Почему мы боремся с раввинистическим иудаизмом? (Эйтан Бар и Анастасия)

Почему мы боремся с раввинистическим иудаизмом? (Эйтан Бар и Анастасия)

Подкаст Pod for Israel. Больше информации на сайте – oneforisrael.org.

— Знаете, у нашего последнего подкаста уже более 150 тысяч просмотров. Он действительно становится вирусным. И даже при том, что Youtube фильтрует нас, просмотров очень много, даже в условиях неравной битвы. Это просто потрясающе.

В то же время, мы получили множество комментариев, много разных встревоженных и обеспокоенных отзывов. Пожалуй, мы можем понять, откуда они берутся. Было сказано очень много грубостей, было много взрывоопасных высказываний, которые мы цитировали в серии эпизодов под названием «Мифы», давая свои ответы на распространенные мифы, и также в нашем подкасте. Потому давайте поговорим о некоторых из этих вопросов. Возможно, Эйтан выскажется первым. Итак, большинство раввинов ненавидят вас. Поэтому ты снимаешь эти видео? Потому что ты зол на них или что-то в этом роде? Что тобою движет?

Подписывайтесь на наш канал в Youtube

Эйтан:
— Мы рассматриваем это как внутрисемейную дискуссию или даже спор. Но это внутрисемейный спор. И никто не может прийти извне и занять какую-то сторону. Нет, это между нами, между членами семьи, между евреями. Мы евреи, мы считаем друг друга евреями. И мы сражаемся друг с другом из-за богословских вопросов как братья и сёстры, внутри семьи. Мы не ненавидим их, мы любим их. Я бы отдал свою жизнь за каждого из них. Но также, будучи евреями, мы знаем, что такое спорить и не соглашаться друг с другом.

Да, часть этого сводится к тому, что даже среди сект иудаизма (в раввинистическом иудаизме также предостаточно различных сект) одни говорят о других что-то вроде: «Вы не настоящие евреи. Вы не следуете правильному пути». То есть, мы — течение иудаизма, у которого есть другое мнение по определённому вопросу, очень отличное мнение во многих отношениях, но мы всё ещё евреи. Так?

Эйтан:
— Да, большинство израильтян смотрят на нас и говорят: «Эти ребята – израильтяне, они евреи». Это нормально. Это больше касается ультраортодоксальных раввинов, которые решительно настроены против самой мысли о том, что нас вообще можно считать евреями.

А как насчёт христианских лидеров, которые говорят очень грубые вещи? Что ты можешь сказать на это? Есть много аргументов, звучащих так: «О, есть много пастырей прошлого и много отцов христианской церкви, которые говорили очень ужасные вещи против евреев, против женщин, против множества людей.» Что ты скажешь на это?

Эйтан:
— Главный вопрос здесь звучит так: Что является авторитетом? Потому что в иудаизме, что бы ни говорили раввины, это авторитет Устного Закона. И его авторитет выше авторитета Писания. В христианском мире авторитет, решающее слово — это не слова пастора, но то, что говорит само Писание. Потому если пастор говорит что-то глупое, и это противоречит Писанию, вы руководствуетесь Писанием. Это совершенно разные перспективы.

Дело в тексте: «Если вы считаете этот текст святым, противоречат ли ваши слова ему?» Анастасия, есть люди, которые говорят… У нас есть некоторые еврейские братья и сёстры, которые говорят: «Это не то, что на самом деле говорит иудаизм, это не то, что говорит Талмуд. Он говорит уважать женщин». И приводятся некоторые цитаты, подтверждающие, как хорошо относится к женщинам Талмуд. Что ты скажешь на это?

Анастасия:
— Да, есть примерно пять цитат на весь Талмуд, которые уважительно говорят о женщинах. И есть тысячи других, которые унижают женщин. И вы можете видеть эти противоречия в самом Талмуде о том, кто такая женщина. Это показывает, насколько противоречив сам Талмуд как книга, в целом. Но я думаю, что Эйтан привёл недавно очень хорошую аналогию. Это как если жестокий муж очень плохо обращается со своей женой, бьёт её, а затем дарит ей цветы — покроют ли цветы жестокое обращение? Не думаю. Обычно это такие романтические штучки – о том, что Мидраш и Талмуд действительно почитают женщин. И они показывают эти отрывки и говорят: «Вот! Посмотрите! Это покрывает всё плохое, что сказано о женщинах, о том, что они такие-сякие». Мне кажется, это не имеет никакой силы. Это всё теряется в шуме проклятий и грубости, причиняющей женщинам боль. Это ничего не покрывает. И люди говорят, что мы вырываем это из контекста, обычно никогда не указывая контекст. Легко сказать: «вы вырываете из контекста», не предъявляя доказательств своим словам. Потому я говорю: «Покажите мне истинный контекст, я хочу знать, в каком контексте нормально сказать, что ты можешь бить свою жену розгой, если она не выполняет свою домашнюю работу? Я хочу знать контекст, научите меня, просветите меня!»

«Говорите конкретнее!» Но если углубиться в вопрос – что у тебя на сердце за всем этим, за этой дискуссией? Почему ты снимаешь эти видео? Ведь это ты автор сценария того самого прекрасного 12-го выпуска.

Анастасия:
— Соавтор! Если будут побивать нас камнями, то пусть побивают и его.

Да, это ваша общая вина. Так вот, в твоей работе – что именно является движущим фактором? Просто желание подорвать авторитет раввинов? Или что-то более глубокое?

Анастасия:
— Всё намного глубже. Прежде всего, это права человека. Их слова нарушают права человека, в определённой мере. Они утверждают, что говорят от имени Бога, и они используют Его имя всуе, когда пишут эти слова. Мы хотим пояснить, что Бог видит женщин иначе. И я считаю, что, отодвинув один из таких валунов, которые раввины поставили на пути с помощью этих своих ужасных текстов, мы можем помочь большему количеству людей увидеть Евангелие и свет Иисуса. Потому что это скрывается, это блокируется. Нам нужно разрушить эту ложь прежде всего.

Я думаю, моего сердца во время нашего последнего подкаста наиболее коснулось то, что, когда ты была в школе, была маленькой девочкой, ты молилась утренними молитвами по Сиддуру, а мальчики рядом с тобой произносили вслух: «Спасибо Тебе, Боже, что Ты не создал меня женщиной».

Анастасия:
— Да, когда ты доходишь до этой части утренней молитвы… Это в самом начале, когда ты только просыпаешься и садишься молиться. И мальчики читают: «Спасибо Тебе, Боже, что Ты не создал меня женщиной. Спасибо Тебе, Боже, что Ты не создал меня рабом. Спасибо Тебе, Боже, что Ты не создал меня неевреем». Это то, что они говорят. А девочки произносят: «Спасибо Тебе, Боже, что Ты создал меня по Своему желанию», то есть спасибо за то, что Ты создал меня согласно Своей воле. И вначале ты над этим задумываешься, потому что это всё новое для тебя. И ты берёшь этот Сиддур, который был написан людьми (эти молитвы не из Библии, их писали раввины – кое-что в них взято из Писания, но конкретно эта часть не из Писания), и ты принимаешь это как авторитет. Для тебя как ребёнка эта книга — это дверь для связи с Богом. И ты думаешь, что вот так Он видит тебя. И провозглашение этого каждое утро — это промывание мозгов. Это тяжело, и это порождает вопросы. И когда ты спрашиваешь, тебе пытаются дать какие-то ответы, которые на самом деле никогда не закрывают ту внутреннюю дискуссию, которая происходит у тебя с самой собой: «Виновата ли я в том, что я – женщина? Бог злится на меня за то, что я девочка?»

«Разве Он создал меня неполноценным человеком?»

Анастасия:
— Вполне возможно.

Это непросто, да. Данное мировоззрение небиблейское, оно противоречит Писанию. И это важно. То есть, это ядро того, что мы пытаемся пошатнуть. И, опять же, это открытие глаз. Очевидно же. Но, знаете, многие люди пишут: «А не могут ли эти цитаты, это разоблачение усилить антисемитизм?» Ну, знаете, люди ведь смотрят это и злятся. Очевидно, нам приходится модерировать, удалять, блокировать множество комментариев. Это сложный материал. Что ты скажешь на это, Эйтан? Провоцируют ли подобные разоблачения антисемитизм?

Эйтан:
— Возможно. Но надо помнить несколько вещей. Во-первых, это слова нескольких раввинов, а не слова всех евреев. И даже если вы откроете Новый Завет, вы увидите тот же внутрисемейный спор между Иешуа (Иисусом) и фарисеями. Ведь не было так, что Иисус пришёл и сказал: «О, все вы, евреи, такие-сякие!» Нет, это была конкретная группа лидеров, которые делали и говорили что-то от имени Бога. В этом же вся суть и здесь. Мы говорим об очень конкретной группе людей сейчас. Даже если бы все евреи, живущие в Израиле, верили именно так, можем ли мы ненавидеть их? Нет, конечно же нет. Мы должны любить своих врагов и молиться за них, и направлять их к истине в любви, сострадании и милости. Потому антисемитизму здесь в любом случае нет оправдания.

Я думаю, вы знаете, как легко, особенно в наши дни и наш век люди видят и слышат то, что хотят видеть и слышать.

Эйтан:
— Да, «ненавистники будут ненавидеть».

Да, ненавистники будут ненавидеть. Нам с вами знаком вопрос: «все ли евреи разделяют мнение этих раввинов?» И я сказал бы, что часть ответа на этот вопрос — это реакция, которую мы получаем, не так ли?

Эйтан:
— Да. То есть, почему это видео стало вирусным в интернете и СМИ? Потому что люди не согласны с этим, они не согласны с этими раввинами. Поэтому они делятся видео, комментируют его, отправляют его на новостные каналы – потому что они не согласны с тем, что говорят раввины.

Да, я думаю, что прекрасно здесь то, что израильское общество уже настолько ненавидит подобное, настолько шокировано, настолько отвращается от этого и разгневано комментариями, которые сделали некоторые раввины, что один из этих раввинов даже был уволен из Кнессета. Он принял присягу, а затем был уволен из ШАС.

Анастасия:
— Да, он ушёл в отставку.

Знаете, это большой прогресс, потому что этих обижающих женщин мужчин, учащих жестокому обращению с женщинами – их убирают с дороги. Это невероятно. И это доказывает, что израильтяне отвергают такой подход. Что еврейский народ в целом не поддерживает это. Даже в ортодоксальной среде есть очень много прекрасных любящих семей, и когда они слышат подобные вещи, они не могут поверить в это.

Анастасия:
— Я думаю, таким образом они находятся в отрицании того, чему, на самом деле, учит Талмуд. Потому, когда они видят наши видео, они полагают, что мы нападаем на иудаизм и взгляд на женщин в иудаизме. Но наш посыл в том, что это – не иудаизм. Это не взгляд иудаизма. Нужно разделять эти вещи. Когда они слышат это впервые, оно повергает их в шок: «Мы не верим в это, этого не может быть». Затем они вынуждены говорить, что это было вырвано из контекста, потому что это потрясает и расшатывает само основание того, на чём они строят свою религию. Если забрать это, что останется? Потому я думаю, они немного в шоке и напуганы этими вещами. Я и надеюсь, что со временем они научатся проводить грань между библейским иудаизмом – настоящим иудаизмом – и традициями раввинов. Вот где на самом деле противоречие.

Эйтан, вы недавно выпустили книгу об Устной Торе. Почему мы вообще касаемся Устной Торы? В чём заключается наша стратегия? Почему бы просто не проповедовать Евангелие?

Эйтан:
— Одно другому не мешает. Снова и снова мы видим, что, когда мы благовествуем израильским евреям, во многих случаях реакция такова: «У меня свой путь. У меня всё в порядке. Я не вижу никаких проблем. Я даже слышать не хочу о вашем пути». И им, прежде всего, нужно понять, что их путь, на самом деле, не является правильным путём, он не ведёт к Богу. Иудаизм, по крайней мере ортодоксальный иудаизм, верит в то, что Бог дал два разных Закона — Письменный Закон, Пятикнижие, и в дополнение к нему ещё один, Устный Закон, который по сути является традициями и трактованием Письменного Закона. И в этом ключ. Потому что раввины говорят: «Хорошо, вы хотите исполнять Письменный Закон, значит, вам нужно следовать за нами, у нас есть ключ — Устный Закон, который даст вам понять, как следовать закону письменному. Потому следуйте за нами, позвольте нам вести вас». Но они сбивают людей с пути, они не ведут их к Богу.

Анастасия:
«Слепой ведёт слепого».

Эйтан:
— Именно. Потому нам нужно, во-первых, доказать всем, что не существует никакого «Устного Закона», Бог никогда не давал его. Есть традиции, это очевидно, и многие из них прекрасны. Но Бог не давал эти традиции на горе Синай Моисею. Можно ли соблюдать эти традиции? Конечно! Ну, то есть, могут ли японцы заворачивать суши каким-то особым образом? В тысяче разных сфер, я уверен, у них есть свои традиции. Конечно. Вперёд! Знаете, я ем суфганию (пончик) на Хануку, и я соблюдаю всякие другие традиции, например, семейные. Никаких проблем. Но вот утверждать, что это от Бога, и Бог ожидает, что ты будешь делать это, и ты должен следовать за раввинами, чтобы делать это правильно, иначе Бог будет тобой недоволен — всё это нонсенс. Ни в коем случае! Мы, прежде всего выступаем против этого. И это практически то же самое, что, как мы видим, делали пророки в Ветхом Завете — выступали против традиций человеческих. Мы даже видим, что сам Иешуа в Храме переворачивал столы менял, и делал другие подобные вещи. Потому, ты можешь проповедовать благую весть, но ты также можешь бороться против тех, кто произносит Божье имя всуе.

Верно. Традиция — это хорошо, пока она не отменяет Слово Божье. Если она противоречит Торе, противоречит пророкам, тогда ты в плохом положении, ты знаешь, что это фальшивка, и не просто фальшивка, это яд. Я думаю, можно посмотреть на это так: есть два конкурирующих завета. Есть Новый Завет раввинистического иудаизма, то есть Талмуд, и есть Новый Завет Иешуа, который является Его словом и словом апостолов. Это две по-настоящему противоречащие друг другу идеи. И на самом деле, давайте так: что возникло позже? Талмуд? Или Новый Завет?

Эйтан:
— Новый Завет намного старше, на несколько веков. И забавно то, что ортодоксальный иудаизм продолжает упрекать Иисуса в том, что Он какие-то идеи заимствовал у раввинов!

Может быть, всё как раз наоборот.

Эйтан:
— Так и есть. Но они говорят, что это существовало до Иисуса в устной форме — в Устном Законе. То есть, что Иисус украл какие-то идеи из Устного Закона и утверждал, что это Его личные мысли.

Другими словами, мы видим, что это вопрос основ. Если у тебя неправильное основание — этот труд, который написан во многом специально против последователей Пути, против последователей Иешуа… Нам нужно опровергнуть это, чтобы мы могли доносить Благую Весть.

Эйтан:
— Да, я понимаю, иногда это вопросы культуры, иногда люди за пределами Израиля не понимают этого, но довольно часто именно так мы, израильтяне, проходим процесс обучения. Вчера у меня был разговор с другом, и мы с ним шутили о том, что в США (потому что мы оба были там много раз), если кто-то имеет авторитет, и ты говоришь против него, то это неуважение. Здесь же это способ обучения. Ты сидишь в классе и тебе нужно общаться с твоим учителем, и именно так ты учишься: споришь, обсуждаешь.

Это не оскорбление.

Эйтан:
— Это не оскорбление, точно.

Знаете, некоторое время назад Джон МакАртур был на телешоу Бена Шапиро. И, возможно, ребята, кто-то из вас видел это. Он проделал огромную работу, представив Евангелие действительно чудесным образом. Но МакАртур делился тем, что он смотрел подкаст Бена Шапиро после, и организатор подкаста спросил: «Эй, ты обиделся?» Потому что МакАртур действительно прямо проповедовал Евангелие, без малейших смягчений. И он сказал: «Вас оскорбило то, что он пытался убедить вас?» Шапиро сказал: «Я не обиделся по двум причинам. Во-первых, я знаю, что он верит в это от всего сердца. Во-вторых, я знаю, что он заботится о моей душе». Я уважаю Шапиро. Я безумно люблю смотреть его подкасты и подобные вещи. И я думаю, что данная истина, которая является его основанием, это одна из тех действительно хороших причин, по которым он так хорошо ладит с людьми. Он смог посмотреть сквозь это. Это не оскорбление. Он понял: «Ребята, он любит меня! Вот почему он говорит это». Какие у вас, ребята, есть свидетельства по этому поводу? Как люди реагируют? Отворачиваются ли ортодоксы из-за нашего подхода? Или приходят к Господу, благодаря ему?

Эйтан:
— Мы определённо видим множество людей, приходящих к Господу, но не обязательно ортодоксов — широкий спектр людей: атеистов, светских, нью-эйджеров, и также людей из ортодоксальной среды.

По факту, очень много людей в последнее время.

Эйтан:
— Не буду называть имён, но на прошлой неделе в наш Библейский Колледж пришла одна девушка-студентка, она выросла в очень религиозной ортодоксальной общине. (Во многих сектах — Хабад, Бреслев — есть множество людей, которые вышли и выходят из их среды, и они начинают исследовать, смотрят видео, читают Новый Завет.) И сейчас эта девушка хочет принять крещение. Она пришла к нам в гости, потому что она живёт в десяти минутах ходьбы от нас. Потому да, мы видим много разных историй.

Другими словами, что из себя представляет истинная любовь, если не тот факт, что вы делитесь истиной? Это подобно тому, как, будешь ли ты смотреть, как твой слепой друг идёт по лесу в сторону обрыва? Позволишь ли ты ему просто пройти мимо, сказав: «Я люблю тебя! Да благословит тебя Господь! Ты такой молодец! Я так горжусь тобой! Ты такой смелый!» И затем ты видишь, как он падает с обрыва.

Эйтан:
— Я думаю, это похоже на любовь в Нью-Эйдж. Она намного удобнее, она не провоцирует никаких восстаний, не приводит ни к каким проблемам… Многим из нас нравится это. Пусть всё будет, как есть…

Анастасия:
— Избегайте конфронтации…

Эйтан:
— Да, лучше так…

Анастасия:
— Поверхностный мир. Успокойтесь…

Эйтан:
— В случае с нами все совсем иначе.

Анастасия:
— Очень легко «любить», когда всё просто и хорошо, ты говоришь милые вещи и сохраняешь спокойствие. Очень тяжело быть искренним и говорить человеку правду с любовью, даже если ты знаешь, что последует нехорошая реакция. Потому что ты просто не можешь жить с тем фактом, что ты знаешь что-то, что может спасти этого человека, но ты не говоришь этого, потому что боишься его реакции. Это трусость. Это самосохранение. А самосохранение — это не любовь.

Это напоминает мне Иезекииля, когда он говорит: «Сын человеческий, Я поставил тебя стражем… Когда ты увидишь, что приближается враг — когда Я даю предупреждение, ты должен предупреждать. Если ты не предупредишь, их кровь на твоей голове». Он знал, что они отвергнут послание, которое он даёт Израилю в то время, они разозлятся на него из-за этого. И такова человеческая природа, и не только у израильтян, но у всех нас. Будем ли мы иметь смелость? Будем ли мы верными с тем словом, которое Бог даёт нам, или же мы будем думать что-то вроде: «Я не хочу никого обижать.. Знаешь, твоя правда… Это прекрасно! Просто продолжай! Слава Богу!» и так далее… вот то самое ложное принятие, ложная любовь, которая по сути является эгоизмом.

Эйтан:
— И ты всегда первым принимаешь удар на себя. Знаете, когда я был молодым… Я и сейчас не очень старый, но когда я был моложе, каждый раз, когда я смотрел фильмы наподобие «Крепкого орешка», там, где они собирались вместе, чтобы идти и сражаться с врагами – и всегда они становились как бы в треугольник, и в самом начале находится лидер. И я всегда думал: «Зачем тебе быть первым? Ты же первым умрёшь. Это бессмысленно. Ты глупый. Вернись. Спрячься». И однажды…

Подожди десять секунд!

Эйтан:
— Да! «Подожди десять секунд. Пусть они пойдут первыми».

Анастасия:
— Человеческий щит.

Эйтан:
«Сохрани свою жизнь!» И затем однажды я понял, что же мы на самом деле делаем. Мы – пионеры, мы те, кто идут первыми. И мы также те, кто больше всех принимает огонь на себя.

Расскажешь историю про продуктовый магазин? Она весёлая и потрясающая. О твоей встрече в продуктовом магазине. Можешь поделиться ею с нами? Потому что это и просто весело, но также и показывает кое-что… Ведь тебе также бросали кирпичи в окно, тебе угрожали смертью, много всего было. Но когда начинают бросать кирпичи в окно и писать какие-то слова на стенах твоего дома, это уже совсем другая история.

Эйтан:
— Не кирпичи, какашки.

Ну, не намного лучше. Как бы там ни было, поделись историей, которая совсем недавно произошла с тобой в продуктовом магазине.

Эйтан:
— На самом деле, это продуктовый магазин, который находится буквально в двух минутах езды отсюда. Я зашёл туда после прогулки вечером. Я стоял в очереди в мясной отдел. Рядом со мной было несколько людей в очереди… а в Израиле, когда ты стоишь в очереди, это выглядит не так, что люди стоят один за другим, — но это когда люди рассредоточены повсюду. И когда ты подходишь, ты спрашиваешь: «Кто последний?» Кто-то поднимает руку, и так ты узнаёшь, за кем тебе стоять в очереди.

Анастасия:
— Никакого личного пространства.

Эйтан:
— В общем, какой-то мужчина стоит рядом со мной, и я вижу, что он как бы пытается понять: «Откуда я знаю это лицо?». Он продолжает смотреть на меня. А это большой, крепкий парень, высокий, круглолицый. И он выглядит как религиозный. И у тебя недостаточно времени, чтобы подумать и приготовиться. И он такой: «Ага! Я тебя знаю!» И я начинаю потеть. Ой-ой. А затем он такой: «Но откуда я тебя знаю?» И я просто хочу найти лопату, прокопать яму, спрятаться и исчезнуть. Я просто хочу убежать. Я не знаю, что делать. Нет времени на раздумья. Это происходит в одно мгновение. И вдруг он такой: «Это ты! Твои видео! Я люблю эти видео! Они крутые!» Фух…

Какой у тебя был пульс между фразами «Это ты! Твои видео! Я люблю эти видео!» и «Они крутые!» А-а-а?..

Эйтан:
— Я едва не описался.

Анастасия:
— Вся его жизнь пронеслась у него перед глазами.

В любом случае, это прекрасная история, весёлая, потому что она показывает, что люди смотрят наши видео и их глаза открываются, они хотят видеть это. Никто другой об этом не рассказывает. «Как слышать… если не будут посланы?» Как услышать, если никто не будет говорить Слово Божье? Если мы не будем проповедовать Евангелие, кто услышит? Ну, некоторые люди, возможно. Но сколькие упустят, если мы говорить не будем? Это потрясающе. Можешь ли ты закончить наш разговор молитвой? Помолись за наших ортодоксальных братьев и за эту кампанию, над которой мы работаем, чтобы больше людей приходило к откровению об Иешуа.

Эйтан:
Боже, мы просим, чтобы Ты излил Свой дух на народ Израиля, особенно на ортодоксальных евреев. Мы любим их и считаем их своими родными братьями и сёстрами. И мы хотим видеть, как они следуют за Тобой и познают Тебя в Мессии. Чтобы они были не только нашими физическими родственниками, но также и духовными. Во имя Иешуа. Аминь.

Аминь. Спасибо вам, ребята.

Источник – oneforisrael.org / youtube.com
Перевод – Анна Иващенко для ieshua.org

Последнее: 25.09 (Украина). Спасибо!