Ожидая одного лишь Бога: как отчаяние учит нас доверию

Ожидая одного лишь Бога: как отчаяние учит нас доверию

Когда мы оказываемся в обстоятельствах, где Бог остаётся нашей единственной реальной надеждой, этот опыт можно назвать милостивым даром. Но сказать это мне отнюдь нелегко. Так как почти всегда такой опыт приближает нас к отчаянию. Некое внешнее обстоятельство или внутренний кризис приводят нас к такому положению дел, когда все прочие отрады и надежды исчезают или подводят нас. В такие моменты мы остро ощущаем собственную слабость и уязвимость, и обычно желаем и умоляем Бога об избавлении.

Но именно в эти периоды выковывается твёрдая вера. И обычно, оглядываясь назад, мы видим, что те самые переживания (когда мы обнаруживали, что Бог – наша единственная настоящая опора, что единственная наша подлинная надежда – в Нём) оказывались одними из наиболее сладостных в нашей жизни. И тогда мы называем их милостью Божьей.

Ожидая только Бога

Когда Давид написал Псалом 61, он переживал пору отчаяния.

Только в Боге успокаивается душа моя: от Него спасение моё. Только Он — твердыня моя, спасение моё, убежище моё: не поколеблюсь более (Пс. 61:2-3).

На протяжении всей своей жизни Давид множество раз оказывался в отчаянных обстоятельствах. Он жил в жестокое время и выдерживал чудовищное давление. Большую часть своей взрослой жизни он прожил под угрозой смерти, нависшей над ним, словно тень. Много лет он скрывался, спасаясь бегством от паранойи царя Саула. Много лет он выводил войска против агрессивно настроенных враждебных народов и защищался от шпионажа. Но, что хуже всего, на протяжении многих лет ему приходилось с болью наблюдать, как верные друзья (Пс. 54:14-15) и даже сын (2 Цар. 15:10) обращаются в коварных врагов, которые наслаждаются его страданиями и покушаются на его жизнь.

Но с самого начала Давид возложил свою надежду на Господа (Пс. 39:5). Он отказался поднять руку на Саула, которого Бог помазал на царство (1 Цар. 24:6). Он искал Божьего водительства, когда пришло время начинать войну (2 Цар. 5:19). А когда против него злоумышляли и бесчестили его, он не брал дело возмездия в свои руки (2 Цар. 16:5-14). Он во всеуслышание заявлял, что доверяет Богу. Следовательно, в том, как он поведёт себя, на кону стояло Божье имя. Если отмщение принадлежит Богу (Втор. 32:35), то он должен уповать на Бога, могущего защитить и оправдать его, и не пытаться добиться всего этого самостоятельно.

И что же Бог сделал для Давида? Он допустил множество ситуаций, в которых Давиду приходилось называть Господа своим единственным упованием, своей единственной опорой, своим единственным источником спасения. Он принудил Давида ожидать одного лишь Бога.

Давид поет Богу

Шатающаяся ограда

Но что же чувствовал Давид посреди этих отчаянных обстоятельств? Вот, как он описывает это в упомянутом выше псалме:

Сколько вы будете ещё нападать на человека, крушить его все вместе, словно наклонившуюся стену, шатающуюся ограду? Думают лишь о том, как свергнуть его с почётного места, и радуются лжи. Устами благословляют, а в сердце своём проклинают (Пс. 61:4-5, НРП).

Похоже, что у Давида не возникало чувство, будто вера его укрепляется. Он чувствовал себя бессильным, уязвимым и слабым. Он чувствовал себя старой каменной стеной, наклонившейся и готовой обрушиться. Он чувствовал себя покосившейся старой оградой, которую легко опрокинуть.

Именно так зачастую чувствуем себя и мы, когда учимся делать Бога своей единственной надеждой. Нередко испытания нашей веры, когда мы их проходим, кажутся нам тем, что несёт в себе угрозу для нашей веры. Любые несчастья, которые мы переживаем, кажутся нам непреодолимыми. И мы также чувствуем себя бессильными, уязвимыми и слабыми, словно и мы можем опрокинуться или обрушиться. Мы можем испытать искушение поддаться панике.

Так что же нам делать?

На Него надежда моя

Давид даёт нам ответ, предлагая некое поучение в Псалме 61. Он поучает свою встревоженную, бессильную, уязвимую и слабую душу (а также и наши души):

Только в Боге успокаивайся, душа моя! ибо на Него надежда моя. Только Он — твердыня моя и спасение моё, убежище моё: не поколеблюсь. В Боге спасение моё и слава моя; крепость силы моей и упование моё в Боге (Пс. 61:6-8).

Таким образом, Давид на свой лад выражает то же, что и сыны Кореевы в 41-м и в 42-м псалмах:

Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? Уповай на Бога, ибо я буду ещё славить Его, Спасителя моего и Бога моего (Пс. 41:12).

Давид призывает свою душу помнить о Боге – источнике её надежды. А именно о том, что Бог ему обещал. Опыт Давида действительно был уникален в том смысле, что Бог давал ему конкретные обещания, такие как обещание, что Давид станет царём Израиля (1 Цар. 16:13), и что он получит престол, который «устоит вовеки» для его потомков (2 Цар. 7:12-17).

Однако и все святые основывают своё упование на Бога на Его обещаниях. Ведь Божии обещания, – Его Слово, обращённое к нам, – это крепость, в которую мы убегаем, когда мы в страхе. Вот почему в другом месте Давид говорит следующее: «когда я в страхе, на Тебя я уповаю» (Пс. 55:4).

царь Давид играет на арфе

Моя крепость

Давид находил прибежище не только в обещаниях, которые Бог дал ему лично. Его прибежищем было также всё Божье Слово, открытое людям на тот момент. Вот почему в 18-м Псалме Давид говорил о каждом слове Божьего личного откровения как о наделённом силой подкреплять душу, веселить сердце, просвещать очи и вознаграждать тех, кто его соблюдает (Пс. 18:8-12).

Новозаветные верующие обнаруживают, что всё то же истинно и для них. Конечно, иногда Дух может высветить обещание, данное нам лично в трудный период жизни с тем, чтобы мы могли перенести. Но величайшая истина состоит в том, что «все обетования Божии в Нём [в Иисусе] “да”» (2 Кор. 1:20). Все Божии обещания являются прибежищем, крепостью, куда мы можем убежать, когда чувствуем себя бессильными, уязвимыми и слабыми. Вот несколько примеров:

  • Не оставлю тебя и не покину тебя (Евр. 13:5).
  • Мир оставляю вам, мир Мой даю вам; не так, как мир даёт, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается (Ин. 14:27).
  • Если пребудете во Мне, и слова Мои в вас пребудут, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам (Ин. 15:7).
  • Бог мой да восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему в славе, Христом Иисусом (Флп. 4:19).
  • Не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды? … Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам (Мф. 6:25,33).
  • Притом знаем, что любящим Бога, призванным по Его изволению, всё содействует ко благу (Рим. 8:28).
  • Бог же всякой благодати, призвавший нас в вечную славу Свою во Христе Иисусе, Сам, по кратковременном страдании вашем, да совершит вас, да утвердит, да укрепит, да соделает непоколебимыми (1 Пет. 5:10).
  • Се, Я с вами во все дни до скончания века (Мф. 28:20).

И сотни других. В пору отчаяния, когда нечто или некто угрожает нашему упованию, и мы чувствуем, что находимся на грани гибели, нам следует отвести свой взгляд от того, что нам грозит. Вместо этого, лучше посмотреть на Источник нашей надежды, говоря с Давидом: «в Боге спасение моё и слава моя; крепость силы моей и упование моё в Боге» (Пс. 61:8).

царь Давид молится

Надейтесь на Него во всякое время

Правда в том, что эти периоды отчаяния в действительности учат нас тому, что значит доверие. Они приучают нас к тому, чтобы на самом деле надеяться на Бога. Благодаря им, следующие слова Давида становятся для нас чем-то большим, чем просто словами:

Народ! надейтесь на Него во всякое время; изливайте пред Ним сердце ваше: Бог нам прибежище (Пс. 61:9).

Однако отчаяние не только наиболее эффективно приучает нас надеяться на Бога. Оно также является одним из лучших учителей в школе молитвы. Ничто так не подвигнет вас к тому, чтобы в горячей молитве изливать своё сердце перед Богом, как чувство, что всё находится под угрозой, как периоды, когда вы задаётесь вопросом, сможете ли вы пройти через всё это. Большинство людей не станут бежать в крепость до тех пор, пока не столкнутся с реальной опасностью, встающей на их пути.

Вот почему я сказал, что, когда мы оказываемся в обстоятельствах, где Бог остаётся нашей единственной реальной надеждой, этот опыт можно назвать милостивым даром. Но я также отметил, что сказать это мне отнюдь нелегко, ведь я знаком с подобными переживаниями. Они были наиболее трудной частью моей жизни. С одной стороны, я никому не пожелал бы подобного. Но другая, более мудрая часть меня желает этого всем.

Почему? – Потому что ничто в этом мире не сравнится со сладостным покоем, который испытывает наша душа, когда мы по-настоящему понимаем, что наша величайшая надежда исходит от Бога, что только Он является нашей твердыней и нашим убежищем, и на Него мы можем надеяться во всякое время. И всё, что помогает нам это осознать, оказывается великой милостью.

Автор – Джон Блум / © 2020 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод – Ольга Крикун для ieshua.org

Последнее: 23.10. Спасибо!