Равноправие мужчин и женщин, феминизм — что говорит Писание?

Равноправие мужчин и женщин, феминизм — что говорит Писание?

Вопрос следующий: Борис Саулович, какое ваше отношение к равноправию мужчин и женщин, и к феминизму?

Я думаю, что в некоторых отношениях иудаизм Второго Храма обеспечил женщинам такие права, которых не было у большинства окружающих народов. В частности, знаменитые брачные контракты, которые обязательно должны были составляться...

Речь о ктубе?

Ктуба, да, и которые обязательно учитывали интересы жены — это нечто особенное. Если мы читаем Тору, то даже в самых древних основаниях библейской веры есть целый ряд заповедей, которые обеспечивают права женщин. В общем-то, для большинства языческих народов это был нонсенс.

Но вера Нового Завета (которая изначально была чисто еврейской и уже потом распространилась на тех язычников, которые пришли к Богу Израиля) была ещё одним шагом вперёд в достижении если не полного равноправия, то равноправия женщин с мужчинами во многих областях.

И если мы читаем, например, 7-ю главу Первого Послания Коринфянам, то видим там потрясающую декларацию равных прав мужчины и женщины друг на друга в браке и одинаковых обязанностей, одинаковой ответственности, в том числе при таком форс-мажоре, как развод. Я думаю, что это просто удивительная духовная декларация, которая дала жёнам совершенно особые, уникальные права.

И даже если мы сейчас рассмотрим ситуацию в различных течениях ортодоксального иудаизма, то мы увидим, что там только мужчина имеет право инициировать развод. То есть, на самом деле, женщина может обращаться к своему мужу при каких-то особенных обстоятельствах. Женщина может просить, например, раввина поговорить с мужем, но женщина не имеет права развестись с мужем, что бы там ни происходило. А мужчина может. Причём совершенно не обязательно, что он должен иметь для этого серьёзнейшие причины.

Мы знаем ситуацию во многих христианских деноминациях, и мы понимаем, что в этом отношении Новый Завет дал равные права мужчине и женщине, при том, что мужчина остаётся главой семьи. И конечно, это ограничение — здравое, разумное библейское ограничение — оно реально балансирует и даёт возможность в новозаветних общинах и церквах сохранить этот здравый срединный подход к правам мужчин и женщин, к их взаимным обязанностям и положению в общине. Когда мы рассматриваем возможности для женщины проявлять себя в новозаветней общине, очень опасно вырывать из контекста некоторые места Писания и, основываясь на них, строить теории, которые привели к жёстким ограничениям служения женщин...

Например, можно ли женщине проповедовать с кафедры?

Да. Яркий пример: «Жена в общине да молчит». Очень хорошо. Но если мы не понимаем, о чём здесь идёт речь, мы можем придать этому постановлению абсолютный характер и запутаться. Потому что в этом же послании есть чёткие указания на тот порядок, в котором женщина может пророчествовать для всей общины. То есть, понятно совершенно, что она в этом случае будет не просто говорить, она будет выступать рупором Божьим, к которому должны прислушаться все, включая руководство общины. Это один из примеров, я не буду приводить другие.

Таким образом, очень важно, чтобы мы понимали, насколько серьёзно сам Господь в Новом Завете расширил права женщин внутри семьи и в Божьей общине. Но у Бога не бывает так, что расширяются права, а ответственность остаётся прежней или, тем более, сужается. Поэтому как раз в связи с этим ответственность женщины и в семье, и в общине тоже становится существенно большей. Теперь вопрос: как женщина будет относиться к этому? Насколько женщина готова понести эту расширенную ответственность, большую ответственность? Насколько она готова, настолько она и может пользоваться своими правами. Точно так же, как и мужчина. Права, власть — они даются соответственно ответственности.

Поэтому если мы говорим о феминизме, который в принципе настаивает на том, что женщина лучше мужчины; что вообще всё, что есть у мужчин, должно быть у женщин; и что всё, что есть у женщин, может и должно быть у мужчин — то это, конечно, искривление Божьего образца и попытка отмены той изначальной разницы, которая была, есть и будет в значении мужчины и женщины, роли мужчины и женщины, служения мужчины и женщины, ответственности мужчины и женщины в этой земной жизни.

Я думаю, что феминизм — это такое искажение, которое где-то, если так можно экзегетически взять, смыкается с теорией замещения Церковью Израиля. Может быть, это у кого-то вызовет удивление, но в принципе, скажем, христианский феминизм (есть и такая разновидность) основывается на том же месте Писания: «Нет уже ни Еллина, ни Иудея, ни мужчины, ни женщины». И вот, вопреки фактам, вопреки реальности, некоторые утверждают, что вообще теперь нет абсолютно никакой разницы между мужчиной и женщиной; что абсолютно всё, что может делать мужчина, может делать и женщина; и даже призывают женщину захотеть делать абсолютно всё, что делают мужчины, настаивая чуть ли не на буквальном прочтении вырванного из контекста места Писания.

Точно так же, как более классическая теология и экзегетика игнорировала целый ряд мест Писания и контекст этого места Писания, и утверждала, что всё — теперь абсолютно никакой разницы нету между Еллином и Иудеем (то есть, между язычником и природным евреем), вообще ни в чём абсолютно. И точно так же, как в истории Церкви это тотальное равенство абсолютно во всех отношениях, — тотальная безразличная, можно сказать, одинаковость во всех отношениях, — с течением времени привела как раз к тому, что верующих язычников стали считать лучшими, чем верующие иудеи. То есть, верующие в Иисуса Христа евреи стали считаться во многих традиционных церквах верующими второго сорта. Это очень сильно прослеживалось в истории католических церквей ряда стран, в истории некоторых православных церквей. Мы знаем, например, что для того, чтобы в Испании тот или иной правоверный католик мог занять какой-то пост, ему нужно было доказать что, в четырёх его поколениях не было евреев. А в отношении, скажем, Русской Православной Церкви, я не буду далеко ходить, а приведу одну из самых распространённых в своё время народных русских пословиц: «Жид крещённый — что вор прощённый».

И вот точно таким же типологическим образом феминизм стал доказывать, что женщины лучше мужчин: сначала полное равенство, а затем женщины лучше мужчин. Мы знаем, к каким крайностям это сейчас приводит, даже не буду описывать.

Подписывайтесь на наш канал в Youtube

Пожертвовать

Последнее: 26.05. Спасибо!