Долина, которой мы предпочли бы не проходить

Долина, которой мы предпочли бы не проходить

Некоторые вещи становятся настолько привычными, что мы более не замечаем их. Так, картина, прочно закреплённая на стене в гостиной, со временем исчезает из нашего поля зрения. То, что знакомо, не всегда хорошо заметно.

Это же может случиться и с шедевром Давида, представленным в 22-м псалме. Полюбившиеся нам слова этой песни висят в церковном фойе, но со временем мы можем оказаться неспособными их увидеть. Мы видим их на столь многих кофейных чашках, написанными на фоне живописных видов, что в итоге замечаем лишь избитую фразу, вместо вдохновлённого Богом утешения. И мир, обещанный в этом любимом псалме, может остаться незамеченным, если не посмотреть на него в другом контексте, который зачастую представляет собой не столь безмятежный вид.

Господь — Пастырь мой; я ни в чём не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего.

Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня.

Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена.

Так, благость и милость [Твоя] да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни (Пс. 22:1-6).

Рассмотрите участки, по которым проходит Давид. Взглянув на этот псалом по-новому, мы можем заметить, что не всё в нём – спокойные ручьи и злачные пажити. Давид пишет: «Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла». Это – долина сгустившегося мрака. В ней затаились разбойники и хищники. В ней под чужой личиной скрываются враги, а страх будоражит воображение. И это уже отнюдь не картинка для кофейных чашек. Но тот факт, что покой овладевает даже таким местом, делает этот псалом наиболее любимым на протяжении всей истории.

Подумайте о Том, Кто ведёт туда Давида. Ведь зачастую мы не задумываемся о том, кто ведёт нас в такие долины. Однако эту тропу теней смертных псалмопевец не выбирал для себя сам. Овцы, с их овечьей натурой, не пойдут добровольно в неосвещённые места. Они же не львы, чтобы вести себя так беспечно. На тёмных тропах овцы гибнут. Так как же Давид из всех возможных мест оказался именно на такой тропе? – Туда его повёл его Пастырь.

Добрый Пастырь Христос покоит нас на злачных пажитях, водит нас к водам тихим и проводит нас сквозь тёмные долины. Как важно осознавать это. Когда жизнь сокрушает нас, мы испытываем искушение подумать, что, если бы мы действительно принадлежали Ему, то никогда не оказались бы в подобных местах. Но Давид думает иначе. Говоря: «не убоюсь зла, потому что Ты со мной», он не представляет себе Пастыря озадаченно почёсывающим голову в раздумьях о том, где же они сделали неверный поворот. Давид верит, что его Пастырь предназначил ему пройти этим путём.

«Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих». Его Пастырь, а также и наш, даёт Своему народу вкушать пищу перед теми, кто ищет их жизни.

Обратите внимание и на то, что Он приходит подготовленным. И Пастырь демонстрирует Свою готовность к этому маршруту. Посреди теней Давид замечает очертания оружия. И уязвимая овца, видя, как вооружён её Господин, поёт: «Твой жезл и Твой посох — они успокаивают меня».

Сам будучи пастухом, Давид знал, что они – не для украшения. Кроме того, он достаточно хорошо знал своего Пастыря, чтобы понимать, что Он не убежит, подобно наёмнику, когда придёт волк (Ин. 10:12), как не оставил его Пастырь во время нападения Голиафа. Давид знал, что тени склоняются перед Ним. Он не мог видеть всех опасностей, ждущих его впереди, но он видел Того, Кто был с ним. Так чего же было ему бояться?

Подумайте о том, почему Он ведёт этими тропами. В некоторые периоды Он милосердно позволяет нам сидеть на злачных пажитях и наслаждаться солнечными деньками. Временами Он водит нас к водам тихим, а не к бурным потокам, попав в которые, овцы, с их потяжелевшим от воды мехом, зачастую оказываются на дне реки. И такие времена для нас сладостны.

Но во всё время Его водительства, на всём протяжении троп, которые Он нам предлагает, Он «направляет меня на стези правды ради имени Своего». Он ведёт нас к тому, что делает нас больше похожими на Него. Иногда это означает научиться покоиться на злачных пажитях. В другое время это означает удовлетворение от пребывания с Ним у тихих вод. А порой это значит последовать за Ним во мрак. Но на всех этих разнообразных тропах основополагающими принципами являются наше вечное благо, Его слава и наше уподобление Пастырю.

Обратите внимание на одно важное слово. Давид использует тщательно подобранное выражение: «Если я пойду и долиною (в английском тексте: «через долину» – прим. пер.) смертной тени». Он проводит нас через эту долину. Тёмная долина не является конечным пунктом назначения. Сгустившийся мрак – это не последнее приготовленное для него место успокоения. Это – коридор, ведущий ещё куда-то. Будучи окружён опасностями, врагами и неопределённостью, Давид знает, что пройдёт через всё это со своим Господом, направляющим его.

Подумайте о том, куда ведут все его тропы. Иногда Пастырь гарантирует, что все эти тёмные долины останутся лишь тенью. Так, три еврейских юноши, бесчисленное множество раз певших песнь Давида, бросили вызов медведю Навуходоносору. Они знали, что их Пастырь близок и может спасти их, если пожелает. Но если этого и не будет, они решили, что останутся верными. И, когда они вошли в огонь, их Пастырь был там с ними. И они остались невредимыми.

Но иногда мы не остаёмся невредимыми. Приходит смерть. Обрушиваются трагедии. Сердца разбиваются. Наступают гонения. Иногда избавление, на которое мы надеялись, не приходит. И что тогда? Ведёт ли Он нас по-прежнему «через» эти долины? – Да.

Великий Пастырь Иисус провёл первого мученика Стефана через тёмную долину самой смерти туда, куда, в конечном счёте, ведут все Его тропы: к Нему Самому. Стефан, «воззрев на небо, увидел славу Божию и Иисуса, стоящего одесную Бога» и ведущего и его в славу. Благость и милость сопровождали его во все дни жизни, и этот день не был исключением (Пс. 22:6).

Независимо от того, когда, в конечном итоге, придёт смерть, Иисус, его Пастырь и наш, проведёт через саму смерть к пребыванию «в доме Господнем многие дни» (Пс. 22:6). Сам Бог является Целью путешествия Давида, описанного в 22-м псалме. Долина смертной тени, даже если она оказывается чем-то более существенным, чем тень, ведёт прямо к Самому Пастырю. Всё существующее – лишь реки, дороги и долины, ведущие к нашему вечному Дому – к Нему.

Автор – Грег Морзе / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Ольга Крикун для ieshua.org

Последнее: 7.08 (Украина). Спасибо!