Почему благоустроенные христиане перестают молиться

Почему благоустроенные христиане перестают молиться

Почему мы довольствуемся отсутствием молитв? Задам вопрос по-другому: что мотивирует нашу молитвенную жизнь? Что может поддержать нас в этом? Что придает настойчивости и дает толчок нашему ходатайству? Кажется, это должно быть актуальным предметом для размышлений каждого христианина. И сегодня, обсуждая эту тему, мы переходим к классическому отрывку Джона Пайпера из проповеди, которую он произнес в конце 1980-х годов. Его прислала Саммер, которая живет в Найсвилле, Флорида. Большое спасибо, Саммер. Вот что говорит пастор Джон о пренебрежении молитвой.

«Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем. Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь» (2 Коринфянам 10:3–4)

Итак, служение — это война. Сражение за веру в моем сердце — это война. Борьба за души людей — это война. Все аспекты христианской жизни — война. Если бы я спросил вас: «Какой отрывок Писания, говорящий о войне, самый важный?», что бы вы ответили? Послание Ефесянам, 6 глава. Давайте прочитаем немного.

«Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять» (Ефесянам 6:12–13)

Затем идет перечень доспехов. Жизнь — война. Наш враг серьезный и грозный, и его не видно.

Универсальный духовный конфликт

Большинство людей в это не верит. Как можно заставить их молиться, если они этому не верят? Конечно, они говорят, что верят, но посмотрите на их жизнь. В церкви царит непринужденность мирного времени, беспечность в духовных вопросах. В их жизни не падают бомбы, не свистят пули, нет мин, которых нужно избегать, нет грохота на горизонте. Все хорошо в Америке, в этом Диснейленде вселенной. Зачем молиться?

В военное время в газетах появляются заголовки о том, как обстоят дела в войсках. В военное время семьи собираются вместе, и они говорят о сыновьях и дочерях на передовой и молятся с мучительным беспокойством о своей безопасности. В военное время они начеку, вооружены, бдительны. В военное время они тратят свои деньги совсем иначе, чем в мирное время. В жизнь приходят аскетизм и простота, но не потому, что они сами по себе ценны, а потому, что есть что-то настолько грандиозное, появляется что-то настолько великое, такое важное дело, на которое и нужно потратить деньги, а не набивать свою берлогу.

Военное время задевает всех. Мы сокращаем расходы на роскошный лайнер. Возможно, вы читали великолепный рассказ Ральфа Уинтера, в котором описывается, как роскошный лайнер становится авианосцем. Там, где раньше спали трое, теперь спят девять человек. Где когда-то размещались приборы на пятнадцать человек, теперь лежат жестяные тарелки. В военное время всё меняется.

Предельно ясно, что люди не верят, что мы на войне. В каждом доме горит свеча до тех пор, пока мальчики не вернутся домой с войны. Люди не верят, что мы пребываем на войне, которая гораздо страшнее, чем Вторая мировая война, и даже хуже, чем любая возможная воображаемая ядерная Третья мировая война. Жертвы не просто лишатся руки, они не только потеряют ногу, они не просто погибнут; они навсегда потеряют всё в аду. Если бы мы верили, что жизнь — это война, насколько всё было бы иначе.

Рация военного времени

Теперь связь молитвы с войной не остается всего лишь нашей догадкой.

«И шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых» (Ефесянам 6:17–18)

Не требуется никаких экзегетических способностей, чтобы увидеть, что молитва — это сила, владеющая оружием. «Возьми... меч Духа... молясь». Возьми, когда молишься — да? Молитва — это сила, которая владеет оружием войны. Молитва — это не то, чем пользуются гражданские лица.

Вот отрывок из Иоанна 15:16, который требует некоторого пояснения, потому что не все привыкли обращать внимание на союзы. Я собираюсь прочитать его очень медленно и хочу, чтобы вы обращали внимание на слова, чтобы увидеть принципиально важную логическую связь, если хотите понять смысл молитвы в процессе войны.

«Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам»

А теперь подумайте. Шевелите мозгами. Стало понятно? Почему Отец ответит на молитвы, которые мы произносим во имя Иисуса? Ответ: потому что Иисус поручил нам приносить плоды. Сформулируем наоборот: почему Иисус поручил нам приносить плоды, которые будут пребывать? Чтобы мы могли получать ответы на молитвы. Итак, зачем нужна молитва? Для войны — для военного времени, а не для гражданского.

Я никогда не устаю говорить нашей церкви, что главная причина, по которой молитва не работает в руках верующих, заключается в том, что они пытаются взять рацию военного времени и использовать ее как телефон внутренней связи, чтобы позвать горничную принести еще одну подушку. Происходит сбой. Рация военного времени предназначена для танков. Она произведена для траншей. Она рассчитана на войну. Она не будет работать, если вы установите её на яхту. Для домика у озера она не подойдет, а также не будет работать во второй, третьей и четвертой машине.

Позвольте привести небольшую рифмовку. Я не знал, что это рифмуется, пока не прочитал Писание во второй раз. (Прямо как в этой фразе) «Пока не поверим, что жизнь — это битва, мы не поймем, для чего молитва». Так легко запомнить? Пока не поверим, что жизнь — это битва, мы не поймем, для чего молитва.

Для чего нужна молитва

Как мне кажется, произошло следующее. Бог послал Своего Сына в мир с определенным поручением. Сын приходит к нам и говорит: «Мой Отец хочет, чтобы Я распространил Своё поручение на вас. Оно опасно. Нельзя проиграть. Но эта миссия будет успешной. Он дал мне передатчики. Я даю каждому из вас по передатчику. Они закодированы на частоту Генерала. Пока вы остаетесь в битве, ведя войну по Его правилам, у вас всегда будет свободный доступ через передатчик к Генералу. А теперь идите и используйте его. Я сделаю все, что вы попросите, ради войны, ради дела».

Но что сделали миллионы американцев? Они перестали верить в войну. Жизнь — это мир, а не война. Нет никакой срочности; нет наблюдения; нет бдительности; нет стратегического планирования — просто мирное процветание. Они берут рацию, пытаются установить её дома, в разных роскошных местах, и ничего не работает. Они не могут понять, почему ничего не получается. Происходят одни сбои. Никаких сигналов нет.

Вот что я хочу сказать сегодня утром: если мы собираемся мобилизовать молитвенное движение в наших церквях и городах, если мы собираемся поддерживать сердце для молитвы, нам обязательно нужно поверить и почувствовать, что жизнь — это война. Мы должны укорениться в менталитете военного времени и выбросить из головы менталитет мирного времени, который весь день вбивают в наши умы телевидение, радио, газеты и журналы. Все они говорят: «Не нужно верить. Набивайте свою жизнь разными вещами». «Мир, мир», когда нет мира» (Иеремия 6:14, 8:11). Пока мы не почувствуем отчаяние бомбардировки и волнение нового стратегического наступления, мы никогда не будем молиться Духом Иисуса. Это вопрос номер один.

Автор — Джон Пайпер / © 2021 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Оксана Бёрнс для ieshua.org

Пожертвовать

Последнее: 22.09. Спасибо!