После того, как вирус пройдет: обычная жизнь в свете вечности

После того, как вирус пройдет: обычная жизнь в свете вечности

Когда двести тысяч человек уходят в вечность, и двести тысяч семей чувствуют боль от потери близких, неудобная молитва Моисея давит на нас: «Научи нас так счислять дни наши, чтобы нам приобрести сердце мудрое» (Псалом 89:12).

Научи нас, Боже, увидеть в этих двухстах тысячах смертей нашу собственную тень. Научи нас чувствовать, что наша жизнь, какой бы долгой она ни была, «как сон, как трава… исчезает и увядает» (Псалом 89:5–6). И сделай так, чтобы у нас было сердце мудрое. Чтобы мы могли отдать себя, пока еще остается пар жизни, той единственной работе, которая войдет в вечность.

По другую сторону коронавируса самыми мудрыми будут не те, кто диверсифицировал свои финансовые портфели, не те, кто запасся масками и туалетной бумагой для подготовки к потенциальной второй волне, а те, кто научился говорить от сердца: «Только одна жизнь, и она скоро пройдет; останется только то, что сделано для Христа».

Утверди труд наших рук

Как творения, у которых вечность в сердцах (Екклесиаст 3:11), мы не спешим усваивать урок, что жизнь – это пар. Жизнь в данный момент кажется крепкой и безопасной, мы часто ведем себя так, как будто она будет продолжаться вечно. И поэтому мы редко видим труд нашей жизни в отрезвляющем свете краткости жизни.

Бедствия приближают смерть. Предыдущие месяцы обострили слова 89-го Псалма в неприятный фокус: «Ты возвращаешь человека в тление и говоришь: “возвратитесь, сыны человеческие! Ты как наводнением уносишь их; все дни наши прошли во гневе Твоем; мы теряем лета наши, как звук”» (Псалом 89:4, 6, 9). После более чем 50 тысяч смертей в одной только Америке (и всего за один месяц), слова К. С. Льюиса о Второй мировой войне подтверждаются сегодня:

«Война не создает абсолютно новою ситуацию; она просто ухудшает постоянную человеческую ситуацию, так что мы больше не можем ее игнорировать. Человеческая жизнь всегда находится на краю пропасти» («Обучение во время войны», 49)

Мы всегда жили на краю пропасти, готовой рухнуть под нашими ногами. Разрушение, вызванное коронавирусом, лишь предварительно показывает то, что однажды произойдет с нами, и всем, что нам дорого. Нации и экономика, здоровье и отношения в конечном итоге погибнут от разрушительного воздействия времени. Моль и ржавчина уничтожат сокровище, которое, как мы полагали, находится в безопасности. Сама жизнь, которая прорастает зеленью утром, к вечеру увянет.

Неудивительно, что Моисей заканчивает свои размышления о смерти отчаянной молитвой: «И да будет благоволение Господа Бога нашего на нас, и в деле рук наших споспешествуй нам, в деле рук наших споспешествуй» (Псалом 89:17). Только Бог может взять это умирающее семя, называемое жизнью, и принести плод, который продлится вечность.

Труд в Господе

Когда пришла полнота времени, Бог ответил на молитву Моисея. Тот, который был «от века и до века» (Псалом 89:2) сошел во времени и облачился в земное. Он испытал проклятие прерванной жизни и вернулся в прах, как все сыновья Адама.

Но затем этот же человек восстал как первый плод нового творения уже без проклятия (1 Кор. 15:20, 23). Теперь, в Иисусе Христе, наша жизнь и наши труды не искоренены, но утверждены: «Будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен пред Господом» (1 Кор. 15:58).

За пределами Господа наши самые впечатляющие труды – это великолепное ничто, цивилизации, построенные на берегах времени с быстро прибывающим приливом. Карьеры, банковские счета, репутация, наследие и семьи, если они основаны на нашем имени, а не на Христе, со временем исчезнут. Можно избежать заражением вирусами, пожары и наводнения, и, возможно, даже прожить нашу короткую жизнь, но наступит день, когда «земля и дела на ней сгорят», и всякий труд вне Христа «разрушится» (2 Петра 3:10–11).

Но в Господе нет напрасного труда. Наши силы могут быть малы, жизнь короткой и репутация не особо имеет значения, но если мы посвятим дни нашей жизни «во имя Господа Иисуса Христа, благодаря через Него Бога и Отца» (Кол. 3:17), тогда сам Бог утвердит дело наших рук.

Обычные радикалы

Что значит для нас трудиться в Господе? Нужно задавать этот вопрос снова и снова на протяжении всей нашей жизни, а не только в разгар пандемии. Подобные моменты резко облегчают выбор, который находится перед нами. Наши дни сочтены, грядет вечность, и единственный труд, который имеет значение, это труд в Господе. Что же нам делать?

Исчисление дней нашей жизни приведет многих простых людей к радикальным шагам. Возможно, потребовалось, чтобы коронавирус выявил, сколько мелочей занимают наше время, и заставил нас почувствовать срочность какой-то хорошей работы, о которой мы давно мечтали. Возможно, сейчас самое время усыновить ребенка, поднять группу по изучению Библии в тюрьме для заключенных, ослабить поместные связи, чтобы переехать за границу, начать серьезно относиться к евангелизации.

Радикалу не нужно ждать, пока жизнь вернется к «нормальному состоянию». Помните, что то, что мы называем «нормальной жизнью», на самом деле – это жизнь на краю пропасти, почти не отличающаяся от жизни, которую многие из нас представляют. Некоторые христиане с сердцами, полными мудрости, посвятили свои дни доставке свежих продуктов соседям – совершенно бесплатно. Другие воспитывают детей из семей, в которых процветает домашнее насилие. Третьи оставили спокойную жизнь на пенсии, чтобы вернуться в отделение интенсивной терапии, где они служат больным и умирающим.

Жизнь слишком коротка, а вечность слишком длинна, чтобы не погрузиться в нечто больше, рискованное и наполненное потенциалом прославить Христа.

Радикальные обыкновенности

Но жизнь еще и слишком коротка, а вечность слишком длинна, чтобы не замечать обычные моменты каждого дня. Так исчисление наших дней не только приводит к тому, что обычные люди предпримут определенные радикальные шаги, но и к тому, что мы будем делать обычные вещи радикально. Наш труд не должен быть великим, чтобы считаться трудом «в Господе». Наименьшее действие, совершенное через Христа и для Христа, ни в коем случае не потеряет своей награды (Матфея 10:42).

Далее в том же обращении Льюис говорит: «Работа Бетховена и работа уборщицы становятся духовными в равной степени, когда их приносят и посвящают Богу, делают смиренно ‘как для Господа’». (55-56). Большая часть нашего труда в Господе будет иметь разнообразие уборщицы: маленькие, необходимые акты служения, которые соответствуют призваниям, данным нам Богом, и каждый из которых посвящен Богу с верой.

Мы будем готовить еду для членов наших семей; писать письма друзьям; поддерживать отношения, пока закрыты церкви и благословлять детей перед сном (послушание, о котором забывают, в моменты, о которых забывают, в местах, о которых забывают). Забываем мы, но не Бог. «Зная, что каждый получит от Господа по мере добра, которое он сделал» (Ефесянам 6:8). С Богом даже самый маленький поступок, совершенный в Господе, может оставить отпечаток, который длится дольше, чем само небо.

Вечность в настоящем

В несравненной благодати, Бог дает нам достоинство утвердить труд наших рук. Он берет эти «пригоршни тумана» (как их называет Дэвид Гибсон) и создает нечто, недоступное для любого вируса или бедствия. Но только если мы живем в свете вечности. И это начинается с нашей сегодняшней жизни в свете вечности.

Исчисление наших дней начинается с исчисления этого дня, сегодня: эти неповторимые, данные Богом 24 часа, наполненные разными возможностями трудиться в Господе. Мы еще не обрели сердце мудрое, пока вечность не придавит наше настоящее, научив нас жить сегодня в свете вечности. Не имеет большого значения, какую работу нам предстоит проделать сегодня – радикальную или обычную, приятную или горькую. Важно то, делаем ли мы это в Господе.

Если ответ положительный, тогда сам Бог утвердит работу наших слабых и умирающих рук. Да, Он Сам утвердит труд наших рук.

Автор – Скотт Хаббард / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Оксана Бёрнс для ieshua.org

Последнее: 8.08 (Украина). Спасибо!