. Карсона о мусульманине, который сказал: «Я не вижу в Коране ничего, что говорило бы нам, как жить как меньшинство, и я не вижу в Библии ничего, что говорило бы вам, как править как большинство». Это утверждение может быть немного преувеличенным, но в нём есть некий глубинный смысл. Ислам развивался в условиях переплетения государства и религии, в то время как христианство с самого начала было религией преследуемого меньшинства, принявшей разделение между духовным царством и царством светским. Права, защищённые Первой Поправкой к Конституции США, — это не просто дань толерантности, они соответствуют христианским убеждениям.

4. Божий народ не привязан к какому-либо государству

Когда Иисус говорит: «Идите и отдайте Кесарю то, что принадлежит ему», Он по сути говорит: «Вы можете поддерживать государства, которые официально не поклоняются единому истинному Богу». Или, иначе говоря: истинная религия не привязана к одному единому государству. Это значит, что церковь будет транскультурной и транснациональной.

Мне нравится, как Марк Девер говорит об этом в книге своих проповедей:

«Одобрение Иисусом уплаты налогов Риму было революционным. Этим Иисус показывает нам, что легитимность правительства не определяется тем, поддерживает ли оно поклонение единому истинному Богу и позволяет ли его вообще. Не требуя от следующих за Ним поддерживать только те государства, которые формально пребывают в союзе с истинным Богом (подобно Израилю в Ветхом Завете), Иисус отсоединяет Своих последователей от какого-либо конкретного государства» («God and Politics»).

Многие из читающих данную статью живут не в США. И некоторые из вас могли слышать или думать, что христианство — это просто западная религия или, возможно, американская религия. Но это не так. Такого никогда не было. Христианство началось на Ближнем Востоке и всегда должно было быть международным. Сегодня в Нигерии больше англикан, чем в Англии, а пресвитериан больше в Южной Корее, чем в США. Обетование, данное Аврааму в книге Бытие, заключается в том, что через его семью Бог благословит весь мир. Сцена вокруг престола в книге Откровение изображает людей из всех племён, языков и культур. Христианство не привязано к одному конкретному государству. Следование за Христом — это не что-то этническое. Вы можете быть из любой страны и поклоняться Иисусу.

5. Государство — это не Бог

До сих пор мы рассматривали первую часть высказывания Иисуса: «Отдавайте кесарево кесарю», но теперь нам нужно посмотреть на вторую: «[отдавайте] Божие Богу». Вы можете подумать: «Ну, Иисус точно занимает проправительственную позицию. Возможно, Он мило ответил, посмотрев на монету, но всё, что Он сделал, — так это стал на сторону Римлян». Но присмотритесь внимательнее.

Сказав: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу», Иисус ясно даёт понять, что Он верит в то, что это две разные вещи. Помните надпись на динарии: Тиберий Цезарь Август, сын Божественного Августа? Иисус совсем не купился на это. Если бы люди внимательно слушали Его ответ, они бы услышали, как Он говорит: «Послушайте, отдавайте Цезарю его налоги. Но Цезарь — не Бог, а Бог — не Цезарь. Тиберий — не божество. Август не был божеством. Они не являются теми, кем они хотят, чтобы вы их считали».

Человеческое правительство всегда управляется людьми. И поэтому всегда будет тяга к идолопоклонству. Если нет системы контроля и баланса, правительства склонны к приобретению всё большей и большей власти. И, если мы не будем осторожны, мы начнём верить в то, что Цезарь действительно может быть Богом, у государства действительно могут быть ответы на все вопросы, и правительство может дать нам всё, что нам нужно. Но Иисус не только говорит нам уважать правительство, Он также говорит нам достаточно ясно, что государство – не главное. У правительства есть власть, но эта власть не всеобъемлющая. Не важно, из какой вы страны, из Америки, Китая или Гватемалы, ваше правительство — не Бог.

6. В первую очередь мы должны быть верны Богу

Власть государства ограничена. Наша верность стране или правительству никогда не бывает абсолютной. Но наша верность Богу всеобъемлющая. Вы видите слово «изображение» в 16 стихе? Это греческое слово εἰκών (эйкон), от которого произошло слово икона. Это слово может значить «изображение» или «образ». Это то же слово, которое используется в греческом переводе Ветхого Завета в Быт. 1:26: «Сотворим человека по образу [эйкон] Нашему [и] по подобию Нашему». Что принадлежит Цезарю? Налоги, уважение, честь — это то, что принадлежит властям. Но что принадлежит Богу? Вы. Вы целиком. Ваша жизнь. Ваше существование. Ваше всё.

Представьте, что вы стоите перед Богом, и Он говорит: «Подойди. Позволь Мне посмотреть на тебя. Чей образ, чьё подобие Я вижу?» Вы созданы по образу и подобию Бога. Вы как монета: вы можете быть грязным, заржавевшим, неприятным на вид, но монета в один пенни всё равно стоит один пенни. И вы по-прежнему чего-то стоите перед Богом, потому что Его образ отпечатан на вас. Вы принадлежите Ему. Потому единственный способ отдать Божье Богу — это отдать Богу всю свою жизнь.

Автор – Кевин ДеЯнг / thegospelcoalition.org
Перевод – Анна Иващенко для ieshua.org

Последнее: 23.10. Спасибо!