Четыре лжи, удерживающие нас от молитвы

Четыре лжи, удерживающие нас от молитвы

Зачастую, приближаясь к моменту, когда нужно отложить всё и встать на молитву, я придумываю хотя бы один предлог (чаще же их бывает несколько), чтобы заняться чем-то другим.

Некоторые из них звучат правдоподобно: «мне нужно выспаться» или «мне столько ещё нужно сделать». Другие же менее обоснованы: «интересно, кто выиграл в этот раз?» или «мне действительно нужно проверить электронную почту». Я учусь предполагать их вторжение, когда приходит время для молитвы. А также я учусь называть эти предлоги их подлинным именем: ложь.

Конечно же, эти предлоги не всегда являются ложью. К примеру, сон является неотъемлемой частью жизни, и, лёжа на подушке, мы можем чтить Бога точно так же, как если бы стояли на коленях (Пс. 126:1-2). Но если они регулярно воруют время, которое мы планировали провести в молитве, то становятся ложью – удобными уловками, удерживающими нас от умерщвляющего плоть, расстраивающего планы ада, прославляющего Бога труда молитвы.

Если бы мы могли сорвать маску с этих ложных утверждений и заглянуть им в лицо, то увидели бы, что доверять им не следует. Давайте же рассмотрим четыре лжи, скрывающиеся за нашей слабой молитвенной жизнью, и то, как Господь Иисус разоблачает каждую из них.

«У меня нет времени для молитвы»

Изо всех лживых утверждений, удерживающих нас от того, чтобы встать на колени, это хитроумное заявление зачастую выглядит наиболее правдоподобным. «У меня нет времени» звучит как простой факт, как вопрос математической необходимости. «Все двадцать четыре часа в сутках у меня уже заняты, – думаем мы, – пусть молитва подождёт до завтра».

Но не так мыслил наш Спаситель. Однажды, когда Он исцелил прокажённого человека, Его обступили жители Галилеи. До этого они уже шумно требовали возможности быть ближе к Нему (Лк. 5:1). Но теперь, «тем более распространялась молва о Нём, и великое множество народа стекалось к Нему слушать и врачеваться у Него от болезней своих» (Лк. 5:15). Он успешно выполнял Свою миссию. Толпы стекались, и не только для того, чтобы получить исцеление, но также и чтобы «слушать» Его. Конечно же, в такую пору, когда Его служение необычайно востребовано, будет вполне оправданным, если Иисус пропустит молитву ради того, чтобы учить этих потерянных овец?

Далее мы читаем: «но Он уходил в пустынные места и молился» (Лк. 5:16). Отнюдь не те голоса, что звучали громче всего в течение дня, определяли расписание Иисуса. Он никогда не обманывался, как это постоянно делаем мы, мыслью, что это или то важное дело должно занять место личного общения с Его Отцом.

Те, кто намерены посвятить себя молитве, должны, подобно Иисусу, приготовиться к тому, чтобы сказать «нет» десяткам других второсортных возможностей (хотя бы в настоящее время). Те, кто в таком послушании следуют за Иисусом, сменяют самонадеянность зависимостью от нашего Отца, поверхностную занятость – подлинной продуктивностью, тиранию насущных потребностей – руководством Духа.

«Молитва не стоит затраченных усилий»

Мало кто из христиан осмелится высказать вслух эту ложь. Но сколь многие из нас избегают молитвенного уединения из-за собственного убеждения, что молитва попросту не стоит затраченных усилий? Возможно, мы пытались сосредоточенно молиться в течение продолжительного времени, но в итоге обнаружили, что наш разум слишком склонен отвлекаться, наша воля слишком слаба, а ответы слишком незначительны, чтобы подвигать нас на нечто большее.

Но в этой лжи заключена лишь часть истины, ведь молитва, как и предупреждал нас Иисус, предполагает упорный труд. Говоря Своим ученикам, что нужно «всегда молиться и не унывать» (Лк. 18:1), Иисус предполагал, что они будут молиться изредка и испытают искушение впасть в уныние. Как в случае вдовы из притчи Иисуса (Лк. 18:1-8), для настоящей молитвы необходимы периоды прошения без получения, искания без обретения и стука в дверь, которая, как нам кажется, забаррикадирована изнутри (Мф. 7:7).

Однако, наряду с этим, Иисус разоблачает ложность утверждения, что мы напрасно прилагаем такие усилия. На смену всякому искреннему, преданному прошению приходит получение ответа, всякое искание ведёт к обретению, и всякий стук открывает дверь, за которой находится обилие надежды, которая уже не будет отсрочена (Мф. 7:8). Наш Отец знает, как воздать «благом» за наши молитвенные усилия (Мф. 7:11). И лучшее из этих благ заключается в ещё большем явлении Его благости. Итак, если молитва даёт нам более глубокое представление о Его славе, то каждый миг, когда мы мобилизуем внимание, отказываем своей плоти и склоняем головы, стоит этого.

В те дни, когда кажется, что наши молитвы уходят в никуда, мы хорошо сделаем, если вспомним совет Клайва Льюиса: «выполняя «религиозные обязанности», мы роем каналы в пустыне, чтобы воде, когда она появится, было где течь» («Размышления о псалмах»). В некоторые дни, молясь, мы просто роем и ждём дождя. А в другие дни мы пьём. Но без рытья каналов пить будет нечего.

«Сегодня я справлюсь и без молитвы»

Как и в предыдущем случае, лишь немногие христиане (если вообще найдутся таковые) согласятся заявить это во всеуслышание. И тем не менее, многие из нас всё же находят сотни возможностей высказать это без слов. К примеру, если у меня вошло в привычку начинать день на полный желудок, будучи в курсе всех новостей и как следует выспавшись, но при этом без молитвы, то тем самым я говорю: «Мне не обойтись без завтрака, информации или полноценного восьмичасового отдыха, но без молитвы я сегодня обойдусь».

Сила этой лжи отчасти подтверждается опытом. Ведь многие из нас проживали день без молитвы, не приведя свою жизнь к краху. Возможно, некоторые из нас даже обнаружили, что мы можем на удивление хорошо справляться с жизнью и без молитвы: мы можем получать зарплату, воспитывать детей и добиваться успеха, лишь бросая в сторону Бога мимолётные взгляды.

Под влиянием этого прагматизма, мы забываем важные слова нашего Господа: «кто пребывает во Мне, и Я в нём, тот приносит много плода; ибо без Меня не можете делать ничего» (Ин. 15:5). Без молитвенной зависимости от Иисуса (Ин. 15:7) мы не можем ничего: ничего, что прославило бы Бога, ничего, что осталось бы нерушимым на протяжении вечности. Результаты наших усилий, не сопровождающихся молитвой, на самом деле могут быть на что-то похожи, и даже выглядеть впечатляюще, но в Божиих глазах они равны духовному нулю. Мы выстраиваем хоромы на тонущем корабле.

Если цель наша состоит в том, чтобы преуспеть в мире, который «проходит» (1 Ин. 2:17), тогда, конечно, мы можем справиться сегодня и без молитвы. Но если наша цель – сделать нечто такое, что почтит Божье имя, чему будут рукоплескать ангелы, отголоски чего будут звучать на протяжении вечности, то молитва необходима нам, как дыхание.

«Бог не слышит меня, когда я молюсь»

Прежде, чем разоблачить эту ложь, вспомним о том, что нераскаянный грех действительно не даёт Богу услышать наши молитвы. Как говорит псалмопевец: «если бы я видел беззаконие в сердце моём, то не услышал бы меня Господь» (Пс. 65:18). В этом случае, слова «Бог меня не слышит» являются не ложью, но суровой правдой. Однако, к счастью, это можно исправить посредством покаяния.

Тем не менее, многие из нас не ощущают Божьего присутствия в молитве потому лишь, что мы – святые, находящиеся в состоянии боевой готовности, удручаемые изнутри плотью, а извне – бесами. И в этих обстоятельствах мы слишком легко забываем, почему, среди всех людей именно у нас, христиан, есть привилегия говорить Богу: «Ты слышишь молитву» (Пс. 64:3). И почему же у нас есть эта привилегия? Потому что, как говорит Иисус Своим ученикам в эпоху Нового Завета: «будете просить во имя Моё» (Ин. 16:26).

Если бы мы в одиночку стучались в небесные двери, прося, чтобы нас услышали ради нашего собственного имени, наших собственных заслуг, то у нас были бы все основания сомневаться в том, что Бог услышит нас и отворит. Но мы молимся не во имя своё. Мы молимся во имя Иисуса, Того, Кого Отец нежно любит, и Кто пришёл в мир именно для того, чтобы привести нас к Отцу (Ин. 16:27;17:3,6). Если мы пребываем в Нём, то звук нашего голоса не далее от Отца, чем Его Сын, сидящий одесную Его (Ин. 16:28; Евр. 4:14-16).

Правда, иногда нам может казаться, что Бог бесконечно далёк от нас, что Он устранился от наших стенаний. И в таком забвении мы можем находиться месяцами или даже годами, а искуситель будет нашёптывать, что наш Отец навсегда закрыл уши, чтобы не слышать нас. Но даже и тогда мы можем сказать вместе с пророком Михеем: «а я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня» (Мих. 7:7).

Всякая ложь отступает перед этими четырьмя удивительными словами: «Бог мой услышит меня». Если Сам Бог откроет уши к нашим просьбам, подставит плечо под нашу ношу и обратит Свой лучезарный лик к нашей хвале, то никакая преграда не помешает нам приблизиться к Нему. Дела, заботы и желание самодостаточности по-прежнему могут предлагать нам поступить иначе. Но мы будем знать, как отвечать: «мой Бог – Бог славный, удовлетворяющий мои нужды, несущий моё бремя, – Он услышит меня. И я молюсь».

Автор – Скотт Хаббард / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Ольга Крикун для ieshua.org

Последнее: 07.09 (Украина). Спасибо!